«Тусуйся за свое право бороться»

Реки алкоголя, секс-помощь и люди-бананы на главном фестивале лета

C. Tangana на сцене Ray Ban
Фото: Primavera Sound

В Барселоне прошел фестиваль Primavera Sound 2018, и, несмотря на то, что название переводится как весна, ведь лето в Европе начинается только с 23 июня, событие стало одним из самых ярких летних моментов. Что приготовили гостям организаторы — в материале «Ленты.ру».

Primavera — огромный по масштабу фестиваль, который проходит на территории Парка Форум на побережье Средиземного моря. Двенадцать сцен, из них три — на пляже, где до заката можно купаться в море и слушать диджей-сет с одной из площадок под специально выставленной на песок колонкой. В лайн-апе более 200 артистов, которые покрывают широкий жанровый диапазон на любой вкус, от инди-попа до хип-хопа и андеграундной электроники. Помимо парка, фестиваль распространился на городские клубы, где проходили первые выступления в будни, а в последний день в центре города прошла блок-пати.

В плане организации у создателей много чему можно поучиться — например, все площадки оборудовали для удобства передвижения на инвалидных колясках: в центре танцполов перед каждой сценой были специальные зоны на возвышении, куда пускали только людей с ограниченными возможностями; в рядах туалетных кабинок обязательно были расширенные, с пандусами и поручнями, а между дальними сценами регулярно курсировали шаттлы. Еще это один из немногих фестивалей, где вода бесплатная, что очень полезно на мероприятиях, где в основном пьют и танцуют, — в парке есть питьевые фонтанчики.

Фестиваль прошел под лозунгом «Борись за свое право тусоваться, тусуйся за свое право бороться» — неясно, были ли вдохновлены авторы рейв-протестом в Грузии, но на одной из сцен прошел шоукейс лейбла Giegling — с артистами, которые играли в Тбилиси в ночь рейдов и стояли за пультами перед парламентом на следующий день. А перед открытием организаторы объявили о политике нулевой терпимости к сексуальным домогательствам, и на территории парка появились стойки, куда можно было обратиться за помощью в случае приставаний.

Среди заявленных артистов много громких имен: Ник Кейв, Лорд, Arctic Monkeys, Бьорк, Tyler, the Creator, A$AP Rocky, и расписание было составлено таким образом, чтобы акты на двух главных сценах не пересекались между собой. В последний момент свое выступление на фестивале отменило опоздавшее на самолет хип-хоп-трио Migos, и на их место позвали грайм-артиста Скепту, которому лететь было ближе. Несмотря на то что его рейс задержали и к заявленному времени он не успел, его шоу, которое на следующий день закрыло фестиваль, стало одним из самых ярких. Он привез с собой из Лондона своего брата Jme и рэпера Suspect, и в какой-то момент на сцену вышел A$AP Rocky, только что отыгравший на этой же сцене под фейерверки, и исполнил со Скептой их совместный трек Praise The Lord (Da Shine).

Сам Скепта отмечал после в Twitter, что очень жалеет, что не успел посмотреть другие выступления — в частности, он выделил шоу американца Джона Мауса, который в течение часа бил себя по голове, трясся из стороны в сторону и размахивал волосами. «Видел фотографию Джона Мауса на сцене Primavera и не могу перестать хмуриться. Как, черт возьми, я мог пропустить такое?» — написал Скепта. Помимо Мауса, фрик-рок и лоу-фай представлял его друг Ариэль Пинк, который выступил дважды — оба раза в сопровождении старого рокера Дона Боллса, который в 1970-х играл в одной из первых панк-групп Лос-Анджелеса и теперь гастролирует с Пинком — оба раза в одной и той же футболке Call of Duty и оба раза заставляя публику завывать под свой кавер песни Baby Донни и Джо Эмерсонов.

Вообще, музыка на фестивале была под любое настроение — грустно посидеть на асфальте приходили под Cigarettes After Sex и Beach House, меланхолично покачаться — под вернувшихся на сцену Slowdive, потанцевать под техно — на пляж под резидента культового берлинского «Бергхайна» Марселя Деттманна, покричать строчки из рэп-текстов — под Tyler, the Creator и Винса Стейплса, сплясать сальсу — под сет Арки, который он щедро снабдил латинскими мотивами, а Thundercat обеспечил публику фанком. Fever Ray в футболке с надписью «Я люблю шведских девочек» щупала груди женщины в костюме бодибилдерши — через неделю она привезла это шоу в Москву.

Единственным русским именем — если не считать русского по происхождению Oneohtrix Point Never, урожденного Дэниеля Лопатина, — стала Яна Кедрина, она же Кедр Ливанский. Она играла в один из первых дней фестиваля в клубе и собрала полный зал — но этого мало, и надо надеяться, что на следующих фестивалях будет больше музыкантов из России.

Фестиваль проходил под стойкий запах травки и гогот тысяч пьяных англичан с литровыми стаканами пива — кто-то из них был в костюмах бананов или балетных пачках. Девушки обматывали головы гирляндами и обмазывались блестками, и многие к утру засыпали прямо на земле. «Итак, мы поехали на Primavera Sound, и все, что мы получили, — это Скепта, заменяющий Migos, Fever Ray, домогающаяся к бодибилдеру, и Бьорк, цитирующая Гауди. Еще я съела ужасающее количество ветчины, но подробности из милосердия излагать не буду», — подытожила события одна из пользовательниц сети.