Новости партнеров

Втянулись

Почему женщины и мужчины так любят обтягивающие вещи

Фото: Matt Cowan / Getty Images

Облегающие «велосипедки» из хлопка вырвиглазных цветов «в стиле Кардашьян» в июле 2018 года побили рекорды популярности товаров на Amazon. При этом еще сорок лет назад подобный предмет одежды можно было увидеть только на спортивной площадке, а полвека назад и вовсе воспринимался только в качестве нижнего белья. «Лента.ру» проследила историю одежды в обтяжку.

Только для мальчиков

Долгое время не только облегающие, но и вообще брюки были почти исключительно уделом мужчин. Этот вид одежды появился в северных широтах, у кочевников-скотоводов, которые много времени проводили на открытом воздухе верхом на лошади. У таких народов брюки носили даже женщины, ведь им приходилось разделять образ жизни мужчин. Однако для соблюдения приличий и скромности женщинам полагалось надевать поверх штанов (как правило, это были широкие шаровары) просторную рубаху, надежно прикрывающую бедра и ягодицы.

В Европе мужчинам не возбранялось носить облегающие брюки даже в Средние века, а в эпоху Возрождения такие штаны считались необходимой деталью гардероба — например, у итальянских франтов. Их сочетали с пышными куртками, стянутыми в талии ремнем или широким поясом, и башмаками с длинными острыми носками, иногда загнутыми вверх или даже закрученными наподобие спирали. На Руси в допетровские времена были приняты широкие мужские штаны, или, как они назывались по-русски, порты. Дворяне и приближенные аристократов заправляли их в сапоги, мужчины из непривилегированных слоев населения носили порты с онучами и лаптями. Поверх портов надевали широкую длинную рубаху навыпуск, перетянутую пояском.

В Новое время, в XVIII столетии, европейские, а следом за ними и выдрессированные Петром I русские аристократы подчеркивали стройность своих бедер и голеней довольно плотно облегающими бриджами и чулками. Эта мода продержалась до конца наполеоновских войн. Постепенно мужские брюки сделались более просторными и свободными. С середины XIX века узкие штаны носить стало попросту неприлично.

Европейские женщины, в свою очередь, не могли носить брюки на протяжении почти всей христианской истории континента. В Средние века переодевание в мужскую одежду (а брюки однозначно считались таковой) воспринималось как преступление, смертный грех, за который могли сжечь на костре (например, мужская одежда была одним из пунктов обвинения в адрес Жанны д'Арк на суде инквизиции).

Женщины из привилегированных слоев носили многослойные юбки, которые у девочек допубертатного возраста могли открывать ноги ниже колен, а у взрослых девушек и дам должны были закрывать даже верх обуви. Штаны допускались только как панталоны — нижнее белье, тщательно скрытое под юбками, причем они были очень широкими и с особым разрезом для естественных нужд. Крестьянки обходились и вовсе без панталон: они носили длинные рубахи, поверх которых в Европе надевали облегающий корсаж и юбку, а в России — длиннополый сарафан.

Единственным моментом послабления этого строгого правила были карнавалы (у православных — святочные и масленичные гулянья), когда женщины могли шутки ради наряжаться мужчинами: считалось, что таким образом добрые христиане дурачат злого духа, то есть дьявола. С особой охотой пользовались этим послаблением в галантную барочную эпоху: так, российская императрица Екатерина II обожала демонстрировать подданным стройность своих ног и позволяла себе надевать мужскую версию гвардейского мундира не только на карнавал, но и на смотры войск.

Право на брюки женщины завоевали в битвах, накалом не уступающих битвам за избирательное право и высшее образование. В сущности, эти процессы шли одновременно. Суфражистки приезжали на свои митинги на велосипедах, надев пышные «спортивные» панталоны из той же ткани, из которой шились платья, демонстративно собирались и сидели в кафе в купальных костюмах.

После Первой мировой войны, влияние которой на моду достойно рассмотрения в нескольких докторских диссертациях, женщины в буквальном смысле «распустились»: они перестали носить туго стянутые корсеты, а чуть позже, с легкой руки французского модельера Габриэль Шанель, совершенно нормальным стало надевать на отдыхе брюки. Но брюки тех первых, революционных для женской моды лет все еще были очень широкими. Модель, введенная в моду кинозвездой Марлен Дитрих, вообще напоминала длинную струящуюся юбку.

Мужчины тоже носили широкие брюки. В 1950-е годы корсеты и широченные мужские штаны пережили свой ренессанс, лебединую песнь: на подходе уже была сексуальная революция, которая позволила мужчинам и женщинам одеваться одинаково — например, носить джинсы и облегающие джемперы — и открыто провоцировать одеждой.

Как водится, пионерами и пионерками провокации стали знаменитости — музыканты и кинозвезды. Мэрилин Монро позировала фотографам и снималась в кино в обтягивающих брючках и узких джинсах, Бриджит Бардо носила узкие топы с открытыми плечами, а звезды французской новой волны в начале 1970-х ввели в моду джемпер-водолазку, подчеркивающую грудь.

Но главным двигателем «облегающей моды» на Западе стали, конечно, самые эпатажные из всех селебритиз — рок- и панк-музыканты и поп-звезды. Элвис страстно стискивал микрофон, выходя на сцену в облегающих брюках и батнике, а позже рокеры и панки надевали буквально средневековые трико с прорезями, сколотыми булавками, с блестками и яркими пятнами краски, броскими принтами и прочими привлекающими внимание деталями. Особенно этим отличались Дэвид Боуи и группа Kiss, чей сценический имидж был едва ли не важнее творческой составляющей их работы.

От спорта к сексу

Но все же по-настоящему модной — то есть предельно широко распространенной — обтягивающую одежду сделал спорт. В 1970-е годы мешковатые спортивные костюмы из шерстяного и хлочатобумажного джерси стали сменяться одеждой из высокотехнологичной синтетики, благо ее стала массово производить текстильная промышленность. Такая одежда не только была удобнее в смысле аэродинамических качеств и лучшей поддержки мышц, но и выглядела очень сексуально — почти как купальник, но ее можно было надевать не только на пляж, но и на пробежку или в тренажерный зал.

Первыми в облегающую одежду переоделись гимнасты, затем профессионалы и любители других видов спорта — от велосипедных гонок (неслучайно короткие облегающие спортивные штаны называются «велосипедками») до тяжелой и легкой атлетики. Но подлинное признание лосинам, легинсам и прочим облегающим штанам принесла аэробика — самое модное направление женского, как теперь говорят, фитнеса 1980-х годов.

Особенностью аэробики было то, что она изначально была «гламурным» видом физкультуры. Ее придумали для женщин, соблазняли на занятия ею музыкальным сопровождением и обилием танцевальных движений, при этом особой физической подготовки и специальной тренированности для этих занятий не требовалось. Звездным тренером по аэробике была Джейн Фонда, которая в 1979 году открыла первую студию в Беверли-Хиллз. Надо сказать, что в СССР быстро сориентировались: уже в 1984 году на советском экране появилась с первым комплексом аэробики (и в обтягивающих легинсах) знаменитая фигуристка Наталья Линичук.

Яркие, блестящие, обтягивающие легинсы для аэробики так нравились женщинам (и на женщинах — мужчинам), что быстро покинули спортивные залы. Их стали носить на дискотеки (что может быть естественней — танцы диско напоминали движения аэробики), на прогулки, в кино, а потом и на работу. Певица Мадонна, всю карьеру привычно эпатирующая публику, в конце 1980-х вышла на сцену в настоящих спортивных «велосипедках» Nike.

Мода 1980-х, впрочем, все же не была совершенно отвязно-бескомпромиссной, и носить легинсы как есть, выставляя на всеобщее обозрение обтянутые ягодицы, было не принято: сверху надевали блейзер или джемпер с акцентом на плечи. Всесоюзная, а потом всероссийская примадонна — певица Алла Пугачева — носила легинсы с полупрозрачными туниками, нисколько не стыдясь своих внушительных к началу 1990-х годов габаритов. В наши дни можно, не слишком эпатируя публику, пройтись по торговому центру в ярко-розовых легинсах и открывающем живот кроп-топе. Про ночные клубы и концерты нечего и говорить.

Свой вклад в популяризацию облегающей одежды внесла и садомазо-эстетика. Ее легальный полюс — латексный наряд Женщины-Кошки из комиксов компании DC Comics и фильма по ним, нелегальный — закрытые клубы для взрослых. В наши дни в платьях и комбинезонах, выглядящих так, словно тело облили резиной или накрасили лаком для ногтей, появляются на публике не только эпатажные эстрадные дивы вроде Леди Гаги и Ники Минаж, но и молоденькие модели и старлетки. И делают они это не только на эстраде, но и на красных дорожках фестивалей и даже в повседневной жизни.

Впрочем, первенство по популярности обтянутых легинсами и «велосипедками» ягодиц в социальных сетях принадлежит Ким Кардашьян — недаром даже модель-бестселлер Amazon проходила именно под грифом «в стиле Ким». Кардашьян носит не только легинсы, но и супероблегающие платья. «Платья-резинки», или бандажные платья, моделирующие фигуру, ввел в моду в середине 1980-х модельер Эрве Леру, партнер Карла Лагерфельда и основатель модного дома Hervé Léger. Позже эти платья претерпели множество соблазнительных модификаций, в том числе и латексную версию, которую активно популяризирует Кардашьян.

Современная спортивная мода незаметно и плавно перетекает в городскую и обратно. Во многом это, как и сто лет назад, заслуга и выбор феминисток, ратующих за свободу и удобство в ежедневной одежде. Но, как часто это бывает не только в моде, но и во всех явлениях человеческой жизни, слишком хорошо — тоже плохо: в чрезмерно облегающих платьях с глубокими декольте не расслабишься.

Ценности00:0314 октября

Ел как мужик

Водка на завтрак и редька в обед. Чем питался Петр I, пока строил империю
Ценности00:02 4 октября
Софи Лорен

Свободные связи

Самые желанные и богатые женщины эпохи сексуальной революции