Больше интересных новостей у нас во ВКонтакте
Новости партнеров

«Решена была и проблема комаров-кровососов»

Невероятная Арктика глазами советских инженеров 30-х годов

Фото: Владимир Савостьянов / ТАСС

До начала эпохи космических полетов предметом мечтаний советских школьников была Арктика. Это потом детвора будет грезить планетами, космосом, каждого второго назовут Юрой, а в первой половине ХХ века все надеялись покорить Арктику. На страницах журналов оживали удивительные города Заполярья, суровый северный край преображался и цвел благодаря многочисленным изобретениям. С разрешения издательства «Паулсен» «Лента.ру» публикует отрывок из книги «Арктика за гранью фантастики», в котором советские инженеры описывали светлое будущее Севера.

Полярград Владимира Рюмина

В 1930 году в журнале «Знание — сила» был опубликован рассказ «День в Полярграде». Его автор — Владимир Рюмин, инженер, педагог, одаренный беллетрист и популяризатор науки и техники, с 1926 года работавший вместе с Яковом Перельманом над серией «Занимательная наука». Он писал под псевдонимом Н.И. Мюр (фамилия, написанная в обратном порядке). В своем рассказе Рюмин описал полярный город будущего.

Действие происходит в 1942 году. Герой рассказа прилетает в город на дирижабле. Вспомним, что в начале 1930-х годов дирижаблестроение активно развивалось, планировались создание сети причальных мачт для этих воздушных судов и их широкое использование в транспортной инфраструктуре страны. Неудивительно, что планы развития дирижаблестроения отразились в произведении Рюмина. Итак, в городе, где оказался герой рассказа, несмотря на полярную ночь, было светло: «Город освещался свечением разреженного газа в герметически запаянных стеклянных шарах под влиянием мощного поля частопеременного тока».

Полярград имел концентрическую планировку, в его центре располагался авиапорт. Невысокие двухэтажные дома были сделаны из обработанного жидким стеклом биксилолита — древесины, растертой в муку и спрессованной в готовые панели. Стены были двойными, во внутреннем их пространстве циркулировал теплый воздух; подача тепла велась от городской теплоцентрали. В городе было много промышленных предприятий.

Н.И. Мюр пояснял, откуда в Полярграде, при отсутствии привычных видов топлива, берется энергия на силовой подстанции: «В котлах налит жидкий пентан, углеводород, добываемый из нефти, точка кипения которого лежит на 10 градусов ниже нуля. "Теплая" вода переводит пентан в газообразное состояние. Выводной трубой он направляется в закрытую со всех сторон турбину, а из нее в холодильник, наполненный льдом с солью, как в мороженицах. С водою пентан не смешивается, он опускается на дно конденсатора и оттуда возвращается самотеком в котел, где снова обращается в пар... Пентан не теряется, вода и лед ничего не стоят, соль — продукт дешевый, да и ее вымораживанием вновь извлекают из соляного раствора; словом, источник энергии почти даровой и безграничный». В будущем энергию хотели направить и на «электропрогрев почвы, так как горсовет решил обсадить улицы кедрами и соснами».

Решена была в городе и проблема комаров-кровососов, отравляющих в летний период жизнь в тундре. Молодой энтомолог Стравинский открыл бактерию, убивающую личинки комаров, но безвредную для человека. Ее поместили во все водоемы, и комары перестали размножаться. Подобным образом в советском государстве создавались и другие новые города за полярным кругом, в которых были все условия для жизни, работы и отдыха.

Сталинград-Полярный Зиги Маурина

Дадим слово начинающему писателю. В 1936 году в журнале «Юный натуралист» появился рассказ московского юнната Зигмунда (Зиги) Маурина об арктическом городе будущего, которому юный мечтатель дал название «Сталинград-Полярный». Рассказ о городе велся от первого лица, а время осуществления проекта отстояло от 1936 года примерно на 20 лет вперед.

Сталинград-Полярный в описании З. Маурина — крупный центр индустрии, сельского хозяйства и электроэнергетики. Проблема изменения климата решается за счет борьбы с вечной мерзлотой, которую растапливают либо химическим способом, либо с помощью пятикилометровых шахт, по которым подается тепловая энергия из глубин Земли. Часть мерзлоты при этом остается неизменной — для устройства гигантских холодильников. По мере уничтожения мерзлоты климат арктического побережья теплеет. Развиваются заполярное земледелие и туризм. При этом никаких радикальных перемен климата вроде «субтропиков в Заполярье» Зига Маурин не предполагал. В Северном Ледовитом океане по-прежнему есть плавучие льды, с которыми успешно справляются мощные электроледоколы. Именно с такого ледокола высаживается на Северном полюсе «специальная партия для изучения дрейфа льдов, а также и для гидрографических глубинных работ» — своеобразный прообраз реальной станции «Северный полюс», высаженной в следующем 1937 году с тяжелых самолетов (высадка станции СП-10 с атомного ледокола «Ленин» будет осуществлена в 1961 году).

Наиболее фантастичным в рассказе З. Маурина о Сталинграде-Полярном выглядит воздушный транспорт. Все основные перемещения людей и грузов происходят в стратосфере. После того как в 1942 году академик Ф. открыл способ беспроводной передачи электроэнергии, в мире Зиги Маурина отпала проблема зарядки аккумуляторов — они теперь находятся под землей, а электричество, для выработки которого используются мощные ветряные генераторы, просто подается в нужном объеме прямо на винтовые двигатели большого электростратоплана. Значение Севморпути сохраняется, и у пристани Сталинграда-Полярного разгружается очередной караван судов, пришедший из Владивостока.

«Полярный проект» З. Маурина отразил реальность 1930-х годов. Уже само название города — выразительный отпечаток эпохи. В полярном земледелии широко реализуются идеи Мичурина под знаменитым лозунгом «Мы не можем ждать милостей от природы». Лозунг высечен на каменной арке при входе в заполярный сад, то есть в будущем прекрасно существуют характерные советские архитектурные решения 1930-х годов. Город формируется вокруг крупного добывающего предприятия — свинцовоплавильного завода. Основание Сталинграда-Полярного происходит по сценарию, типичному для 1930-х годов прошлого века: пришел пароход, разогнал гудками диких уток и высадил исследователей с радиостанцией. Отразились в проекте и популярные в то время идеи об освоении стратосферы.

В этом же номере журнала по поводу идей З. Маурина высказался профессор С.Ю. Фрейман. Отметив, что Зига «мечтает реально», он усомнился в столь скором успехе полярного земледелия и высказал ряд мыслей о развитии северного пушного звероводства и морского промысла.

Арктика в 1950 году. Взгляд из 1937-го...

В 1937 году на страницах журнала «Техника — молодежи» была опубликована большая статья инженера А. Варшавского «1950 год в Арктике». В ней он предлагал читателям помечтать и представить Советский Север через полтора десятилетия. Картина получалась целостной, яркой. Арктика не пугала трудностями и неизведанностью, а позволяла жить и трудиться на благо Родины. К сожалению, об авторе публикации нам мало удалось узнать. Инженер Варшавский работал на железной дороге. В следующем 1938 году вышла еще одна его небольшая статья — «Аэродром в воздухе». Возможно, в том же 1938-м он был репрессирован.

Какой же в 1950 году А. Варшавский представлял Арктику?

«По Великому Северному морскому пути двигались мощные ледоколы и суда особого устройства, переползавшие ледовые поля. Большой флот торговых пароходов и теплоходов, множество шхун и катеров бороздили полярное море по всем направлениям. Даже подо льдом сообщение поддерживалось подводными лодками», — писал А. Варшавский. Таким образом, Северный морской путь стал действующей водной магистралью.

Существовали и средства сухопутного сообщения: «Тундру пересекали вездеходы, тракторы и специально приспособленные автомобили». В отношении воздушных трасс автор высказался очень кратко: «Широко развивались воздушные сообщения».

Необходимо было найти источники энергии для дальнейшего освоения региона. И они нашлись. Во-первых, на Севере научились использовать силу ветра, создав особые ветроустановки. Это были мощные ветростанции «в виде крыльчаток, вращающихся на общей стальной раме, укрепленной на высокой башне». Появился и совершенно новый тип ветроустановок: «Снаружи эти установки представляют собой высокую трубу большого диаметра, удерживаемую целой сетью растяжек. Никаких вращающихся частей снаружи нет. В верхней части трубы имеется кольцевая щель. С какой бы стороны ни дул ветер, он врывается в эту щель и выходит через верх трубы. Создается мощный поток воздуха, который увлекает за собой воздух, поступающий снизу трубы. Через трубу просасываются мощные воздушные потоки. Внизу, внутри трубы, вращается огромный вентилятор, сцепленный с вертикальным электрическим генератором. Это и есть, собственно говоря, сам ветродвигатель».

Во-вторых, были построены станции, работающие на подземной газификации угля. Уголь подвергали переработке на месте, под землей. Угольные шахты модифицировали: «Вся шахта превращается как бы в гигантский газогенератор... В пласте проделывают горизонтальную скважину, уголь поджигают и продувают сквозь него воздух. При этом уголь сгорает иначе, чем, например, в топках парового котла. Вместо углекислого газа, который получается в результате сгорания угля в топках, при подземной газификации получается горючий генераторный газ». Именно этот газ и становился источником так необходимой на Севере энергии, которую человек мог расходовать по своему усмотрению. Была создана целая система для хранения и преобразования данной энергии: «Из газохранилищ газовые трубы по поверхности земли входят в электростанцию. Здесь через регуляторы они подходят к газовым двигателям. С каждым быстроходным газовым двигателем при помощи муфт соединен генератор электрического тока. Генераторы подают электрическую энергию высокого напряжения в распределительное устройство, от которого расходятся линии к потребителям».

«Подземный пожар» приводил к тому, что таял слой вечной мерзлоты и появлялась теплая вода. Ее использовали в различных отраслях хозяйства: «Горячую воду откачивают мощными насосами, установленными в здании отсоса и очистки газа, и по закутанным в тепловую изоляцию трубам направляют для отопления помещений, в огромные теплицы, на строительные площадки, которые при помощи горячей воды освобождаются от вечной мерзлоты».

Еще одним источником получения энергии стали разнотемпературные установки. Здесь А. Варшавский напоминал читателям, что уже в 1937 году был сконструирован двигатель, работающий на разности температур. Развитие этого принципа позволило создать сеть разнотемпературных электростанций: «Устанавливались эти станции на Т-образном молу, глубоко вдающемся в морской залив. Такое расположение станции сокращает трубопроводы, связывающие рабочую жидкость разнотемпературной установки с водой моря... Чем крепче морозы, тем больше вырабатывают энергии эти станции, потому что больше разница температур, на которой основана их работа. А как раз в это время и требуется больше всего энергии для отопления жилищ, теплиц и других помещений». Так разнообразные виды энергии помогли людям создать порты, поселки, теплицы и сады в Арктике.