«Здесь будет город-сад»

Когда сбудется пророчество Маяковского о Кузбассе

Фото: Ярослав Беляев / «Коммерсантъ»

Города-сады, логистические центры, транспортные коридоры, инвестиционные ниши, кооперация фермерских хозяйств, школы для всех, кто захочет стать предпринимателем. Все это в скором времени может появиться в Кузбассе. Главная проблема состоит в том, удастся ли новой власти пойти против популистской идеологии, которой заражены как чиновники, так и значительная часть населения, и от которой страдают как те, так и другие. О том, как упущенные десятилетиями возможности могут обернуться здесь конкурентными преимуществами, а также о том, как можно заставить проблемную территорию служить задачам новой индустриализации — в материале «Ленты.ру».

Голландцы как вдохновители развития Кузбасса

«По небу тучи бегают, / дождями сумрак сжат, / под старою телегою / рабочие лежат. / И слышит шепот гордый / вода и под и над: "Через четыре года здесь будет город-сад!"», — эти известные строки Владимира Маяковского были написаны почти девяносто лет назад, и только сейчас сложились наконец-то условия, когда они смогут воплотиться в жизнь. «Город-сад» у Маяковского не абстрактный поэтический образ, а вполне конкретная концепция развития городов, которая была придумана английским социологом-утопистом Эбенизером Говардом в 1898 году. Ее суть — создание городов, органично сочетающих производственные возможности с наиболее идеальной для человеческой жизни застройкой. Цель — создание гражданского общества, в его скорее социальном, чем отвлеченно-политическом понимании.

И именно на территории современной Кемеровской области в начале 20 века сложились возможности для воплощения передовых агломерационных идей — Кузбасс развивался в ту пору практически с нуля и надо было много строить. Кемерово, Новокузнецк и другие города шахтеров и металлургов региона стали создавать именно по этому принципу. В регион буквально хлынуло все прогрессивное человечество из Европы и США.

В 1921 году группа американских и голландских коммунистов основала в Кемерово Автономную Индустриальную Колонию «Кузбасс» (АИК). В 1926 году сюда был приглашен знаменитый голландский архитектор-конструктивист Йоханнес ван Лохем, мечтавший о создании города-сада. Его здания для рабочих сохранились до сих пор. Кемерово поэтому входит в список городов нидерландского архитектурного наследия, поэтому каждый новый посол Королевства Нидерландов считает своим долгом посетить Кемерово. А недавно голландская сторона предложила реконструировать старые здания.

В последующем стиль ван Лохема оказал влияние и на сталинскую архитектуру городов и продолжает оказывать теперь — даже несмотря на то, что это не осознается. Вникнуть в суть старых идей, понять, что все что строится — это созидается для сибиряков и вдохнуть новые смыслы — вот главная задача сегодняшнего дня. Это и есть то что порой бездумно называется точкой роста. И это только то, что лежит прямо на поверхности.

Не смотря, на то, что идеи городов-садов не удалось воплотить в жизнь в полной мере — не будем вдаваться в бессмысленные теперь рассуждения почему — основы все же были заложены и города Кузбасса волей-неволей продолжали развиваться по этим принципам. Актуальная задача сегодня — сохранить все полезное что было сделано, не дать захиреть грамотным идеям прошлого и главное — вдохнуть в них новую жизнь и содержание.

«Симптоматично, что первые шаги новой администрации области были сделаны именно в определении зоны ответственности власти, — говорит заведующая кафедрой региональной экономики и профессор Кемеровского университета Галина Мекуш, — Они предельно ясны и понятны — это сфера образования, культуры, социальной поддержки. Но главное стоящая задача сегодня — организация территории, раскрытие потенциала тех пластов, которые исторически сложились здесь еще до начала эксплуатации угольных месторождений. Уголь в среднесрочной перспективе останется основой экономики Кузбасса, но он уже не будет ее определять».

Кузбасс как логистический центр Сибири

По плотности населения и количеству городских жителей Кемеровской области нет равных в Сибири. По сути регион представляет собой кусок Европы, причем даже в ее западном изводе, оказавшийся в самом центре Евразийского континента. Кроме того, в области существует двухъядерная агломерация с полумиллионными Кемерово на севере и Новокузнецке на юге. Между ними масса моногородов и сел. Население здесь на редкость мобильно — уже сейчас многие работают в одном городе, а живут в другом. И еще важный аспект — Кузбасс находится посредине более развитых ныне Новосибирска, Красноярска, Томска.

«Эти города тянутся друг к другу. И этим грех не воспользоваться, — продолжает говорить о возможных перспективах развития региона Галина Мекуш, — Кроме того, область находится не только на пересечении дорог из Европы на Дальний Восток. С юга открыт путь на Алтай, Монголию, Среднюю Азию и далее в Индию и Китай. Это дает неслыханные конкурентные преимущества нашей территории. Это власти начинают видеть и понимать. Именно у нас возможны самые разнообразные логистические и сборочные производства. И речь идет, конечно, не о банальной перевалке грузов, а о глубокой переработке с существенной добавленной стоимостью при грамотном перераспределении товарных потоков континента».

Муниципальная экономика — основа инвестиционной политики

Для того чтобы сдвинуть хиреющую экономику региона необходимо предоставить что-то совершенно конкретное потенциальному инвестору. «Инвестор говорит: я хочу вложить деньги что вы можете предложить? И тут мы должны сказать, что у нас есть земельный участок с газом, водой с местами размещения отходов, с оттоками. Сегодня мы пока не можем похвастаться таким предложением, — продолжает Галина Мекуш, — Поэтому главная задача сейчас — это подробно описать все возможные предложения, провести их доскональную оценку. А этот аспект деятельности, как мне кажется еще недооценивается». А без таких инвестиционных ниш ни о какой разумной инвестиционной политике говорить не приходится.

Ученые-экономисты в Кузбассе заговорили об инвестиционных нишах, и это не набившие оскомину размышления о разного рода полумифических технопарках. Проще говоря — вначале благоустроенная территория потом все остальное. Для этого необходимо развивать местную, так называемую муниципальную экономику. На Западе это одна из самых востребованных специальностей в университетах и колледжах. Именно местные специалисты могут прогнозировать развитие территорий и отдельных городов, вплоть до самых маленьких поселков. Кроме того, муниципальные экономисты подскажут родному местному предпринимателю где именно выгоднее разместить парикмахерскую, пекарню или мастерскую. Большой опыт в этом отношении по реструктуризации моноотрасли накоплен в Рурском угольном бассейне в Германии, которым можно воспользоваться в Кузбассе.

Но не о каких серьезных инвестициях не может идти и речи, пока в регионе продолжает работать оставшийся от прошлого губернатора «кузбасский социализм», когда на многие важные услуги — ЖКХ и транспорт — существуют дотации из бюджета, которые почему-то «не хотят» попадать тем, кто их предоставляет. «Действующая система компенсации, когда разницу между реальным тарифом и платежами населения должен компенсировать местный бюджет, на практике не работает. Ресурсоснабжающие организации вместо того, чтобы инвестировать средства в развитие, годами ждут оплату за поставленный ресурс, наращивая дебиторскую задолженность ,— утверждал еще в прошлом году заместитель управляющего директора ПАО «Московская объединенная энергетическая компания» Игорь Миронов, — В результате производители тепла не могут в полной мере обеспечивать необходимый уровень инвестиций в отрасль». И как следствие — общая инвестиционная картина Кузбасса во всех остальных отраслях экономики выглядит весьма непривлекательной. К тому же муниципалитетам просто не на что будет развивать проект инвестиционных ниш — ведь свободные средства уходят на погашение долгов ресурсоснабжающим организациям. Уходить-то они уходят, вот только жалко не всегда доходят.

Но какого-либо иного пути не существует — все регионы России постепенно расстались с этими псевдосоциальными льготами, за которые в конечном итоге расплачивается все-равно простой народ. «Мы должны искать пути выхода из этой ситуации. Альтернатива — это адресная поддержка тех групп людей, кто в этом нуждается», — утверждает заместитель председателя комитета Госдумы РФ по энергетике Дмитрий Исламов.

Цифровую экономику можно подержать в руках

Артем Рада — 33-летний директор Инжинирингового центра Кемеровского университета похож на студента, хотя и успел поруководить в предыдущей областной администрации стратегическим департаментом. Чиновничью службу, равно как и написание кандидатской диссертации оставил без сожаления ради открывшихся перспектив в универе. Инжиниринговый центр КемГУ занимается прикладными научными исследованиями, готовит технико-экономические обоснования инвестиций. Кроме того, ведет серьезную конструкторскую деятельность — от проектирования деталей машин и механизмов до разработки специального программного обеспечения для промышленных производств.

«Федеральное министерство образования и науки поверило в наше дело и положило начало этому центру, — говорит Артем,—Теперь мы сами зарабатываем, даже смогли отремонтировать университетскую библиотеку». Атмосфера в центре далека не только от чиновничей, но и даже от академической, видимо такая же царила в знаменитом гараже Билла Гейтса. Ощущение полной интеллектуальной свободы подчеркивают многочисленные первоклашки, неожиданным образом снующие взад и вперед по лаборатории. «У нас тут летний лагерь для младших школьников, — смеясь говорит Артем Рада. — Внедряем в жизнь, так сказать, азы профориентации». То, что уже удалось внедрить в жизнь поражает и технологическим новаторством и простотой в объяснении сложных казалось бы процессов.

Центру удалось за сравнительно короткое время решить грандиозную проблему предупреждения пожаров угольных пластов в открытых карьерах. «Уголь имеет обыкновение загораться сам по себе. Результат — разработку пласта приходится прекращать и полностью перекраивать план горных работ. Потери — миллионы рублей, — объясняет новацию Артем Рада, — Химия угля такова что от воды он разгорается через некоторое время еще сильнее. Есть суперсовременные химические смеси, но стоят они очень дорого, а их эффективность еще не доказана».

Новый метод позволяет обнаруживать очаги пожара еще до того, как они загорятся, когда температура только-только подбирается к критической и пласт можно бульдозером раскопать, пересыпать инертными смесями и затем перестроить немного план горных работ. Немаловажно это открытие и для хранения угля. «В Роттердамском порту по всему периметру стоят дорогостоящие датчики, наш метод позволяет отказаться от них», — говорит молодой ученый. — Теперь эти очаги ищет спутник». Проект реализован в сотрудничестве с Сибирской генерирующей компанией.

Другой впечатляющий проект центра — мониторинг просек линий электропередач, которые должны быть расчищены по определенным стандартам. Раньше делалось это на глазок, и мало того, что в горных районах, коими богата Кемеровская область, делать это трудно, так еще и очень затратно. К тому же всегда подводит человеческий фактор. А ныне с воздуха беспилотная или спутниковая технология позволяет отделить растительность от ландшафта и определить отклонения с большой достоверностью. Технология также позволяет решить многочисленные проблемы земельного межевания. По сути теперь любые инженерные изыскания можно проводить прямо из кабинета, за 200, 300, сколько угодно километров.

«Мы эту культуру пытаемся внедрять и нас теперь поддерживает Советская площадь (резиденция областной администрации —прим. «Ленты.ру»). Там понимают все плюсы и минусы новых методов, — говорит Артем Рада, — Минус собственно один: угольная отрасль будет требовать все меньше рабочих, но больше узких специалистов — тех же "айтишников". Прогрессу ведь по "барабану", он идет себе вперед и идет. И тот, кто оседлает его, тот и выиграет». Если власть не побоится задействовать научный потенциал края и передовые технологии, то в конечном итоге выиграют все.

Но на уровне среднего и ниже среднего звена все эти технологии встречают сопротивление, сказывается старая школа управления. «Но ведь это вся история про цифровую экономику, — продолжает Артем Рада, — Если эти вещи рассматривать на конкретных примерах, показывающих как может измениться жизнь конкретных людей как-то: увеличить зарплаты, в конце концов спасти жизни людей, на уровне бабушек и дедушек решать по справедливости споры по земельным участникам, то становится понятно, что цифровая экономика — эта не такая уж такая заоблачная вещь и ее можно подержать в руках».

Калинка-малинка моя или «антиритейл»

С некоторых пор дела у семейной компании Артема Волкова идут в гору. Предприятие по продаже фермерских продуктов «Калина-малина» и сети ресторанов «локальной», то есть сибирской кухни основал его отец, теперь же бремя ведения бизнеса взял на себя Артем со своей сестрой. Компания Волковых, по их словам, представляет собой «антиритейлера» — здесь все делается вопреки навязываемым стандартам глобальной розничной торговли. Сегодня сеть охватывает несколько регионов Сибири и Алтая — в ней ни много ни мало 84 магазина, включая франшизу.

Вначале торговали только колбасой, причем с сопутствующей и вездесущей Coca-Cola. «Хорошо, что мы быстро поняли, что это неинтересно. Четыре года назад попробовали расширить ассортимент, — говорит Артем Волков. — У нас дело пошло и мы продолжили. Самое главное оказалось решить логистические, транспортные проблемы. Все остальное стало складываться само собой». Чтобы понять, как именно торговать сестра Артема три месяца «отпахала» простой продавщицей в магазине —стереотипы были разрушены моментально.

Принципы просты и фантастичны для современной торговли. Только свежие продукты, с небольшим сроком реализации, только натуральное продовольствие без консервантов и прочей химии, только мелкие производители — фермерские хозяйства Сибири. И никакого плана по продажам и возврата нереализованной продукции. Не пользуются Волковы и кредитами — что по нынешним временам может рассматриваться чуть ли не как преступление. А правила для покупателей самые благоприятные: в магазины можно заходить с собаками, с мороженным и даже на роликах.

Ассортимент впечатляет и поражает. Здесь есть все что нужно человеку — нет ничего такого чего бы нельзя было купить у крупного ритейлера. Зато ни у кого из других розничных сетей нельзя купить сибирских разносолов и деликатесов что в избытке предлагаются в «Калине-малине». На каждой этикетке подробно указаны имя и фамилия производителя и место изготовления. Фотографии фермеров украшают прилавки. Дизайн восхищает — такой магазин ожидаешь увидеть где-нибудь в Нью-Йорке на Пятой авеню или на Елисейских полях в Париже, но уж не как не в Кемерово.

«Предприятие Волковых — яркий пример того, что может стать нормой в регионе, — поддерживает предпринимателя Галина Мекуш. — Вот так и должен выглядеть тот самый распределительный, логистический центр, о котором мы говорили. Таких должно появиться сотни в области, вовлекающих в свою орбиту тысячи мелких сельских производителей, а по сути десятки тысяч семей. Но всему этому надо учить. И не составлению бизнес-планов, хотя и этому тоже, а тому как подключиться к сетям, как выбрать контрагентов, где найти сбыт. И в этом-то и состоит задача власти». А пока власть раздумывает, Артем Волков стал по своей собственной инициативе проводить платные занятия, где делится секретами своего успеха — отбоя от желающих нет.
С необходимостью предпринимательского ликбеза согласен и Владимир Ксенофонтов, один из лидеров «Опоры России» в регионе: «Не нужно учить чему-то запредельному, нужны школы предпринимателей, где все, кто хочет завести свое дело учились элементарным навыкам хозяйствования». Проще говоря — людям надо объяснить: что можно делать и что нужно делать, а не то что хочется и можется.

От исчезновения проблем к росту экономики

Еще одна «тяжёлая» проблема для малого, среднего и крупного бизнеса — это штрафы со стороны различных контролирующих органов по поводу и без повода. Вообще абсолютно все наши собеседники жаловались на действия надзорных органов в регионе. Они, конечно, не подарок не только в России, но и везде в мире. Однако в Кузбассе эти ведомства оказались встроены в систему «социальной десятины» по наполнению дефицитного бюджета, устроенную бывшим губернатором Аманом Тулеевым. Результат — многочисленные коррупционные скандалы в прошлой администрации, а также абсолютная назащищенность перед фискальными органами предпринимателей, которым проще перенести бизнес в соседний регион и платить налоги там, чем развивать его в Кузбассе. Так что с экономической точки зрения, да и с юридической и с любой другой, надзорно-финансовый гнет, устроенный в Кузбассе, иначе как поборами не назовешь. И от этого метода пополнения бюджета по принципу «с паршивой овцы хоть шерсти клок» новым властям региона тоже предстоит избавляться, иначе пополнять бюджет будет просто не с кого.

Это лето выдалось прекрасным по всей стране. В один из пятничных вечеров начала августа Кемерово напоминал приморский город. Уютный центр, представляющий единый архитектурный ансамбль сталинского ампира, еще более усиливал это чувство. В такие вечера хочется подольше побыть на улице, встретиться с друзьями, посидеть в кафе. Но уже к девяти вечера город практически обезлюдел — отдельные компании молодых людей естественно бродили по городу, особенно вокруг знаменитого фонтана, но «погоды» не делали. Немногочисленные открытые кафе, кстати выглядевшие вполне по столичному, пустовали — и в глаза явно бросалось то, что живут тут не богато. Да и вечернее освещение города заметно проигрывает соседним Томску и Новосибирску. Кузбассовцы явно заслуживают лучшего и много уже сделали для этого. Так что сегодня мяч на стороне власти.