Только важное и интересное — в нашем Facebook
Новости партнеров

От популизма к прагматизму

Пока экономика Кузбасса на распутье, здравый смысл с трудом пробивает дорогу

Фото: Shutterstock

«Лента.ру» продолжает рассказывать о том, чем живет сегодня самая густонаселенная часть Сибири — Кемеровская область. В Кузбассе до сих пор тарифы ЖКХ в значительной степени дотируются из областного бюджета. От этого страдает вся экономика региона. В чем причина такой необыкновенной щедрости — разбиралась «Лента.ру».

Угольная интрига

Вся угольная промышленность Советского Союза дотировалась. С этим фактом по сию пору не могут смириться шахтеры, в буквальном смысле этих слов положившие свою жизнь на алтарь угольной промышленности. Раньше тяжелейший и опасный труд компенсировался более чем достойной зарплатой. Но наступили лихие 90-е, и когда-то престижная профессия стала стремительно деградировать. Сегодня численность занятых в угольной промышленности в десять раз меньше по сравнению с советским временем. Такого резкого падения работающих не знает ни одна отрасль на просторах бывшего СССР.

Бизнес, что называется, оптимизировался — закрыли наиболее убыточные производства. Резко и практически без всяких раскачек и предупреждений шахтеры Кузбасса оказались в условиях острой конкуренции на рынке труда — безработица со всеми своими прелестями обрушилась на передовой отряд рабочего класса. Социальная напряженность в регионе выросла до крайне опасного уровня, и на рубеже 80-90 годов прошлого века на политическую арену не только области, но и всей страны ворвался Аман Тулеев.

К 1997 году нерешенность проблем Кузбасса достигла апогея: рейтинг главы региона Михаила Кислюка, одного из лидеров рабочего движения края, скатился до нулевых отметок. Многочисленные коррупционные расследования деятельности областной администрации, инициированные Аманом Тулеевым, возглавившим региональный парламент, делали уход губернатора неизбежным. Борис Ельцин назначил Амана Тулеева главой края явно вопреки своей воле — президент не мог забыть, что он в 1991 году целиком и полностью подержал ГКЧП.

Но все советники Ельцина были единодушны: успокоить мятежных шахтеров мог только Амангельды Молдагазыевич Тулеев. Именно тогда и был заложен фундамент политического поведения лидера Кузбасса: в глазах Москвы выглядеть единственным политиком, способным предотвратить социальный взрыв, а в глазах народа — единственным защитником прав рабочих. В экономике это вылилось в постулат никогда ничего не менять, ибо только так можно было сохранить тление социального конфликта.

В результате было упущено драгоценное время. «Прошлая администрация недостаточно внимания уделяла реструктуризации экономики, — говорит заведующая кафедрой региональной и отраслевой экономики, профессор Кемеровского университета Галина Мекуш, — Мы не приросли новыми инновационными и альтернативными отраслями производства, хотя инновационных продуктов у нас используется очень много, даже на угольных предприятиях».

Сибирские умельцы не у дел

Но и «старые» отрасли в Кузбассе переживают не лучшие времена. Яркий пример — Юргинский машиностроительный завод «Юрмаш», который был одним из крупнейших предприятий в Западной Сибири. Универсальное предприятие с полным машиностроительным циклом, на котором были разработаны и доведены до серийного производства артиллерийские системы, оборудование ракетно-космических стартов, горно-шахтное оборудование, а также подъемно-транспортная техника и погрузчики-экскаваторы.

«На угле завязано много других отраслей — это и металлургия, и энергетика и машиностроение», — говорит Галина Мекуш. Последние пять лет «Юрмаш» показывает чистый убыток, и вполне вероятно, что скоро будет объявлен банкротом: соответствующий иск находится на рассмотрении в Кемеровском арбитражном суде.

«Пропадают уникальные инженерные и рабочие кадры, — с горечью говорит предприниматель из Юрги, один из лидеров региональной «Опоры России» Владимир Ксенофонтов. — Наше кондитерское предприятие профинансировало изготовление машины по разрезанию тортов, которую мы раньше закупали в США. Она нам обходилась в 1 400 000 рублей, наши ребята с «Юрмаша» сделали ее почти в пять раз дешевле. И дело даже не в деньгах — видели бы вы, как они истосковались по настоящему делу». Аппарат получился не такой красивый, как у американцев, но по функционалу ничем не отличался от заморского аналога.

«Мы пытаемся в "Опоре России" помочь всем как-то реализовать себя, найти новые направления деятельности, — продолжает Владимир Ксенофонтов, — Но слишком многое упирается в воспитанный предыдущими годами менталитет». По словам предпринимателя, люди за прошедшее время совершенно потеряли инициативу — не приходят даже на устраиваемые общественной организацией бизнес-завтраки с представителями власти. «У людей выработался стереотип — власть хочет только одного: отобрать последнее, — продолжает Владимир, уже явно войдя в роль молодого общественного деятеля. — Не знаю, имитация это кипучей деятельности или нет, но мы видим, что у новой администрации области по меньшей мере появился интерес к предпринимателям, чего раньше вовсе не наблюдалось. А ведь нам помощи ждать неоткуда — в таких небольших городах, как Юрга, только средний и малый бизнес сможет возродить производство».

Популистский узел проблем

Кузбасс — последний регион в России, где коммунальные услуги населению (независимо от уровня доходов семьи) дотируются из бюджета. По некоторым данным, на это уходит около 10 процентов проблемного областного бюджета, в результате чего страдают другие социальные и важные инфраструктурные программы региона. «В областном центре Кузбасса население оплачивает где-то половину реального тарифа за тепло, — утверждает директор Кемеровской ГРЭС Сергей Пушкин. — И вряд ли даже догадывается об этом. При этом цены на ЖКУ в области и так самые низкие в сравнении с другими регионами Сибири».

Вот еще одно подтверждение бесперспективности популистской политики бывшей администрации области: платить региональная казана платит, но нерегулярно, поэтому толку от этого никакого. Результатом же таких широких жестов, которые, правда, быстро забываются, служит тот факт, что область оказалась в клубке сложных коммунальных проблем.

Чем же плохо то, что людям помогают платить за тепло и горячую воду? «Это значительным образом увеличивает риски того, что не будут компенсированы затраты производителя тепловой энергии, — утверждает Сергей Пушкин, — Ведь деньги возвращаются не напрямую и не сразу». Иными словами, бюджет может заплатить и через год, и через два, а зарплату сотрудникам надо платить сегодня, покупать трубы и оборудование — вчера, чтобы вовремя подготовить город к зиме. Поэтому приходится влезать в долги к коммерческим банкам. Но банки тоже очень внимательно отслеживают кредитную историю заемщиков: если компания финансово стабильная — нет проблем, а если сама едва сводит концы с концами? К слову, в Новокузнецке, втором крупном городе Кузбасса, обанкротились сразу два крупных ресурсоснабжающих предприятия. С властью особенно не поспоришь — льготы они раздают, а выкручиваться приходится производителям и поставщикам теплоресурсов.

Ярким примером порочности откровенно популистской политики руководства области служит ситуация вокруг «Газпрома», который свернул многие социальные и инвестиционные программы в регионе. Ведь генерация тепла на газе в регионе обходится несоизмеримо дороже, чем на угле. В катастрофическом финансовом и технологическом состоянии находится Центральная ТЭЦ в Новокузнецке, которая только в течение отопительного сезона 2013-2014 годов задолжала концерну около 1,6 миллиарда рублей и переживает теперь процедуру банкротства, еще больше увеличивая долговую нагрузку. Выход из ситуации абсурден с точки зрения логики: мэрия Новокузнецка теперь собирается полностью взять ТЭЦ под свое крыло. То есть в результате областных льгот расходы на содержание социально значимой станции возьмет на себя небогатый бюджет города — правда, после этих метаморфоз ни копейки на развитие ТЭЦ не останется.

По таким же причинам не вкладывается «Газпром» и в газификацию региона — по этому показателю Кемеровская область отстает от соседей. В плачевном состоянии находятся и муниципальные теплосети того же Новокузнецка, износ которых уже приближается к 80 процентам, — их попросту не на что ремонтировать и развивать.

По мнению энергетиков, такая политика лишает коммунальный сектор Кузбасса инвестиционной привлекательности. По словам Сергея Пушкина, потенциал энергетиков в регионе очень большой — в том случае, если в результате действий новых властей область ждет рост экономики, потребности могут быть удовлетворены полностью. Но только на первое время. Что касается дальнесрочной перспективы — она пока туманна: существующая льготная система оплаты не дает отрасли развиваться и затягивает на шее энергопроизводителей кредитную петлю.

А ведь энергетика должна расти опережающими темпами. Какой-либо механизм, станок, сборочную линию — в общем, любой агрегат, чтобы он заработал, нужно подсоединить к сети; проще сказать, штепсель неплохо было бы воткнуть в розетку, в которой к тому же должен быть ток. В этой жизни все очень просто.

Популистские льготы напрямую коснулись и транспортников. При обсуждении Стратегии-2030 жители города Мыски задавали вопрос: как нам уехать из города на работу в соседние Новокузнецк или Междуреченск? Автобусное сообщение практически приказало долго жить, так как на перевозки существуют льготы, и именно они и делают маршруты нерентабельными — никакой водитель не повезет пассажиров без оплаты — ведь у него тоже есть дети. Огромное, уникальное для Сибири конкурентное преимущество Кузбасса — мобильность населения при большой его плотности и значительном агломерационном эффекте — от этого нивелируется. И проигрывает в результате народ.

Кому выгодно и что делать

Но самое главное, что выгодоприобретателями бездумной раздачи льгот направо и налево являются как раз люди состоятельные, а вовсе не самые бедные. Ответ на вопрос, почему обеспеченный или даже просто работающий человек не должен платить за коммуналку в полном объеме, получить у инициаторов этой затеи невозможно. И вместо того чтобы, например, одиноким пенсионерам и неимущим предоставлять адресную помощь за тепло, горячую и холодную воду, за эти услуги не платят вполне благополучные сограждане. Какая в этом логика? Исключительно выборная: в ней нет никакой экономической целесообразности, один голый политический расчет — повальные льготы до недавнего времени обеспечивали максимально большую поддержку избирателей.

Как разрубить этот узел проблем? Понятно только одно: это сделать очень трудно, так как может вызвать всплеск социального недовольства. «Тулеев расставил людей, и система отношений выстроена под него. Ломать или встраиваться в такую систему крайне тяжело», — утверждает президент фонда «Индем» Георгий Сатаров. Поэтому кто бы ни стал новым губернатором, он неизбежно встретится с колоссальными проблемами внутри бюрократии региона.

Все остальные регионы России отказались от прямого дотирования тарифов — и ничего ужасного не произошло. Надо просто проявить политическую волю и разрубить накопившийся узел политических проблем. Однако не стоит забывать, что в Кемеровской области сложилась уникальная ситуация: отставленный президентом страны с поста главы региона Тулеев тут же возглавил областной парламент. Такой ловкий трюк, да еще после жуткой резонансной трагедии, не удавалось проделать еще никому не только в России, но и в мире. Каково сейчас реальное влияние бывшего губернатора на политические и управленческие процессы в крае — остается только догадываться.

Аман Тулеев в свое время высказал действительно мудрую мысль, которую хочется привести в качестве заключения: «Я считаю, история не бывает хорошей или плохой, постыдной или, наоборот, сверхгероической. Разная она, наша история… Не воевать с прошлым нужно, а учиться на его уроках, не вырывая при этом ни одну из страниц, чтобы, как в учебнике, не пропустить тему».

Продолжение следует