Новости партнеров

Съел и выжил

В Европе нашли новый способ борьбы с раком. Россияне не в курсе

Фото: trattieritratti / Shutterstock

Полмиллиона человек в России каждый год заболевают раком. К счастью, современные методы лечения помогают вернуться к нормальной жизни все большему числу пациентов, однако множество людей могут банально не пережить операцию из-за стремительной потери веса. Решить эту проблему взялась компания Nutricia Advanced Medical Nutrition. «Лента.ру» побывала в научно-исследовательском центре Nutricia в нидерландском Утрехте и лично познакомилась со специалистами, бросившими вызов смерти.

По данным соцопросов, более 90 процентов российских пациентов с онкологическими заболеваниями не могут нормально есть. Почти все больные жалуются на тошноту, более половины — на потерю аппетита, почти у 40 процентов возникают сложности с приемом обычной пищи. В результате более 70 процентов онкобольных теряют вес, что негативно сказывается и на эффективности лечения, и на последующей реабилитации.

Важность этого фактора недооценивается: лишь треть врачей и специалистов в мире обращают внимание на необходимость специального питания. В России цифры еще скромнее: о спецпитании пациентам рассказывают только 12 процентов онкологов. Эту ситуацию пытаются постепенно менять. Компания Nutricia Advanced Medical Nutrition, которая занимается разработкой продуктов специализированного лечебного питания для пациентов с различными заболеваниями, уже много лет сотрудничает с российскими врачами и фармацевтами.

В поисках силы

Потеря веса объясняется несколькими факторами. В первую очередь это, конечно, многочисленные побочные эффекты лучевой и химиотерапии. Пациенты страдают от тошноты, рвоты и диареи. Кроме того, в ходе лечения может развиться мукозит — воспаление слизистой оболочки рта, глотки и пищевода, отчего процесс принятия пищи становится очень болезненным.

При этом зачастую наблюдается и дисгевзия — вкусовые изменения, из-за которых аппетит также снижается. В то же время в организме человека с онкологическим заболеванием происходит и ряд метаболических изменений: в частности, существенно повышается расход белка и энергии, даже когда он пребывает в состоянии покоя, наблюдается аномальное производство гормонов, нейропептидов и так далее. Из-за подобных изменений человек начинает терять вес еще до начала лечения.

Как отмечает медицинский директор направления «Онкология» в Nutricia Берт ван Эйк, который 20 лет проработал онкологом, особая проблема, связанная со снижением веса пациента, — потеря в первую очередь мышечной массы. По его словам, с этим сталкиваются от 15 до 60 процентов больных. «В таких случаях можно говорить о снижении функционального состояния пациента. Кроме того, чем меньше мышечной массы у пациента, тем с более высокой токсичностью ему придется справляться при прохождении химио- или лучевой терапии. При этом самой опухоли требуется меньше времени, чтобы прогрессировать, — поясняет ван Эйк. — Не стоит забывать и о том, что сердце — это тоже мышца, и она тоже ослабевает. В результате пациент может умереть от остановки сердца, а не от рака».

Потеря веса в целом и мышечной массы в частности также приводит к увеличению постоперационных осложнений — примерно 35 процентов осложнений и даже летальных случаев связаны именно с истощением пациента. Более того, в некоторых случаях больному даже могут отказать в операции, если существуют сомнения в том, что он сможет ее пережить, учитывая его физическое состояние.

По словам медицинского советника российского подразделения Nutricia Advanced Medical Nutrition Елены Волковой, в прошлом тоже практикующего хирурга-онколога, глобальной статистики по числу отказов в операциях в России нет, но по частным наблюдениям с этим сталкиваются пять-семь процентов пациентов. «У нас есть данные одного доктора в Москве. По его наблюдениям, ему пришлось отказать в операции двум из сорока пациентов с опухолью головы и шеи, которых он наблюдал, потому что они не смогли восстановиться на фоне лечения. С опухолью пищевода где-то пяти из семидесяти мы отказывали в операции», — объясняет Волкова.

«Есть правило — по крайней мере, у нас в России такое правило есть: мы назначаем нутритивную поддержку, оставляем пациента минимум на 14 дней, потом он возвращается повторно на осмотр. Если мы видим, что потеря веса стабилизировалась, если нет дальнейшей потери и есть прибавка, то для нас это хороший прогностический признак, и тогда мы такого пациента можем продолжать дальше лечить. Если на фоне поддерживающей терапии мы все же отмечаем потерю веса, то либо мы должны полностью отказать в операции, либо мы должны сделать операцию в гораздо меньшем объеме, чем было запланировано. Но меньший объем ведет к ухудшению результатов», — рассказывает Елена.

Склонность к потере веса и мышечной массы формирует у онкобольных особые потребности в питании. В первую очередь речь идет об увеличении потребности в потреблении белка, так как у пациентов изменяется метаболизм и ускоряются процессы расщепления мышечного белка. Но белок участвует в поддержании иммунной системы человека, которая помогает ему перенести лечение и справиться с болезнью. «Европейская ассоциация клинического питания и метаболизма (ESPEN) рекомендует пациентам употреблять 1-1,5 грамма белка на один килограмм веса в день. Здоровым людям — 0,7 грамма на один килограмм веса. То есть, как вы видите, потребность в белке возрастает почти в два раза», — отмечает руководитель исследовательской программы компании в области онкологии Марион Журдан.

По ее словам, исследования показывают, что зачастую еще до начала лечения пациенты не получали достаточного количества питательных веществ. Во время химио- или лучевой терапии дефицит необходимых больному нутриентов значительно возрастает, и в этот момент человеку особенно нужна нутритивная поддержка. «Специализированное питание прописывается врачами и является неотъемлемой частью лечения», — подчеркивает Марион Журдан. При этом очень важно предложить пациенту различные форматы спецпитания, в зависимости от его нужд и особенностей, отмечает она: «Пациента можно кормить либо перорально, либо через зонд, либо внутривенно — в зависимости от его состояния, от того, может ли он глотать, от того, не мешает ли ему опухоль, может ли он переваривать пищу».

Например, важно, чтобы питание было достаточно жидким, так как продукт должен быть максимально простым для проглатывания. При этом многим пациентам сложно выпить большое количество, поэтому специалисты компании уделяют особое внимание компактности продукта. Важно, чтобы при небольшом объеме в нем содержалось необходимое количество питательных веществ. Так, в одной бутылочке содержатся белки для поддержания мышечной массы, углеводы, которые выступают источником энергии, жиры, которые способствуют усвоению витаминов, а также полный спектр микроэлементов, витаминов и минералов, необходимых для полноценного функционирования организма.

Как отмечают специалисты, начинать употреблять специализированное питание пациент может сразу после постановки диагноза. Никаких дополнительных анализов для этого сдавать не надо. «Для старта нутритивной поддержки требуются только те анализы, которые у нас стандартно входят в ОМС. Иногда требуются анализы для оценки динамики, эффективности, но для большинства пациентов с онкологическим заболеванием более чем достаточно того, что уже есть в момент диагностики, обследования и лечения, — поясняет Елена Волкова. — Естественно, бывают такие ситуации, когда надо сделать дополнительные анализы на специфичные белки, но это чаще встречается у пациентов в критическом состоянии, в реанимации, где важна скорость». Обычно же врачу достаточно осмотреть пациента и поговорить с ним, чтобы понять, какой продукт ему больше подойдет.

Мозговой центр

На территорию Утрехтского научного парка исследовательский центр Nutricia переехал в 2013 году. Аналогичный центр у компании есть в Сингапуре, плюс Nutricia активно сотрудничает с научно-исследовательскими центрами, университетами и медицинскими учреждениями в Китае, Бразилии, Великобритании и других странах. «Это здание довольно новое, оно было построено пять лет назад. Здесь у нас работает около 500 человек, которые занимаются разработкой специализированного и детского питания. Но расписание у всех довольно гибкое, многие также работают в университетах и госпиталях, которые находятся здесь же, в научном парке — достаточно перейти дорогу, и ты уже там», — рассказывает вице-президент Danone Nutricia Research Кристин М’Рини Пуэль.

По ее словам, около 30 процентов работающих в Утрехте сотрудников компании — доктора наук. Также в центре работают четыре профессора, преподающих в университете. «В среднем мы ежегодно проводим около 40 клинических исследований по всему миру, главная цель их — показать положительное влияние питания на лечение», — сообщает М’Рини Пуэль.

Сейчас компания ведет разработки по девяти основным направлениям. В частности, Nutricia производит питание для детей и взрослых, которые не способны переносить или усваивать необходимые питательные вещества из-за генетических метаболических нарушений или аллергии, например, на коровье молоко, для детей с различными нейрокогнитивными и мышечными нарушениями, страдающих неустойчивым ростом, а также для больных эпилепсией.

«Мы заботимся и о престарелых пациентах, у которых возникает проблема с поддержанием мышечной массы из-за возрастных изменений. Кроме того, мы разрабатываем питание для людей с дисфагией — проблемой проглатывания пищи и для пациентов, находящихся в отделении интенсивной терапии, которые не могут сами есть», — поясняет вице-президент Danone Nutricia Research.

Отдельное направление — производство специализированного питания для онкобольных. Все технологи, участвующие в создании будущего продукта, работают в исследовательском центре в Утрехте. Основная часть разработок проводится именно здесь, на пилотной площадке, которая располагается на первом этаже центра. Здесь происходит выбор ингредиентов и их обработка, а также создание вкуса продукта, которым занимается команда сенсорных исследований. Как отмечает Марион Журдан, разнообразие вкусов необходимо, чтобы у пациента был выбор.

«Представьте себя на месте онкопациента. Вы проходите лечение, вам врач говорит: "Вот вам специализированное питание, его надо три раза в день принимать". Вы следуете его указаниям, день за днем делаете то же самое. И вам в принципе уже надоедает это. Вы ведь даже сейчас, наверное, не едите каждый день одно и то же — вареное яйцо, например? Поэтому и пациентам очень важно предлагать выбор», — поясняет она.

По словам ученого, вследствие лучевой и химиотерапии и в зависимости от вида рака у пациентов меняется вкусовое восприятие: «Они постоянно ощущают вкус железа во рту, неприятное послевкусие, сладость воспринимается иначе. И это тоже важно учитывать при разработке продукта».

Вкусу в Nutricia действительно уделяют большое внимание. Образцы продуктов обязательно дегустируют пациенты из фокусной группы — для этого в центре выделены специальные залы и даже обустроены крошечные кабинки, в которых от восприятия ничто не отвлекает. Nutricia также сотрудничает с компанией HungerNdThirst, которая специализируется на немедикаментозном лечении сенсорных изменений у онкологических больных.

В результате этого сотрудничества, в частности, был реализован проект, благодаря которому технологи, работающие над созданием продуктов для больных, могли встать на место пациента и почувствовать те же ощущения, которые испытывают онкобольные при приеме пищи: для этого, например, разработали специальное печенье, которое вызывает жжение во рту, пощипывание языка и оставляет неприятный привкус.

По словам Берта ван Эйка, сегодня вопросу питания в ходе лечения онкологических заболеваний не уделяется должного внимания. «Да, ESPEN публикует свои рекомендации и распространяет их в Европе, России и Азии. Это обсуждается на медицинских конференциях, врачи учатся каждый день, но это не значит, что сейчас уже в каждом пособии по лечению онкопациентов написано, что питание важно. Этого по-прежнему нет, многие врачи в своей практике часто игнорируют данную тему, а пациенты ищут необходимую информацию в "Википедии". Конечно, это неправильно, но в наших силах этот пробел ликвидировать», — уверен Берт ван Эйк.

«Мы здесь для того, чтобы сформировать доверие к работникам здравоохранения. Нам очень важно подтвердить пользу наших продуктов, — добавляет Кристин М’Рини Пуэль. — Нам важно, чтобы в мире осознали, что значит питание для человека. Наш общий посыл: заботьтесь о своем питании, думайте о себе и о своих близких».

Мир00:0115 января
Встреча Владимира Путина и Дональда Трампа

«Отношениям уже некуда ухудшаться»

Американский эксперт о санкциях, репутации России и китайской угрозе