«Очередь за квартирами как в СССР»

История москвички, переехавшей в Швецию

Фото: предоставлено героем материала

Наталья — жительница Москвы, оставившая большую корпоративную карьеру ради семейной жизни на юге Швеции. Она живет в городе Свалев, который трудно найти на карте, в доме с садом и прудиком, работает над созданием собственной онлайн-школы по маркетингу и ведет блог в Telegram. В рамках цикла материалов о соотечественниках, перебравшихся за границу, «Лента.ру» публикует рассказ россиянки о жизни в Швеции.

Мы познакомились два с половиной года назад в Москве. Потом оказалось, что Хенрик живет недалеко от Копенгагена, куда я часто ездила по работе. До того как принять решение о переезде, я часто бывала в этой части Швеции и уже немного представляла, какая там жизнь.

Когда мы решили жить вместе, я как-то лучше видела себя в Швеции, чем Хенрика в Москве. Я маркетолог с международным опытом, а он работает в атомной промышленности, и это очень закрытая и специфическая индустрия. Поэтому к нему поехала я. Вместе с 14-летней дочкой Верой.

Как оказалось, у меня были довольно наивные представления о получении вида на жительство. Я думала, это должно быть быстро. Поженились, пришли с бумажкой в посольство, пять-десять дней — и получили документы. Но нет. Жениться оказалось вообще не обязательно, в Швеции признается как законный брак (зарегистрированный в мэрии или церкви), так и совместное проживание без регистрации. И при запросе вида на жительство это не играет никакой роли. Тут нужно просто терпение. Огромное, нечеловеческое терпение.

С момента подачи заявления до начала хоть каких-то действий со стороны посольства в моем случае прошел год. Все это время бумаги просто стояли в виртуальной очереди, и на все мои запросы отвечали: «Информации нет, с вами свяжутся, когда подойдет очередь». Через год нас с Верой вызвали на собеседование, примерно часик поспрашивали, сколько комнат в доме у Хенрика, где и кем он работает и почему он развелся, и уже через каких-то два месяца прислали заветный розовый пластик.

Я нашла в Facebook группу таких же «ожидальцев» со всего мира, и мы обменивались информацией, вели статистику сроков ожидания для наших стран и иногда просто психологически поддерживали друг друга. Ждать очень сложно, особенно в условиях неопределенности. В группе оказалось много людей, у которых ситуация была посложнее: одна девушка ждала собеседования, будучи в ЮАР (это часов десять полета): просто на выходные не полетишь, а отпусков столько тоже нет, да и денег тоже. Другой парень был из Штатов — такая разница во времени, что даже не пообщаешься нормально. Был и швед, который решил перевезти американскую жену и детишек на родину. Дети — шведы по документам, с ними все в порядке, а жене предлагается годок подождать в Америке, пока муж будет крутиться с тремя детьми. У меня, кстати, благодаря этому сообществу появилась новая подружка. Мы переехали примерно в одно и то же время, обе из Москвы, и продолжаем общаться, хотя живем довольно далеко друг от друга. Даже встречаемся раз в месяц в Гетеборге, который примерно на полпути друг к другу, чтобы выпить по бокалу розе.

Я ехала без иллюзий. Видела и хорошие, и плохие стороны жизни в Швеции и была к ним готова. Прежде всего, после Москвы мне очень нравится здешняя природа: 15 минут до моря на машине, еще 20 — до национального парка, такого мини-гранд-каньона. Юг Швеции — провинция Сконе — одно из самых красивых мест в стране. Как Прованс во Франции или Калифорния в Штатах. Шведы даже в отпуск сюда ездят. И повсюду чистый воздух и тишина, как будто ты попал на другую планету.

Очень бросается в глаза, что никто не гудит на дороге, не толкается в очереди, никто никуда не торопится. Очень спокойная энергетика у людей. Еще один плюс — бесплатное высшее образование. Даже я со всеми моими MBA посматриваю с интересом на одну инновационную программу по маркетингу.

У каких-то простых продуктов в обычном супермаркете совсем другой вкус. Очень высокие стандарты производства — все экологично и этично. На пакете молока можно почитать и про корову, и про фермера.

Но есть и те вещи, которые определенно не нравятся. К примеру, то, что здесь называют бесплатной медициной, а по факту — ее отсутствие. Запись к доктору общей практики производится за две-три недели. То есть если что-то заболело, записался и две недели ждешь встречи с терапевтом. Он уже направит к специалисту, если сочтет нужным, и то за это нужно заплатить около 10 евро. В принципе, в Москве за 25 евро я попадала к врачу в хорошей платной клинике в тот же день.

Школьная система меня просто пугает. В пятом классе еще нет оценок, в восьмом еще нет домашних заданий. Стресса тоже нет. Знаний, скорее всего, тоже. Но каким-то образом те, кто хотят, потом поступают куда хотят. Без репетиторов и блата.

Первые полгода я почти не соприкасалась со шведской действительностью, так как удаленно работала на московский офис. Поэтому почти весь день проводила в почте и на телефоне. Сейчас я начала понемногу интегрироваться. Пошла на бесплатные языковые курсы, учу язык, скоро буду сдавать на местные права. Пока больших сложностей не испытываю, но это во многом благодаря мужу, потому что всегда могу попросить его помочь разобраться в новых реалиях, оформить документы и прочее. Например, недавно я открывала свою компанию в Швеции (собираюсь и дальше заниматься маркетингом, но только теперь в качестве консультанта и бизнес-тренера), он помог со всеми документами и даже пообщался вместо меня с налоговой службой.

Мы живем в очень небольшом городке, поэтому за развлечениями ездим в города побольше — Копенгаген, Мальме, Лунд, Хельсингборг. Там есть театры, опера, музеи, рестораны, проходят разные интересные мероприятия. Например, скоро пойдем на концерт Дениса Мацуева. У нас в Свалеве есть только кафе, которое работает до 13.00 и специализируется на свежей выпечке, да пара пиццерий, куда в основном местные работяги ходят на ланч. Зато есть кинотеатр, несколько учебных заведений и библиотека, которая спасала меня зимой, когда нас замело, и во всем городе, кроме библиотеки, отрубился интернет.

Я помню, что раньше, когда я приезжала из Москвы, Копенгаген, а тем более Мальме казались очень маленькими и пустынными (я еще шутила с коллегами, что у меня ощущение, будто я — единственный выживший после ядерного удара). Зато теперь, после полей, ветряных мельниц и неба до гороизонта даже крошечный университетский Лунд кажется шумным и богатым на развлечения. Я не могу сказать, что мне скучно в моем уютном Свалеве, потому что в любой момент могу сесть в машину и через 30-40 минут быть в одном из городов поблизости, что по моим московским меркам примерно равно времени на поездку в центр.

Общественный транспорт работает исправно, хотя у поездов и электричек иногда бывают сбои. Народу в моей электричке в любое время дня примерно столько же, сколько в московском метро за 20 минут до закрытия, поезда дальнего следования тоже часто идут полупустые, в аэропорту редко бывает аншлаг, только под праздники и в школьные каникулы. Стоит транспорт, как, наверное, везде в Европе, недешево. 40 минут до аэропорта в электричке здесь стоят больше, чем такси из Шереметьева на Ленинский в Москве.

С жильем тут непросто. Сейчас в Швецию приехало очень много беженцев, государство выделяет им жилье, и на рынке недвижимости настоящий кризис, квартиру в городе найти трудно. На мой взгляд, лучше всего накопить первоначальный взнос и взять кредит на квартиру или на дом. Можно платить только процент банку и не выплачивать сам кредит. Получается гораздо дешевле, чем аренда, и все равно живешь на своей территории, даже если никогда не собираешься ее выкупить. Очень многие снимают квартиры, на них тут очередь — как в СССР, многолетняя. Но всегда можно переснять у собственника, хотя это не очень законно.

Когда я говорю, что из России, никакого особенного любопытства не наблюдаю. Обычно все представляют почему-то, что это где-то далеко. Удивляются, что лететь всего два часа. Водку нашу, конечно, знают. Еще Калашникова знают и Путина. А что в Москве больше людей, чем во всей Швеции, не знают и представить не могут. Но даже в моей деревне русскоязычные люди — это не экзотика (я человек десять знаю), может быть, они за меня отдуваются по медведям и балалайкам.

Я не могу сказать, что много общаюсь со шведами. В основном деловое общение плюс преподаватели в языковой школе и моя тренер по пилатесу, совершенно невероятная женщина. Еще родители Хенрика и несколько его друзей. Свои новые интересные знакомства у меня здесь складываются в русскоговорящей среде. Удивительно, но за полгода я обзавелась своим кругом и встречаюсь с ними гораздо чаще, чем Хенрик со своими друзьями и приятелями. Так много полезных советов получаю, контактов, идей, поддержки — просто бесценно. Еще активно общаюсь в экспатских сообществах: такие есть и в Мальме, и в Лунде, и в Хельсингборге. Там бывают лекции по всяким практическим вопросам (работа, учеба, свой бизнес, как разобраться в медицинской системе) и просто нетворк-мероприятия — экскурсии по городу, например. Все это бесплатно. Я уже выступала на одном из таких мероприятий, где рассказывала начинающим предпринимателям о важности построения личного бренда.

Хочется отдельно рассказать про стереотипы о местных жителях. Вот, например, шведский стол реально существует. На семейные праздники у нас на кухонном столе выставляются закуски и тарелки, каждый гость подходит, накладывает себе, что и сколько хочет, и идет за стол в гостиную. Здорово, потому что не надо привычно отбиваться от гостеприимства, чтобы потом все равно вставать из-за стола с мыслью «сейчас сдохну».

Мой основной стереотип был про «характер стойкий, нордический». Я вкладывала в это некоторую интровертность и отсутствие эмоций. Со временем я увидела, что окружающие меня шведы — общительные и веселые. Но это совсем другой характер общения, чем на русской кухне, конечно. Я даже не знаю, за кого мой муж будет голосовать на выборах. Он говорит: не хочу влиять на твой выбор.

Сама я привычно рву шаблоны шведов: не люблю водку и все время мерзну. Говорят: «Ну какая ты русская, у вас же там моро-о-о-озы». А еще я рву шаблоны русских. Большая часть считает, что я уехала в Швейцарию, остальные — что в Стокгольм. Очень удивляются, когда я говорю, что у нас почти нет снега и совсем не холодно зимой.

И еще о занимательном страноведении. Для шведов Балтийское море никакое не Балтийское. Оно Восточное. Лично я при упоминании Восточного моря представляю себе Азию: влажную жару, лианы и креветки в васаби. А это сосны, скалы, дюны и ледяная вода. Мы на майские выходные ездили на остров Готланд в Балтийском море — это такая родная Прибалтика, как будто ты где-то в Юрмале.

Я определенно собираюсь остаться в Швеции, а когда запущу бизнес и дочка поступит в университет, на зимовки иногда уезжать в теплые места. Я очень люблю Москву, здесь я выросла, здесь мои друзья и родители, много всего интересного происходит. Но мне хватает коротких поездок, чтобы набраться впечатлений, энергетики, со всеми пообщаться и заскучать по Швеции. Я заметила, что когда я говорю «хочу домой» — я имею в виду свой дом в Свалеве.

Больше историй о жизни россиян, переехавших в другие страны, — в сюжете «Русские за границей». Если вы хотите рассказать свою историю, отправляйте письма на электронный ящик life@lenta-co.ru.