Новости партнеров

Лица нежелательной ориентации

Газманов, Кадыров, Бастрыкин. Кому и за что запрещают въезд в Прибалтику

Олег Газманов
Фото: Алексей Филиппов / РИА Новости

В последние месяцы между Россией и странами Прибалтики вновь обострилась война черных списков. Перечень персон нон-грата пополнился общественными деятелями, артистами, журналистами и даже бывшими главами государств. Первой еще в 2003 году нанесла удар Латвия, а затем к составлению стоп-листов присоединились и ее прибалтийские соседи. Понятно, что ответные действия российской стороны не заставили себя долго ждать. С тех пор списки нежелательных персон пополняются регулярно. «Лента.ру» выяснила, кто и за что в них попадает и чем это грозит.

«Апологеты империализма»

Сейчас в стоп-листах Латвии, Литвы и Эстонии числится несколько тысяч человек — преимущественно россияне. Подобная практика в отношениях РФ и прибалтийских стран существует уже давно, но СМИ редко обращались к этой теме, так как в черные списки не попадали известные личности — за редким исключением. Так, например, в 2003-м году Латвия запретила въезд Иосифу Кобзону. Официальная причина — «угроза государственной безопасности и общественному порядку». Через какое-то время запрет сняли, но потом известный певец и депутат снова оказался среди нежелательных персон. Правда, уже по другой причине. А в 2011-м в список невъездных попал еще один известный россиянин — бывший мэр Москвы Юрий Лужков. Он пытался обжаловать решение латвийского МВД, но суд оставил запрет в силе.

О черных списках заговорили в июле 2014-го, на фоне украинских событий. Тогда латыши запретили въезд таким «апологетам кремлевского империализма», как Иосиф Кобзон, Олег Газманов и Валерия. Все трое должны были приехать в Юрмалу на фестиваль «Новая волна», но министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкевич заявил, что эти певцы «своими действиями способствовали развалу территориальной целостности и суверенитета Украины». После этого организаторы «Новой волны» решили перенести фестиваль в Сочи.

Несколькими месяцами позже в список невъездных Латвия добавила актеров Михаила Пореченкова и Ивана Охлобыстина. Последний собирался посетить Ригу с «Духовными беседами», но его обвинили в том, что он разжигает ненависть к геям. Ранее Охлобыстин неоднократно выражал негативное отношение к представителям ЛГБТ-сообщества, причем делал это публично и в весьма резких выражениях. Позже ему запретили въезд и в Эстонию.

В декабре 2015 года прямо на границе запрет на въезд Латвию с формулировкой «угроза безопасности» получил писатель, телеведущий канала «Культура», автор цикла программ «Кто мы?» Феликс Разумовский. Обескураженный Разумовский мог лишь предположить, что это решение связано с тем, что несколькими месяцами ранее он уже побывал в Риге и выступал перед русскоязычной аудиторией. В числе прочего он изложил свое видение роли России в судьбе Латвии. По его мнению, Россия, к которой в начале XVIII века отошла Прибалтика, «вытянула ее из-под катка немецкой колонизации».

Курьезная история произошла в том же 2015 году с ансамблем Российской армии имени Александрова, которому запретили въезд Латвия и Литва, сославшись на «геополитическую ситуацию». Эстония запрет не поддержала, а представитель МВД Тоомас Викс тогда заявил, что Таллин не собирается в этом вопросе следовать примеру Латвии и Литвы: «Эстония достаточно сильна, чтобы не воевать с песнями, — это часть свободы слова». Но позже эстонцы передумали, обнаружив действительно вескую причину. «Согласно закону о государственной обороне, членам иностранных вооруженных сил во время выполнения официальных заданий можно находиться на территории Эстонии только с разрешения главы Минобороны», — сообщили в ведомстве, отметив, что министр никаких распоряжений на сей счет не давал.

Артисты и пропагандисты

Олег Газманов, которому запрещен въезд в Латвию, недавно пожаловался в прессе, что из-за черного списка не может посетить свою квартиру в Юрмале. Более того, он даже не может выписать доверенность на то, чтобы продать ее или сдать в аренду. «Замкнутый круг! Не знаю, что делать в связи с этим и к кому обращаться», — сетует певец. К слову, в 2016 году ему запретили въезд еще и в Литву. МИД этой страны обвинил Газманова в «разжигании неприязни и демонстрации неуважения к нашей истории». Недовольство литовцев вызвала песня «Я рожден в Советском Союзе», которую певец исполнил во время концерта в Вильнюсе. А точнее, слова: «Украина и Крым, Беларусь и Молдова — это моя страна. Сахалин и Камчатка, Уральские горы — это моя страна. Красноярский край, Сибирь и Поволжье, Казахстан и Кавказ, и Прибалтика тоже...»

Когда он в очередной раз прилетел в Литву, его «развернули» в Вильнюсском аэропорту. Газманов не скрывал раздражения — и в первую очередь тем, что ему заранее не сообщили о внесении в черный список. «Прилетел — и "от ворот поворот". Получается дополнительное моральное воздействие! Подлейшая система», — жаловался исполнитель в своем Instagram в ожидании обратного рейса.

Можно сказать, что в Литве питают особую «любовь» к российским поп-исполнителям. Так, несколько месяцев назад литовский парламентарий Лауринас Кащюнас предложил внести в список невъездных Филиппа Киркорова. Кащюнасу не понравились слова, сказанные певцом 18 марта в здании посольства России в Литве. Киркоров приехал с концертами и в день президентских выборов явился в посольство проголосовать. Там он заявил: «Я нахожусь за границей. В то же время я нахожусь на территории, которая когда-то называлась Советский Союз. Я за сильного президента, за сильную Россию. Я голосовал за свою красивую страну, которая никогда и никому не желала ничего плохого и никогда ни на кого первой не нападала». После этого бывший министр обороны Литвы Раса Юкнявичене назвала Киркорова «инструментом путинской пропаганды». Попал ли он в черный список, Киркоров сможет узнать, когда в следующий раз соберется в Литву с гастролями.

А в октябре 2016-го министр внутренних дел Латвии Рихард Козловскис включил в список иностранцев, которым запрещены въезд и пребывание в стране, актера Дмитрия Певцова, сделав это «на основании заключения компетентных правоохранительных органов». Певцов собирался приехать в Ригу с новым спектаклем, но рижане его так и не увидели.

Как ни странно, среди артистического сообщества в стоп-листе оказался протодиакон Андрей Кураев. Он прилетел в Латвию для участия в философской дискуссии «Поговорим о душе», но не продвинулся дальше аэропорта. Кураев предположил, что ему запретили въезд в связи с тем, что в 2014 году он назвал тогдашнего президента Латвии Андриса Берзиньша «не вполне зрелым политиком». Еще одной причиной, по которой протодиакона не пустили в Латвию, могла стать публичная критика латвийских активистов Рериховского движения. «Я назвал их сектой, и они написали письмо в МИД Латвии с требованием более не пускать меня в страну», — пояснил Кураев. Официальную причину отказа ему так и не сообщили.

Впрочем, с этого года помимо артистов в черных списках появятся российские чиновники и представители правоохранительных органов. Латвия, Литва и Эстония приняли так называемые «законы Магнитского» и с этого года запретили въезд «иностранцам, связанным с коррупцией, отмыванием денег и нарушением прав человека», — это примерно полсотни россиян. Уже известно, что среди них — глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин, заместитель главы СК генерал-майор Олег Логунов, депутат Госдумы от ЛДПР Андрей Луговой, судьи Елена Сташина, Алексей Криворучко, Светлана Ухналева, Сергей Подопригоров, руководство московской налоговой инспекции, чиновники различных ведомств и прочие лица. Попал в стоп-лист и глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров.

Список за список

В ответ на прибалтийские списки Россия составила свой. В октябре 2014 года российский МИД за Газманова, Кобзона и Валерию запретил въезд директору латвийского Бюро по защите конституции Янису Майзитису, депутату Сейма Андрею Юдину и театральному режиссеру Алвису Херманису. Херманис известен среди прочего своими постановками русской классики, по произведениям Шукшина, Пушкина, Гончарова и одновременно — крайне жесткими высказываниями в адрес российских властей.

Весной 2015 года въезд в РФ был запрещен лидеру главной латвийской правящей партии «Единство» Солвите Аболтине и депутатам Европарламента от этой страны Инесе Вайдере, Артису Пабриксу, Сандре Калниете и Роберту Зиле — все они отметились большим количеством жестких заявлений в отношении российского государства. В марте того же года Калниете прилетела в Москву для участия в похоронах Бориса Немцова, но дальше аэропорта ее не пустили. За несколько дней до этого она написала в своем Facebook: «Безумие ненависти, охватившее Россию, настолько же опасно, как то, что охватило немцев во времена Гитлера». По словам евродепутата, пограничник держал у себя ее паспорт до объявления посадки на обратный рейс в Брюссель. «Он дал мне паспорт в руки, и в тот момент я впервые ощутила, что приближаюсь к свободе», — жаловалась Калниете.

В августе 2017 года Россия запретила въезд латышскому продюсеру Юрису Миллерсу. «Никогда не нарушал законов этой страны. Неужели Россия оценила мою профессиональную деятельность и занесла в этот список как ответ на включение Иосифа Кобзона в черный список Латвии?» — недоумевал Миллерс. Официальных заявлений от российских властей не было, но есть предположение, что в черный список он попал за постановку в Латвии мюзикла «Цукурс. Герберт Цукурс», посвященного знаменитому латышскому летчику. Проблема в том, что во время Второй мировой войны Цукурс участвовал в массовых расправах над евреями в составе нацистских карательных подразделений.

В апреле Россия внесла в свой стоп-лист и литовских политиков: среди них оказались мэр Вильнюса Римигиюс Шимашюс, депутаты Сейма Витаутас Бакас, Лауринас Кащюнас, Раса Юкнявичене, публицисты Римвидас Валатка и Андрюс Тапинас. В список попал также парламентарий Эмануэлис Зингерис, докладчик ПАСЕ по расследованию убийства Бориса Немцова, один из авторов литовского «списка Магнитского». Не обошел российский МИД вниманием и депутата Сейма Линаса Бальсиса, заявлявшего, что РФ не имеет прав на Калининградскую область.

Литовцы, попавшие в список, тут же стали заявлять, что считают за честь тот факт, что «российский тоталитарный режим» так оценил их деятельность. А эстонский общественный деятель Евгений Криштафович, также попавший в список, устроил сеанс троллинга российского посольства на Facebook, попросив выдать ему «официальное удостоверение русофоба», чтобы повесить его на стену.

Однако главным фигурантом списка стал, без сомнения, экс-президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес, также известный своим критическим отношением к восточному соседу. Совсем недавно он, находясь на Украине, заявил, что «Россия может атаковать Эстонию, но вскоре она может потерять даже Омск и Томск, не говоря уже о Петербурге». Узнав о том, что попал в черный список, Ильвес выразил радость от того, что соседствует с такими людьми, как сенатор Маккейн и бывший посол США в России Майкл Макфол.

Некоторые российские фигуранты черных списков тоже весьма скептически отнеслись к запрету посещать прибалтийские страны. Главным образом те, кто, как и бывший президент Эстонии, никогда не испытывали желания и необходимости посещать «запретную» страну. Например, Рамзан Кадыров в свойственной ему ироничной манере написал в Telegram, что места себе не находит, так сильно переживает из-за невозможности поехать в Латвию. И верховая езда его не успокаивает, и тренировки не в радость...