«Эй, Конор! Нюхни папаху!»

Как Дагестан смотрел бой Хабиба и Макгрегора. Такого праздника здесь еще не было

Фото: «Лента.ру»

Хабиб Нурмагомедов растоптал Конора Макгрегора на глазах миллионов и сохранил титул чемпиона UFC в легком весе. За триумфом земляка следила вся Махачкала. Чего ждали от исторического поединка давние друзья российского чемпиона, чем жила Махачкала перед боем и как праздновала победу — в репортаже «Ленты.ру».

«Этого черта надо наказать»

Махачкала — всего 180 градусов поворота головы вмещают впечатляющий перепад высоты: берег Каспия и Кавказский хребет. Делюсь с местными восторгом, на меня машут рукой. Это разве горы…

За время, проведенное в столице Дагестана, фамилию «Нурмагомедов» я практически не слышал. Чемпион — свой для всех: Хабиб. И ирландец явно задел земляков Орла за живое.

С первым собеседником нам повезло — так казалось во время разговора. Позже выяснилось, что едва ли не каждому махачкалинцу есть что сказать по поводу предстоящего боя.

Али уже в возрасте. Сухой, морщинистый дядька. Смотрит немного сквозь тебя, словно в прошлое, где даже ирландцы были куда более воспитанными.

— Вот ты мне объясни. Вот зачем он это все говорит? Про Абдулманапа… Кадырова он куда-то там... Ну зачем это все?

Ясно, что Али не нужно ничего объяснять. На всякий случай я мысленно извинился перед Кадыровым и дал уважаемому договорить.

— Это спорт. Должно быть уважение. Да и в жизни тоже… Вот вы приехали, вы — крестьянин, я — мусульманин. Ну и что? Нормально ведь разговариваем.

Тут я достаю из рукава историю про Макгрегора:

— А вы знали, что Конор тоже горец?

Али скривился, но я тут же перешел к той части повествования, где Макгрегоров изгнали из гор Шотландии стараниями клана Кэмпбеллов, считающегося и по сей день самым подлым из всех.

— Макгрегоров лишили земель. Им пришлось промышлять разбоем. Рассыпались по всей Британии, — заключил я.

Али разулыбался, узнав об изгнании предков Конора. Словно справедливость отмотала время назад и уже в прошлом покарала род врага.
— Летчики-налетчики, — протянул махачкалинец и засмеялся.

Рустам — статный, в белой рубашке, явно начальствующий над орудующими неподалеку от отеля работягами, рассказывал растерянным москвичам, куда пойти в Махачкале, чтобы пообщаться с как можно большим числом местных жителей. Когда спросили его о бое земляка против Макгрегора, благожелательность покинула лицо Рустама:
— Да этот черт… Наказать его надо.
Потом вернулся прежний Рустам. Тепло пожелал нам удачи и вернулся к своим обязанностям.

«Топор войны зарыт не будет»

Зал Oldschool, открытый под шефством Абдулманапа Нурмагомедова — отца Хабиба и, возможно, самого почитаемого человека в городе, находится в совсем не примечательном месте. Вот вроде ты уже на месте, а все равно вертишь головой в поисках подсказок. Вокруг двери мастерских, магазины, и только уже сворачивая в переулок понимаешь — адрес правильный. Открытая лестница ведет на третий этаж, где регулярно занимаются местные. Это и ребята восьми-десяти лет, и уже сложившиеся бойцы, давние друзья Хабиба, и ученики его отца. Именно с ними в преддверии поединка хотелось пообщаться больше всего.

К скопившимся у входа журналистам спустился Магомед, близкий соратник Хабиба.

— Ребята пока разомнутся. Может, хотите чаю попить?

Причин отказываться нет. Спускаемся, рядом появляется колоритный персонаж в кожаной куртке. Он лузгает семечки, не без интереса смотрит на наши камеры, микрофоны. Магомед обращается к незнакомцу:
— Где тут кафешка есть?

Мужчина охотно делится информацией. Совсем рядом, ближайший домик.

— Хорошее? — удостоверяется Магомед.
Видно, подводить гостей он не хочет.
— Кафе как кафе. Чай-май, пирожки...

Заходим в кафе и словно попадаем в старый советский фильм или к бабушке в деревню. Крохотное помещение, рядом оборудована кухня. Магомед вежливо просит чай и шоколад.

Журналисты спросили Магомеда о насущном: отмененные концерты Крида, реакция Хабиба, дальнейшие разборки в интернете. Его ничуть не смутил интерес гостей к скандалам — напротив, он степенно разложил все по полочкам.

— В Махачкале ребята разные. Кто-то рэп любит, они вправду от Хабиба отвернулись. Но он не расстраивается — говорит, фанаты, они такие: сегодня за тебя, завтра против. А он сам-то против Крида ничего не сделал, выразил свое мнение — и все. А дальше они там с Тимати уже сами, — заключил Магомед.

Магомед бросает взгляд на экран телефона. Уже пора обратно в зал, к бойцам.

— Сколько за кружку? — спрашивает он у пожилой хозяйки в платочке.
— Десять рублей.

Да, цены в Махачкале ласковее, чем июньский Каспий. Все начинают шарить по карманам, но Магомед прерывает суету:
— Не надо. Вы же гости.

Перед входом в зал Магомед предупреждает: сильно пахнет потом. И это правда. Но проходит пару мгновений, пара вдохов, и местный воздух уже спокойно гуляет по дыхательной системе. Своеобразный пропуск в мир единоборств.

Артур — тренер в Oldschool. Спрашивает у операторов, нужно ли ему попросить пацанов сделать что-то особенное на камеру. Места здесь не так много, но оборудован зал с умом. Пространство использовано максимально эффективно. На глаз в нем без особых стеснений занимались почти 40 человек.

Старая гвардия помнит Хабиба еще подростком. Но уже тогда в зале он был для них старшим, примером. Ребята принимаются вспоминать, каким боец был раньше, и тут же исправляются: Хабиб остается прежним.

— Хабиб нигде не хочет проигрывать. Никогда, — говорит Гаджи Рабаданов.
Сам Гаджи уже статусный боец. Сейчас подписан российским промоушеном Fight Nights Global. В 2015-м стал чемпионом мира по смешанным единоборствам. Далее пошли выступления по профессионалам. Рабаданов на серьезном не затерялся: уже семь побед, три поражения и одна ничья.

— Нигде не хочет уступать — ни в борьбе, ни баскетболе, ни в регби, — продолжает он.
— А в PlayStation?
— И в приставку тоже на победу только. Он никогда не хочет проигрывать. Во что играли? В FIFA играли, UFC обычно. Что там бывает... Этот человек никогда ни в чем не любит уступать.
— Хабиб джойстик разбивал когда-нибудь?
— Джойстик — нет. Мог тебя разбить.
— И что, приходилось поддаваться?
— Не знаю, как сказать (смеется). Хабиб не обидится?

Я предложил Гаджи опустить детали, но боец махнул рукой. Печатай, говорит. Настоящий храбрец.

Гаджи обещал смотреть поединок в компании других «орлов» в кинотеатре «Россия», где его будут транслировать для сотен махачкалинцев. Ответ на вопрос об исходе поединка здесь крайне предсказуем. Куда интереснее спрашивать дагестанцев о том, чего ждать дальше.

— Конор может как-то наладить отношения с Хабибом уже после боя?
— Что он может сделать? Топор войны зарыт не будет. Это уже не закончится. В любом другом случае можно было бы что-то исправить.
— Возможно, что на одном бое их противостояние не закончится? Хабиб — Конор-2 или 3?
— Я хочу, чтобы Хабиб его избил и заставил бегать за собой. Чтобы он у него реванша просил. И не дать в конце концов! Потом стать чемпионом в двух весах. Еще бы GSP (Жорж Сен-Пьер — один из лучших бойцов UFC, один из приоритетных соперников с точки зрения и Абдулманапа Нурмагомедова — прим. «Ленты.ру») с кровати снял. Был бы лучший расклад.

— Вопросом про Конора и Хабиба тебя уже достали? — диктофон пишет Тагира Уланбекова, еще одного представителя Eagles MMA в Fight Nights Global, бывшего чемпиона организации.
— Немного достали, да.
— Чем кончится бой?
— Хабиб выиграет. Сегодня он молчалив, но 6 октября он выговорится в октагоне.
— Допустим, Конор проигрывает и протягивает руку Хабибу. Ее стоит жать?
— Нет. Конор сказал много лишнего. Понимаю, треш-ток, но нельзя выходить за рамки, задевать чувства других людей. Шестого числа он за все свои слова заплатит.

Позиция Тагира — общая едва ли не для каждого в Дагестане. Народ отзывчив: ценит вежливость, улыбку, скрепляют приветствие рукопожатием. И, к сожалению для Конора, тут привыкли следить за словами.

Хамство и резкость отданы на откуп автомобилистам. Белая «приора», конечно, перед зеброй немного притормозит, но при этом сопроводит чересчур медлительного пешехода раскатами нервных гудков.

«Если с трансляцией будут проблемы, тут начнется ад»

Весь турнир UFC 229 транслировался в кинотеатре «Россия». Зрителей ждали уже с ночи. Полицейские основательно приготовились к наплыву людей на проспект Имама Шамиля.

К главному карду зал был практически заполнен. Народ пускали через единственный вход, стараясь не создавать внутри столпотворения. На подходе один из ребят решил нас напугать.

— Билеты по тысяче рублей! — крикнул парнишка и засмеялся.

Для СМИ никаких аккредитаций нет. Охранник просто увидел ребят с камерой и штативом:
— Журналисты? Чего не заходите?

Организовано все было с местным колоритом. Разбирайся во всем сам — но при этом все понятно.

Из совместного просмотра вырос целый ивент с пресс-конференциями, конкурсами и прочими развлечениями. Ночью, задолго до боя Хабиба, в зале присутствовал отец Нурмагомедова Абдулманап, правда, потом вежливо удалился. Поединок он смотрел в более камерной обстановке, в ресторане «Лондон». Это уже традиция.

Публика была заряжена, это было видно уже по бою Александра Волкова. На экран транслировалась картинка из интернета. Когда во время поединка москвича против Деррика Льюиса она застыла, зал «России» принялся оглушительно свистеть.

— Они что, по вайфаю ловят? — парень-бариста со вчерашней смены не ложился, ненадолго оторвался от кофе-машины, чтобы глянуть бои. — Если во время Хабиба такое будет… Тут начнется ад.

Человек у пульта словно услышал предостережение. Источник видеопотока сменился, и дальше все пошло без проблем — если не считать обидного поражения Волкова на последних секундах.

Бойцы Eagle MMA действительно были вместе с махачкалинцами. Были и представители клана Нурмагомедовых. В общем, Абдулманап ушел, но оставил серьезное представительство.

Бой Тони Фергюсона и Энтони Петтиса стал отличным аперитивом для жаждавшей главного поединка публики. Жесткий размен ударами, кровь и оскалы соперников были по достоинству оценены дагестанцами. Сложно было сказать, за кого именно болеют — каждое удачное действие бойцов сопровождалось взрывом восторга и бурными аплодисментами.

Ожиданию пришел конец.

Оказывается, сотни людей могут синхронно за доли секунды переходить от оглушительного «бу-у-у» к бурлящему восторгу. Промо UFC изобиловало переходами от изображений Конора к кадрам с Хабибом. И энергия зала молниеносно меняла полярность.

Уничтожение Макгрегора сорвало дагестанцам папахи. Шапки взмывали в воздух тут и там. На мгновение огромная тень папахи заслонила экран. Празднуя триумф земляка, махачкалинцы даже не совсем поняли, что натворил Нурмагомедов после боя. Двери по обеим сторонам экрана распахнулись, и толпа выплеснулась на улицы.

У самого выхода заметил Уланбекова, поздравил бойца с победой брата и поспешил за людским потоком. Широкие проспекты рядом с кинотеатром наполнились праздником. Ребята встречали знакомых, поздравляли друг друга с победой земляка. Водители ползли по забитым улицам, выглядывали из окон и кричали имя героя вместе со всеми.

Какие гулянья в Дагестане без разряженной обоймы! Из толпы вытянулась рука с пистолетом — бах-бах! В людском море возникали причудливые воронки. Вот кто-то распахнул багажник своей «приоры». Колонка вибрирует от басов. Устроили лезгинку. У телефона, с которого играет музыка, садится аккумулятор. Появляется новый аппарат — и вновь начинаются танцы.

— Я не помню, чтобы здесь когда-то было что-либо подобное, — признается один из местных.
Допускает, что в 2008 году что-то похожее было после победы сборной над голландцами на Евро.

Удивительно, но внутри этого безумия странным образом чувствуешь себя в абсолютной безопасности.
Внимание толпы со временем вернулось к зданию кинотеатра, к людям вернулся Абдулманап. Махачкалинцы притихли, чтобы расслышать слова Нурмагомедова-старшего. Он поздравил соотечественников, но вот дальше случилось самое примечательное. Тренер чемпиона попросил тысячи людей просто вести себя хорошо и разойтись по домам. Напомнил о том, что по дорогам ездят такие же люди, что есть, в конце концов, пожарные, скорая. И у всех свои дела.

— Вы поняли меня? — в его голосе зазвучали учительские нотки.

Народ и вправду начал растекаться по городу. Процесс затянулся, и праздник протянул щупальца во все концы Махачкалы. Оператор с камерой работал как магнит для опьяненных радостью дагестанцев.

— Вы из UFC? — интересуются трое молодых ребят.

— Эй, Конор! — из иномарки вываливался мужик и сует в объектив папаху — словно видит там портал в Вегас. — Нюхни давай!

Жаль, панч не по адресу!

Хабиб за океаном не дождался пояса. Зато местный мальчишка подготовил ему другой, на замену. И почему-то кажется, был бы Нурмагомедов тут, выбрал бы именно этот вариант.

Конор заставил Дагестан себя ненавидеть. Понаблюдав, как в Махачкале смотрели главный бой знаменитого земляка, становится ясно: любить здесь умеют гораздо мощнее.