Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

«Удар был страшный, машину смяло в гармошку»

После автокатастрофы Диану спасет только реконструкция черепа

Фото: Русфонд

Двенадцатилетняя Диана из города Зима Иркутской области уже полгода сама не ест, не пьет, не сидит без опоры, не ходит и не говорит. После страшной автокатастрофы девочка может только лежать, поднимать левую руку и кивать головой. Врачи обещают, что со временем Диана научится ходить и говорить. Сейчас же нужно восстановить часть черепа с глазницей с помощью специального имплантата. Он стоит дорого, родители девочки после аварии сами проходят реабилитацию и живут на крошечные выплаты по больничным. Кроме нас Диане помочь некому.

Это случилось 11 ноября

Последнее, что успела сказать маленькая сестренка Дианы — пятилетняя Ангелина: «Ой, какой снег! Красиво, как в раю!..» Через секунду машина, в которой ехала семья Ермаковых, лоб в лоб столкнулась с черным джипом, выскочившим на встречную полосу на огромной скорости. Удар был страшный. Машину Ермаковых смяло в гармошку, она вылетела в кювет, перевернулась и завалилась на бок. Посыпались осколки стекол…

Екатерина, мама девочек, смогла выбраться сама. В состоянии шока она кидалась к проезжающим мимо автомобилям и звала на помощь.

В разбитой машине остались ее муж, Ангелина и Диана. У мужа были сломаны руки и ноги, он не мог пошевелиться. Дети неподвижно сидели сзади: Ангелина в детском кресле, а Диана — пристегнутая ремнем безопасности. В руках она держала любимую игрушку — тряпичную куклу-подушку с ручками, ножками и глазками. Кукла вся была залита кровью.

После чудовищной аварии маму, папу и Диану отвезли на скорой в ближайшую районную больницу. А Ангелину отвезли в морг…

Во время аварии у Дианы особенно пострадала левая часть головы. В медицинской карте девочки записано: «открытая черепно-мозговая травма, ушиб головного мозга, перелом лобной кости с переходом на глазницу, открытый перелом нижней челюсти, травма шейного отдела позвоночника...».

Врачи говорили, что она не выживет или станет «овощем».

В районной больнице Диане сделали трепанацию черепа и удалили обломки лобной кости и верхнего края орбиты. Через трое суток ее на санитарном вертолете доставили в Иркутск, в детскую больницу. Здесь провели еще несколько операций — удалили безнадежно травмированный левый глаз, вставили в горло трахеостому, установили датчик, контролирующий внутричерепное давление.

После операции девочку подключили к аппарату искусственной вентиляции легких, кормили через зонд. Родителям врачи сказали, что она не выживет.

— Но я знала, что Диана выкарабкается, и молилась каждый день, – говорит Екатерина.

Ровно через месяц после аварии Диана вышла из комы. Когда она смогла дышать сама, врачи изменили прогноз: жить будет, но останется «овощем».

— А я все равно верила, что дочка меня узнает. Когда мы пришли с мужем к Диане, я спросила ее: «Где мама?» — она посмотрела на меня. «А где папа?» — и она взглянула на мужа.

В конце февраля Диану отправили в Иркутский областной хоспис. Здесь девочка пробыла два с половиной месяца — ей делали массаж, с ней занимались социальный педагог, реабилитолог и психолог.

Постепенно Диана смогла кивать головой, жестами отвечать на вопросы и глотать еду.

Месяц назад Диане подарили железную доску с магнитными буковками. И на днях девочка сложила слово «жаль».

«А потом мы с папой накопим деньги на искусственный глазик»

Родители Дианы проходят лечение в своем городе Зима. Два раза в месяц они приезжают навестить дочку в Иркутске.

— Каждый день мы общаемся с Дианой по скайпу, — говорит Екатерина. — Мы спрашиваем, а она нам кивает. Когда Диана впервые увидела на экране свое лицо после аварии, она расплакалась и выключила компьютер. Но потом мы сказали, что ей поставят на лоб специальный имплантат, а мы с папой накопим деньги на искусственный глазик — и она будет такая же, как до аварии.

Сейчас Диане необходима операция по восстановлению черепа. Ее проведут по госквоте. Но дефект очень большой, поэтому бесплатная титановая пластина ей не подходит. Врачи рекомендуют имплантат Custombone, который будет изготовлен специально для Дианы и со временем синтезируется в ее собственную костную ткань.

Диана очень ждет эту операцию, после которой она будет учиться сидеть, стоять и ходить.

— К тебе можно? — спрашиваю девочку.

Диана смотрит на меня одним глазом и поднимает пять пальцев — значит «можно».

— У тебя что-нибудь болит?

Поднимает два пальца. Это значит «нет».

– А чего ты хочешь больше всего? — спрашиваю ее напоследок.

Диана берет свои магнитные буквы и складывает слово «домой».

Заведующий отделением нейрохирургии Городской Ивано-Матренинской детской клинической больницы Андрей Ливадаров (Иркутск): «Диана остро нуждается в операции по реконструкции черепа. Мы установим девочке специальный имплантат Custombone, изготовленный индивидуально. Со временем имплантат заместится собственной костной тканью».

Стоимость имплантата 889 700 рублей.

Для тех, кто впервые знакомится с деятельностью Русфонда

Русфонд (Российский фонд помощи) создан осенью 1996 года как благотворительный журналистский проект. Письма о помощи мы размещаем на сайте rusfond.ru, в газетах «Коммерсантъ», интернет-газете «Лента.ру», эфире Первого канала, социальных сетях Facebook, «ВКонтакте» и «Одноклассники», а также в 170 печатных, телевизионных и интернет-СМИ в регионах России.

Всего частные лица и компании пожертвовали в Русфонд свыше 11,684 миллиардов рублей, на эти деньги возвращено здоровье более чем 20 тысячам детей. В 2018 году (на 21 июня) собрано 749 785 816 рублей, помощь получили 1140 детей. В 2017 году Русфонд вошел в реестр НКО – исполнителей общественно полезных услуг, получил благодарность Президента РФ за большой вклад в благотворительную деятельность и президентский грант на развитие Национального регистра доноров костного мозга.

Серьезная поддержка оказана сотням многодетных и приемных семей, взрослым инвалидам, а также детдомам, школам-интернатам и больницам России. Фонд организует акции помощи в дни национальных катастроф. Русфонд помог 118 семьям моряков АПЛ «Курск», 153 семьям пострадавших от взрывов в Москве и Волгодонске, 52 семьям погибших заложников «Норд-Оста», 100 семьям пострадавших в Беслане.

Фонд — лауреат национальной премии «Серебряный лучник», награжден памятным знаком «Милосердие» №1 Министерства труда и социального развития РФ за заслуги в развитии российской благотворительности. Руководитель Русфонда — Лев Амбиндер, член Совета при президенте РФ по развитию институтов гражданского общества и правам человека, лауреат премии «Медиаменеджер России» 2014 года в номинации «За социальную ответственность медиабизнеса».

Дополнительная информация о Русфонде и Отчет о пожертвованиях региональных бюро Русфонда.

Россия00:0215 октября
Паша Лапушкин

Стеклянный мальчик

Девятилетнего Пашу Лапушкина спасет срочная операция. Нужна ваша помощь