Новости партнеров

«Мне сейчас нельзя умирать»

Семилетнего ребенка спасет трансплантация костного мозга

Фото: Русфонд

Друзья! Вот уже два с половиной года вы помогаете спасать детей. Благодаря вам удалось вернуть жизнь более чем пятидесяти тяжело больным малышам. Возможно, это лучшее, что мы с вами сделали за это время. Случай, который сегодня представляет «Лента.ру» в совместном с Русфондом благотворительном проекте, уникален. У семилетнего сирийского мальчика Юсифа Юсифа рак крови. Помочь ему взялась доктор Лиза, но она погибла. Полтора года ребенка лечили химиотерапией, возможности которой уже практически исчерпаны. Теперь Юсифа спасет только пересадка костного мозга, взятого от донора — его родного брата. Оба сейчас в Петербурге, куда их вместе с отцом доставили российские военные. Вот история Юсифа и его семьи.

Юсиф родился в сирийской деревне Кхейте. Когда ему было два месяца, началась война. В дом, где жила семья мальчика — мама, папа и двое малышей, — попал снаряд.

— Первый снаряд угодил в соседский дом, оставил от него дымящиеся руины, — вспоминает Муайад, отец Юсифа. — Второй разорвался еще ближе, из-за этого у нас вылетали все стекла, а третий снаряд вообще разрушил полдома.

Муайад с беременной женой и двумя маленькими сыновьями чудом остались живы — успели укрыться от обстрела. Район окружили террористы. Не стало самого необходимого: еды, воды, электричества. От голода семью спасал небольшой огород, несколько кур и овец.

— Ничего, война скоро кончится, — успокаивал Муайад жену и малышей. — И тогда мы восстановим и дом, и нашу деревню. Надо потерпеть.

Но война не кончалась.

Самым радостным событием в жизни Юсифа был день, когда папа подарил ему футбольный мяч. Юсиф не выпускал его из рук ни на минуту. Местные мальчишки предлагали ему обменять мяч на целую горсть патронов, но Юсиф отказался. Каждый день он выносил мяч на улицу, играл в футбол, а перед сном протирал его чистой тряпкой и укладывал рядом с собой.

Через год все изменилось.

Юсиф отдал футбольный мяч старшему брату Надалю.
— Не могу больше играть, — сказал мальчик. — Мяч такой тяжелый, мне трудно за ним бегать.

Юсифа было не узнать. Активный и жизнерадостный прежде, он вдруг стал безразличным, сильно похудел.

— Я повез сына в больницу в соседний город Тартус, — рассказывает Муайад. — Там провели обследование. Врач сказал, что у Юсифа рак крови. Ему было тогда четыре года.

Где лечить мальчика? Большинство больниц в стране разрушено, лекарств нет. Единственно возможным вариантом оказалась университетская клиника Тишрин в соседней провинции Латакии. Туда российские военные привозили лекарства и необходимое оборудование.

У мальчика взяли пункцию костного мозга. Диагноз подтвердился. Юсифу назначили гормональное лечение, но его состояние только ухудшалось: количество лейкоцитов и бластов в крови зашкаливало, поэтому через два месяца мальчику провели химиотерапию.

— Когда дети лежат в онкологии, им после химиопрепаратов все безразлично. Это ведь жуткие страдания, — рассказывает Мария Джнад, врач-реаниматолог из клиники Тишрин. — Юсиф был не по годам маленький, очень худой. Тоненькие руки, все синие от капельниц. Вы бы видели его глаза! В них боль и усталость. Прошло немало времени, прежде чем он привык ко мне, мы подружились.

Нового друга Юсиф называл просто Машей. Он всегда с нетерпением ждал, когда у Маши будет дежурство, и она расскажет про Россию, где жили ее родители.

— Там есть снег? — спрашивал Юсиф. — Когда выздоровею, я обязательно туда поеду.

Болезнь между тем не отступала. Вдобавок у Юсифа на основной химиопрепарат — аспарагиназу — началась сильнейшая аллергия. Лечение пришлось проводить без него. Вскоре врачи объявили: ребенку срочно требуется трансплантация костного мозга. Без этого он не выживет. Но в Сирии трансплантация невозможна.

Однажды в больницу приехали российские миротворцы, привезли подарки и медикаменты от фонда «Справедливая помощь». Вместе с ними была доктор Лиза — Елизавета Глинка, руководитель фонда. Муайад пытался к ней прорваться, но желающих поговорить с известным доктором из России было слишком много, и до него очередь не дошла.

Про Юсифа доктору Лизе рассказала Мария Джнад и сразу получила ответ: «Пришли мне его анамнез, подумаем, что можно сделать». Вскоре доктор Лиза позвонила и попросила Марию подготовить документы для Юсифа.

— Она понимала, что здесь мальчик умрет, и предложила перевезти его в Россию, — вспоминает Мария. — А через несколько дней я узнала, что самолет, в котором летела Лиза, разбился...

Состояние Юсифа ухудшалось с каждым днем: начались головокружения, слабость, отеки. Нужно было срочно найти донора для пересадки костного мозга. Для этого требовалось проверить на совместимость кровь ближайших родственников.
Пробирки с образцами крови Юсифа и его родных доставили на военном самолете в Петербург, в НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии имени Р.М. Горбачевой. Оплатить типирование помог Русфонд.

В качестве донора подошел старший брат Надаль. Петербургские врачи сообщили, что ждут Юсифа на лечение.

В конце июля Юсиф вместе с отцом и будущим донором Надалем прилетели в Петербург. В аэропорту, когда Юсифу предложили сесть в инвалидную коляску, он отказался. И пошел с папой и братом пешком.

В больнице сирийского мальчика волонтеры буквально завалили конфетами и подарками.

— Это все мне? — не верил своим глазам Юсиф. — Я столько игрушек даже в магазине не видел.

На осмотре в клинике мальчик первым делом предупредил заведующего отделением:
— Мне сейчас нельзя умирать. Надо строить дом, папе помогать.

Врач понимающе похлопал по плечу:
— Ну раз так, готовься к лечению. Дом и папа — это серьезно.

Заведующая отделением НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии имени Р.М. Горбачевой Олеся Паина (Санкт-Петербург): «У Юсифа острый лимфобластный лейкоз, очень высок риск рецидива. К сожалению, мальчик не мог получить адекватного лечения на родине. Чтобы уточнить статус заболевания, мы провели полное обследование, выполнили пункцию костного мозга. У ребенка аллергическая реакция на некоторые лекарства. По результатам обследования мы назначили курс химиотерапии с эффективными препаратами, чтобы достичь ремиссии».

Для спасения Юсифа Юсифа не хватает 1 641 040 рублей.

Дорогие друзья! Если вы решите помочь Юсифу Юсифу, пусть вас не смущает цена спасения. Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято.

СПАСТИ ЮСИФА

Для тех, кто впервые знакомится с деятельностью Русфонда

Русфонд (Российский фонд помощи) создан осенью 1996 года как благотворительный журналистский проект. Письма о помощи мы размещаем на сайте rusfond.ru, в газетах «Коммерсантъ», интернет-газете «Лента.ру», эфире Первого канала, социальных сетях Facebook, «ВКонтакте» и «Одноклассники», а также в 170 печатных, телевизионных и интернет-СМИ в регионах России.

Всего частные лица и компании пожертвовали в Русфонд свыше 11,884 миллиарда рублей, на эти деньги возвращено здоровье более чем 20 тысячам детей. В 2018 году (на 9 августа) собрано 950 144 752 рубля, помощь получили 1353 ребенка. В 2017 году Русфонд вошел в реестр НКО – исполнителей общественно полезных услуг, получил благодарность Президента РФ за большой вклад в благотворительную деятельность и президентский грант на развитие Национального регистра доноров костного мозга.
Серьезная поддержка оказана сотням многодетных и приемных семей, взрослым инвалидам, а также детдомам, школам-интернатам и больницам России. Фонд организует акции помощи в дни национальных катастроф. Русфонд помог 118 семьям моряков АПЛ «Курск», 153 семьям пострадавших от взрывов в Москве и Волгодонске, 52 семьям погибших заложников «Норд-Оста», 100 семьям пострадавших в Беслане.

Фонд — лауреат национальной премии «Серебряный лучник», награжден памятным знаком «Милосердие» №1 Министерства труда и социального развития РФ за заслуги в развитии российской благотворительности. Руководитель Русфонда — Лев Амбиндер, член Совета при президенте РФ по развитию институтов гражданского общества и правам человека, лауреат премии «Медиаменеджер России» 2014 года в номинации «За социальную ответственность медиабизнеса».

Дополнительная информация о Русфонде и Отчет о пожертвованиях региональных бюро Русфонда.

Россия00:0214 ноября

«Слишком много реальных и тяжелых проблем»

Откуда берется бедность в России, и почему с ней придется жить еще долго