Новости партнеров

Ловушка дьявола

Епископ решил стать президентом Латвии. Ему помешала «рука Москвы»

Петерис Спрогис
Кадр: телесериал «Изгоняющий дьявола»

Латвия переживает очередной политический скандал. Оппозиционная партия «Согласие» под руководством мэра Риги Нила Ушакова в преддверии президентских выборов выдвинула своим кандидатом известного и уважаемого в стране человека — бывшего главу Латвийского союза баптистских общин, епископа Петериса Спрогиса. Однако не прошло и двух недель, как он был вынужден снять свою кандидатуру. Те, кто еще вчера ставили Спрогиса в пример всем прочим общественным деятелям, с тем же усердием принялись травить его и обвинять в связях с Москвой. «Лента.ру» разбиралась, как уважаемый епископ превратился в «агента Кремля».

Популярен и харизматичен

В ближайшее время в Латвии произойдут два события, которые определят будущее страны на ближайшие несколько лет: в октябре 2018-го состоятся парламентские выборы, в июне 2019-го — президентские. Среди тех, кто попытается пробиться на политический Олимп, будет и «Согласие» с его крупнейшей парламентской фракцией и стабильно высоким рейтингом.

Но в правящую коалицию «согласистов» год за годом не пускают — в партии состоит много русскоязычных, поэтому ее постоянно обвиняют в связях с Москвой. Лидер объединения Нил Ушаков всеми силами пытается избавиться от имиджа «пророссийского» политика — в прошлом году «Согласие» даже вышла из договора о сотрудничестве с «Единой Россией», зато активно ищет контакты с влиятельными американскими политиками.

Сотрудники латвийского «Центра расследовательской журналистики Re: Baltica» и американского портала Buzzfeed.com выяснили, что Ушаков нанял авторитетного политического консультанта Кристиана Ферри, который в недавнем прошлом работал с сенаторами США Джоном Маккейном и Линдси Грэмом.

В беседе с журналистами Ферри рассказал, что помогает мэру Риги с принятием стратегических решений, разработкой политической программы и анализом общественного мнения. После этого журналисты поинтересовались, не испытывает ли Ферри моральных неудобств при работе на «Согласие», которая совсем недавно «открыто выражала симпатию к российской внешней политике». В ответ консультант попенял журналистам на то, что те забыли, как мэр публично осудил происходящее на юго-востоке Украины и заявил, что считает Крым ее неотъемлемой частью.

А недавно «Согласие» представила список своих кандидатур на министерские посты — он демонстрирует явное стремление завоевать симпатии латышского этнического электората. В списке много людей с латышскими фамилиями и политиков, уже побывавших на министерских постах в составе других правящих партий. Наличие этих лиц как бы сигнализирует латышским партиям, что в «Согласие» — «свои», и с ними можно работать и договариваться.

Однако самым сильным ходом Кристиана Ферри стало приглашение кандидатом в президенты от «Согласия» епископа Петериса Спрогиса. Предполагалось, что это именно тот человек, который сумеет примирить русского и латышского избирателя. Кроме того, президента Спрогиса хорошо воспримут в США, союзнические отношения с которыми Латвия считает своим внешнеполитическим приоритетом.

Спрогис родился в Вентспилсе в 1973 году, в 16 лет принял крещение и вступил в городскую баптистскую общину. Теологическое образование и степень магистра он получал в семинарии Eastern Baptist в Филадельфии. За время учебы будущий епископ обзавелся полезными связями и знакомствами в США. С декабря 1996-го он служил проповедником в Рижской баптистской общине Святого Матфея, а в 2002 году его рукоположили в пасторы. Спустя четыре года по решению общего собрания Союза баптистских общин Латвии Спрогис получил титул епископа, став самым молодым главой этой организации. Спрогис трижды переизбирался на этот пост и 12 лет возглавлял латвийских баптистов — достаточно влиятельную в стране общину.

Спрогиса считали одним из самых уважаемых и харизматичных священников Латвии. В 2012 году его постигла тяжелая утрата: умерла его четырехлетняя дочь. После этого на молитвенном завтраке он произнес пылкую речь, заявив, что случившееся не пошатнуло его веру в Господа.

Епископ не раз высказывался и по политическим вопросам — причем он сразу занял примирительную позицию, стараясь погасить конфликты между латышской и русской общинами. Он критиковал полную «латышизацию» русских школ, осуждал коррупцию, свирепствующую в высших эшелонах власти, призывал политиков больше думать о защите интересов Латвии, а не о том, как получить хорошую должность в структурах Евросоюза. Все это позволило ему снискать уважение многих избирателей.

В кремлевской коляске

В мае 2018 года на ежегодном Конгрессе баптистских общин Латвии был избран новый епископ, и освободившемуся от своих обязанностей Спрогису вскоре предложили пойти в политику. Он согласился, даже не подозревая, каким испытанием станет для него попытка заняться политической деятельностью. Спрогис заявил о готовности не только баллотироваться в президенты в 2019-м, но и возглавить список «Согласия» от региона Видземе на ближайших парламентских выборах. Однако как только новость о выдвижении прозвучала публично, его мир, как позже говорил епископ, в одночасье рухнул. Это была не критика, началась настоящая травля — причем участвовали в ней и простые граждане, и известные люди.

«Я в шоке. Но "Согласие" поступило ах как мудро: себе рейтинги поднимут за счет популярности епископа Спрогиса. Ах, Петерис, Петерис…» — сокрушалась журналистка Элита Вейдемане.

«Петерис, которого я очень уважаю: почему вы разрушаете мою веру в хорошее?» — вопрошал историк Виктор Даболиньш.

«Так коварно. Жутко», — прокомментировала решение Спрогиса бывший парламентарий, доктор филологии Винета Пориня.

«Я многое видел, но не могу понять, какие высшие или, скорее, низшие силы заставили священника Спрогиса выбрать "Согласие"?» — удивлялся европарламентарий от Латвии Артис Пабрикс.

«Еще один кангар (персонаж латышского фольклора, олицетворяющий предательство — прим. «Ленты.ру»)», — прокомментировал парламентский секретарь министерства юстиции Янис Иесалниекс. И это лишь наиболее мягкие высказывания в адрес епископа, «продавшегося промосковской партии».

«Я стал предателем для многих латышей», — с горечью говорил тогда Спрогис. Епископ сделал публичную попытку объяснить свое решение: мол, то, что он баллотируется от «русской» партии, не означает отречения от национальных идеалов. «Неужели они думают, что меня можно купить? Я всегда считал и считаю, что Латвия была оккупирована. Я считаю, что только латышский язык должен быть языком независимой Латвии, — написал Спрогис. — Об этом знает не только "Согласие". В мире существуют разные взгляды и политические убеждения, однако это не мешает людям работать вместе. Именно разные взгляды на одни и те же вещи открывают новые возможности для диалога, который уже начат и, я надеюсь, даст хорошие результаты».

Епископ пообещал, что не отступит от своего решения баллотироваться на пост президента, но вызвал этим лишь новую порцию плевков и язвительных замечаний. Так, публицист Эгилс Лицитис заявил, что Спрогис угодил в ловушку, которую поставил епископу дьявол в лице прокремлевских сил. «Светлый, искренний, умный, добродушный человек. И внезапно оказался в кремлевской коляске "Согласия"! — не унималась журналистка Вейдемане. — Ощущение такое, как будто у тебя кто-то неожиданно умер. Все еще надеюсь, что он опомнится».

Видимо, последней каплей стало заявление баптистского сообщества: братья во Христе призвали отныне не ассоциировать Спрогиса с баптистами Латвии. Вскоре, в день своего 45-летия, Спрогис официально объявил, что отказывается от участия в выборах.

«Моей целью был, есть и будет поиск примирения в расколотом обществе Латвии, чтобы мы могли формировать единую страну, в которой все чувствуют себя в безопасности и не отверженными, — сказал епископ в официальном заявлении. — Для того чтобы это произошло, мы должны научиться прощать, научиться уважать опыт и мнение друг друга, а не жить в абсурдной уверенности, что "только я знаю все лучше всех". К сожалению, с этим у нас по-прежнему трудно».

«Он мог изменить Латвию»

Лидер «Согласия» Нил Ушаков считает, что случай со Спрогисом стал показательным. «Это сигнал нынешней правящей элиты каждому, кто решил посягнуть на ее гегемонию: "Не лезь! Мы тебя сломаем"», — говорил политик.

Экс-министр экономики Латвии Вячеслав Домбровский, выдвинутый «Согласием» в премьер-министры, также считает, что против Спрогиса была развернута организованная кампания, причем ее жертвой стал не только он сам, но и его семья, которая имела неосторожность поддержать епископа. «В этой ситуации Петерис поступил как достойный человек, в первую очередь решив защитить от нападок свою семью, — рассказал Домбровский. — Мы понимаем и уважаем его решение». А парламентарий Янис Урбанович, сожалея о решении Спрогиса, добавил, что за ним наверняка пошла бы часть латышей, и на новом посту он мог изменить Латвию.

Свое сожаление по поводу крайне неудачного старта политической карьеры Спрогиса выразил его коллега, пастор Латвийской евангелическо-лютеранской церкви, настоятель русской лютеранской общины Богоявления в Риге Павел Левушкан. Он считает, что епископа затравили и сломали. «Такое вот у нас общество, — написал пастор в своем Facebook. — Мало еще у нас толерантности и принятия другого мнения. Ну и раскол между общинами эта история продемонстрировала очень ярко». Левушкан считает, что Латвии нужны личности масштаба Мартина Лютера Кинга — только они способны преодолеть барьеры межнациональной неприязни.

С одной стороны, реакция консервативной части латвийского общества вполне объяснима. Авторитетный человек, уважаемый в стране религиозный и общественный деятель, истинный латыш, наконец, вдруг вступает в политический союз с «русской» партией, которой давно и накрепко пришили ярлык пророссийской.

Однако местный публицист Марис Краутманис обращает внимание на то, что в 2007 году то же «Согласие» выдвигало кандидатом в президенты Айвара Эндзиньша — латыша, уважаемого в стране юриста, бывшего председателя Конституционного суда. Эндзиньш не стал президентом, но его выдвижение тогда не вызвало и десятой доли той критики, что досталась Спрогису. Очевидно, за это время многое изменилось — по крайней мере за последние четыре года градус антироссийской риторики заметно повысился. Все, что так или иначе связано с русским или российским, воспринимается теперь не иначе как прокремлевское. А всякий, кого хоть как-то можно заподозрить в симпатиях к русским, становится «предателем» и «агентом Кремля».

Выдвижение епископа было эффектным шагом, но, по мнению Краутманиса, американские специалисты просто не приняли в расчет те мифы и кошмары, страх и ненависть, которые формируют латышский менталитет. Американцы и представить не могли, какой капкан они готовят Спрогису.

Но если приглядеться к истории епископа внимательнее, станет понятно, что эта травля — еще и знак крайнего неуважения к русским гражданам Латвии. Они так же, как латыши, платят налоги и связывают с этой страной свое будущее. При этом раз за разом им дают понять, что они — «прокремлевская пятая колонна» и ничего, кроме предательства, от них не ждут. И если им заявляют, что партия, за которую они голосуют, никогда не войдет в состав правительства, людям ничего не остается, как сесть у себя дома перед телевизором и убедиться, что кремлевская пропаганда не так уж и неправа.