Новости партнеров

В поисках логики

Как сохранить цены на бензин

Фото: Виктор Коротаев / «Коммерсантъ»

Практически весь 2018 год в России обсуждалось повышение цен на бензин и предлагались меры по их уменьшению или по крайней мере сохранению на нынешнем уровне. Какие выводы сделали участники рынка и власти — в материале «Ленты.ру».

Ревизор предупреждает

Новый виток обсуждений грядущего повышения цен на бензин спровоцировало заключение Счетной палаты о проекте государственного бюджета на 2019-2021 годы. «Увеличение акциза в 1,5 раза с 1 января 2019 года может вновь привести к резкому росту цен на бензин и потребовать принятия дополнительных компенсационных и сдерживающих мер», — говорится в документе. Отмечается, что снижение акцизов на бензин 1 июля было недостаточным для компенсации опережающего роста цен, который накопился с начала года.

В заключении также подчеркивается, что понижение акциза позволило снизить розничные цены в июле и августе лишь на 0,2-0,3 процента. С 1 января 2019 года акцизы на бензин вырастут с 8,213 тысячи до 12,374 тысячи рублей за тонну, на дизельное топливо — с 5,665 тысячи до 8,541 тысячи рублей за тонну.

Спровоцирует ли это резкий скачок цен на бензин? Пока понятно только одно: бензин будет стоить дороже 50 рублей. «Это связано с тем, что в 2019 году произойдет увеличение сразу трех налогов: рост НДС даст повышение стоимости топлива на 50 копеек, рост НДПИ — на 1 рубль, а рост акцизов — на 5,5 рубля», — считает член комитета по энергетической стратегии и развитию ТЭК Торгово-промышленной палаты России Рустам Танкаев. — То есть в сумме мы получим 7 рублей за литр, рост цен — на 15 процентов».

Сейчас в цене литра бензина доля налогов, включая акцизы, составляет около 65 процентов, а с 2019 года государство будет получать уже 71 процент. А ведь это, по словам Танкаева, еще без учета налогов на зарплату, прибыль и имущество на всех этапах — от геологоразведки до АЗС.

Правительство демонстрирует уверенность, что ничего страшного не случится. Вице-премьер Дмитрий Козак еще в августе утверждал, что на автозаправочных станциях скачка цен на бензин не будет: «Во всяком случае, будем применять весь тот набор инструментов, который есть у правительства, чтобы этого не произошло». Решил поддержать коллег в правительстве и глава Счетной палаты, который не решился давать точные оценки роста цен на бензин в 2019 году из-за роста акцизов с 1 января. «Потому что думаю, что правительство сделает все возможное, чтобы смягчить такой рост и даже его нивелировать», — отметил 22 октября Алексей Кудрин.

Но многие эксперты уверены: рост цен может составить 30 процентов, а некоторые говорят о 50 процентах. Кто окажется прав — правительство или такие эксперты, как глава Фонда экономических исследований Михаил Хазин, который утверждает: «Экономическая конъюнктура цен на бензин в нашей стране очень простая — они всегда растут»?

Хроники роста

К концу весны этого года топливный кризис явился во всей своей красе. По данным Росстата, только в мае розничные цены на бензин выросли на 5,6 процента относительно апрельского уровня и на 11,3 процента в сравнении с маем прошлого года. И что очень важно для понимания остроты проблемы — индекс потребительских цен в мае 2018 года в годовом выражении вырос лишь на 2,4 процента. Первыми в колокола тогда забили сельхозпроизводители: развитие сельского хозяйства и, как следствие, продовольственная безопасность страны моментально оказались под угрозой срыва. Владельцы независимых АЗС запаниковали: торговать бензином они стали себе в убыток.

Правительство с 1 июня снизило акцизы на бензин и дизельное топливо на 3 тысячи и 2 тысячи рублей за тонну соответственно и решило не повышать ставки с 1 июля, как это предполагалось ранее. Это позволило стабилизировать ситуацию на топливном рынке. Кроме того, кабмин призвал компании не повышать розничные цены.

Несмотря на энергичные меры цены продолжали свой рост, хоть и не скачкообразный. С 27 августа по 3 сентября, на некоторых АЗС бензин подорожал на 20 копеек за литр. А в октябре Росстат констатировал: производители бензина повысили цену на свою продукцию сразу на 10 процентов.

«Резкий рост цен, который в очередной раз постараются остановить малоэффективными в стратегическом смысле административными мерами, с одной стороны, не даст возможность нормально работать рознице (ведь ситуация вновь повторится), а с другой — вызовет огромный негатив у потребителей», — высказал РБК свое мнение руководитель Аналитического центра Независимого топливного союза Григорий Баженов. По мнению эксперта, до конца этого года розничные цены на бензин вырастут на 2-3 рубля за литр, а в следующем году «динамика угрожает быть еще более скоростной и стремительной».

Ограничить экспорт?

Многочисленные проблемы, которые существуют на российском внутреннем рынке, экономисты считают результатом фискальной политики правительства, в первую очередь так называемого налогового маневра, который действует в нефтяной отрасли с 2014 года. Напомним, в чем его смысл: для нефтяников повышается налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и одновременно снижается экспортная пошлина. На фоне роста международных котировок на нефть и нефтепродукты, сопровождаемого ослаблением курса рубля, это приводит к тому, что цены на нефть и нефтепродукты на внутреннем рынке повышаются.

Выгодоприобретателем в этой ситуации становится российский бюджет, который правительство сверстало с профицитом. Доходы значительно превышают расходы, при этом за счет налогового маневра его планируют пополнить еще на полтора триллиона рублей.

Правительство обещает ввести так называемый обратный акциз для нефтепереработчиков, но пока это не останавливает многие компании (в первую очередь — частные) от увеличения экспортных поставок. Например, по данным ЦДУ ТЭК, с начала года экспортные поставки «Лукойла» выросли на 67 процентов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Кроме того, со второго квартала 2018 года бензин Евро-5 стали поставлять на экспорт «Сургутнефтегаз» и Антипинский НПЗ, принадлежащий компании «Новый Поток». Наименьшая доля экспорта от общего объема производства бензинов у «Роснефти» — 2,6 процента (это поставки топлива по долгосрочным контрактам со странами ближнего зарубежья, а также в рамках межправительственных соглашений).

«Именно частные компании еще при наступлении кризиса в 2014 году резко и в несколько раз увеличили экспорт бензина, пожертвовав поставками на внутренний рынок, — объяснил ситуацию Михаил Хазин. — Компании с госучастием — например, "Роснефть" — остались единственными поставщиками, не изменившими объем продаж бензина и дизтоплива в России».

Фискальные меры

По мнению управляющего партнера экспертной группы Veta Ильи Жарского, которое приводит журнал «Эксперт», именно государство не только регулирует топливный рынок, но и управляет ценами в рознице. Чтобы убедиться в этом, надо просто посмотреть структуру стоимости одного литра бензина марки АИ-92 в рознице. Себестоимость нефти составляет не более 7 процентов, расходы на обслуживание АЗС добавляют еще 7 процентов, стоимость переработки на НПЗ — не более 10 процентов. Большую часть затрат регулирует государство: налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) — целых 30 процентов, акциз — 15 процентов, НДС и прочие налоги — еще 18,5 процента. Итого «государственная составляющая» одного литра бензина для потребителя на АЗС равна 64 процентам. В случае повышения акцизов с января это будет уже 71 процент.

Налоговый маневр предполагал, что каждый раз с повышением налога на добычу акцизы будут снижаться, чтобы не росли внутренние цены на топливо. Однако в реальности рост НДПИ в нашей стране сопровождается ростом акцизов, которые повышаются ежегодно.

«На первом этапе, когда налоговый маневр пропихивали, говорили элегантно: ребята, насколько мы НДПИ повысим, настолько акцизы понизим, и никакого эффекта для внутреннего рынка цен не будет. — поясняет директор Института проблем глобализации Михаил Делягин. — И как только общественность хлопнула ушами и это скушала, немедленно концепция, как в известном анекдоте, поменялась. Теперь у нас и НДПИ растет, и акцизы растут тоже».

По словам Танкаева, запланированное повышение налогов сильно ударит по социальной ситуации в стране, а «правительство стремится отвлечь внимание населения от этого при помощи перевода стрелок на нефтяников». «Налоговая нагрузка на нефтяные компании в России — самая высокая в мире, и при такой налоговой нагрузке говорить о том, что компании повышают цены, чтобы жиреть, никак нельзя», — добавляет эксперт.

«Правительство продолжит свою налоговую политику и продолжит сталкивать интересы коммерческих нефтяных компаний и граждан страны, — считает профессор, доктор экономических наук Никита Кричевский. — Первоначально за все шесть лет налогового маневра правительство намеревалось получить дополнительно 1 триллион 600 миллиардов рублей доходов. Так вот, только за этот год с учетом того, что цены на нефть сильно не снижаются и не собираются снижаться в обозримой перспективе, правительство может дополнительно получить от налогового маневра порядка 3 триллионов рублей. Говорят, бюджет захлебывается от денег. И вот откуда эти деньги: 1,6 триллиона за шесть лет и 3 триллиона только за год уходящий. И одновременно мы сталкиваемся с тем, что увеличиваются акцизы».

О необходимости не повышать акцизы заявили депутаты Госдумы. Первый заместитель председателя комитета Госдумы по энергетике Валерий Селезнев, подводя итоги парламентских слушаний по госрегулированию ценообразования на горюче-смазочные материалы, отметил, что «увеличение акцизов — это прямой рикошет на все розничные цены. Акцизы ложатся бременем на нефтепереработку, приводят к росту отпускных цен на внутреннем рынке. В сложившейся ситуации для стабилизации цен на моторное топливо — это как минимум не повышать ставки акцизов в дальнейшем».

Илья Жарский считает, что чем сильнее государство сдерживает рост цен для конечного потребителя, тем больше оно расходует бюджетных средств на покрытие убытков участников рынка. Однако в обратную сторону это правило не работает, поскольку «чем либеральнее рынок и чем чаще государство дает заработать и отпускает цены, как это случилось в первом полугодии, тем больше оно тратит на компенсации убытков потребителям». Так, например, в начале августа премьер-министр Дмитрий Медведев подписал постановление о выделении сельхозпроизводителям 5 миллиардов бюджетных рублей на закупку 90 тысяч тонн «уже отнюдь не бюджетного дизеля».

На то, что подобный подход вреден, указывает и советник президента России Сергей Глазьев, который считает, что такая необъяснимая расточительность может привести к дефициту бюджета, снижению бюджетных расходов и обнулению инвестиционной составляющей. По мнению академика Глазьева, главной причиной разбалансированности внутреннего рынка бензина является НДПИ, ведь налог на добычу полезных ископаемых — это в чистом виде налог на потребителя. Цена на ресурс определяется издержками на эксплуатацию «самого худшего месторождения» плюс НДПИ.

«И дальше просто налог на добычу полезных ископаемых повышает цену реализации — неважно, внутренний или внешний рынок мы имеем в виду. То, что сейчас в полной мере ощутили наши потребители, — считает Сергей Глазьев. — Да, в ситуации, когда цены на нефть выросли, а курс стоит, получается, что налог на добычу полезных ископаемых, привязанный к мировой цене, начинает ползти вверх. А ведь издержки не меняются от этого. И вот эта искусственная привязка внутреннего рынка к внешнему через ценообразование сегодня давит на наше внутреннее потребление и вызывает инфляционную волну». Получается, что чем выше цены на нефть — тем хуже российским потребителям.

Вице-премьер Дмитрий Козак, излагая точку зрения правительства, уповает на завершение с 1 января следующего года налогового маневра. Однако Сергей Глазьев считает иначе. «Мы должны отказаться от налогового маневра, мы должны вернуться, отменить вообще этот НДПИ. Переложить всю тяжесть налогов на экспортные пошлины», которые, по его мнению, являются чистым механизмом изъятия природной ренты от экспортируемого сырья.

«Чтобы сохранить уровень цен, который мы имеем сейчас, нужно, во-первых, дополнительно снизить налоги, — делиться своим мнением с журналом «Эксперт» Рустам Танкаев. — Внутренний рынок надо ограждать от внешнего. У нас в 2014 году таможенная пошлина на вывоз бензина составляла 360 евро за тонну. Сейчас она составляет 36 евро за тонну — в десять раз меньше. Как так могло получиться, что при развале бензинового рынка мы еще и снизили таможенные пошлины, это надо спрашивать у правительства. Объяснить логически подобного рода ходы просто невозможно».

Для сдерживания цен на бензин нефтекомпании нужно вернуть на внутренний рынок, сказал в интервью РИА Новости глава Российского топливного союза (РТС) Евгений Аркуша: «Чтобы вернуть в русло цены, чтобы не было так выгодно экспортировать, нужно сделать экспортный паритет сопоставимым с нашими внутренними ценами. Для этого надо повысить экспортные пошлины, снизить акциз, и тогда все было бы нормально».

Экономика00:32 9 ноября

Большой развод

Он украл у россиян миллионы, заманив их в свое государство и пообещав богатства