Новости партнеров

Бедуины с Украины

Латвии нужны трудовые мигранты. Выбирать придется между африканцами и украинцами

Фото: Вячеслав Мадиевский / ZumaPress / Globallookpress.com

В минувшую среду, 31 октября, Владимир Путин подписал новую Концепцию государственной миграционной политики, которая направлена на создание более комфортных условий для переселения в Россию. Ее бескрайние просторы пустеют, а поправить демографическую ситуацию своими силами у россиян не получается. Понятно, что в первую очередь ждут соотечественников, но так как их количество ограниченно, то послабления получат все, независимо от цвета, национальности и вероисповедания. На этом фоне в маленькой Латвии, где тоже наблюдается дефицит коренного населения, разгораются нешуточные страсти из-за гастарбайтеров. В стране действует весьма жесткое миграционное законодательство, но из-за оттока сограждан в Западную Европу, латвийские бизнесмены требуют разрешить им ввоз работников с Украины. Но их озабоченность не разделяют националисты, находящиеся у власти. Дело в том, что выбирать придется между «европейскими» африканцами и украинцами, что не вполне устраивает местных политиков. За непростым латвийским выбором лучших из худших наблюдала «Лента.ру».

Алжирцы или украинцы?

Острота ситуации сомнений не вызывает — с мая 2004 года, когда Латвия вступила в ЕС, трудоспособное население массово устремилось в Западную Европу с ее более высокими зарплатами. И вот, спустя ровно четырнадцать лет, в мае 2018-го латвийский министр Янис Рейрс признал, что главная проблема республики в сфере занятости — уже не безработица, а, напротив, острая нехватка квалифицированной рабочей силы. В июне в Латвии были официально зарегистрированы 19,5 тысячи незанятых вакансий, но, как предполагается, их число будет расти. В Минэкономики указывают, что до 2022 года на латвийский рынок труда необходимо ввезти дополнительно более 35 тысяч работников.

Но местные предприниматели называют другие цифры. Бизнесмены и эксперты в сфере занятости предупреждают, что недостаток рабочих рук создает серьезнейшую угрозу конкурентоспособности, развитию производства и росту экономики Латвии. При этом ситуацию усугубляет демографическая «яма» 90-х. В настоящее время 39 процентов латвийских работников в возрасте старше 55 лет (пенсионный возраст в стране установлен в 65 лет), а скоро таковых будет и все 50 процентов.

Поскольку добиться резкого роста латвийского населения и прекратить отток людей за границу в ближайшие годы не удастся, остается единственный выход — привлекать работников из-за границы. Но откуда именно? На самом деле, вариантов немного. «Мы, конечно, можем взять "бедуинов" из ЕС, которых там сейчас немало, — рассуждает глава строительного предприятия Марис Стакенс. — Но откровенно говоря, мы не горим желанием это делать. Все-таки, например, Украина, Белоруссия и Россия нам ближе по менталитету». Стакенс напоминает, что в стране официально осталось менее 2 миллионов жителей — в то время как для нормального развития экономики необходимо вдвое больше. «Своих детей мы не можем нарожать, что остается? Привезти вам алжирцев? Ну нет!», — отвечает на свой же вопрос предприниматель.

Стакенс уже имеет опыт ввоза работников с Украины и вполне ими доволен. «Украинец после работы несколько раз подумает, стоит ли ему идти в бар или лучше выспаться — и завтра с новыми силами браться за работу, — говорит бизнесмен. — Но у них есть некоторая разница с нами в менталитете, и это надо учитывать и немного корректировать». Зато, как он напоминает, у многих украинцев, в отличие от приезжих из Северной Африки, есть опыт работы на промышленных предприятиях — а это полезно, людей не надо обучать с нуля.

Надо сказать, что украинцы и сейчас едут работать в Латвию. «Сейчас основным донором в плане рабочих рук является Украина, — признает глава промышленно-строительного холдинга Александр Милов. — Там доступны люди разных профессий, от инженеров до рабочих». На начало года в республике насчитывалось 2155 украинских гастарбайтеров — но пока это капля в море.

Совладелец предприятия по производству шпрот Karavela Андрис Бите пожаловался, что закатывать консервы просто некому — в Риге сложно найти рабочую силу. Только из-за этого в первом полугодии 2018-го компания отправила Таможенному союзу всего 400 тысяч банок консервов, хотя, по словам Бите, этот рынок мог бы «съесть» 20 миллионов банок из Латвии. Чтобы хоть как-то поднять производительность, компания уже начала завозить рабочую силу с Украины.

Наташа из Днепропетровска рассказывает, что за чистку скумбрии она получает около 600 евро в месяц, а дома ей платили в три раза меньше. Она планирует оставаться в Латвии, «пока сил хватит». «В дальнейшем, я думаю, сюда и мама, может быть, приедет. У нас пол-Украины уже выехали. Говорят, в Польше плохо, а в Латвии хорошо», — рассказала Наташа.

Национальные чувства

Но почему таких хороших и работящих украинцев в Латвии всего несколько тысяч? Понятно, это не их вина — сами они готовы хоть сейчас уехать в любую из стран ЕС. Но в Латвии весьма суровые правила, регламентирующие ввоз рабочей силы из стран, не входящих в Евросоюз. Согласно действующему законодательству, наниматель обязан платить гастарбайтеру не меньше чем средняя зарплата по стране. Сейчас это 926 евро до уплаты налогов — или примерно 630 евро на руки. Однако, например, в той же рыбной отрасли, сельском хозяйстве и перерабатывающей промышленности зарплаты всегда были ниже средних — стало быть, привлекать туда иностранцев невыгодно.

В феврале 2018 года латвийский Кабмин постановил упростить правила трудоустройства иностранных работников в таких сферах, как наука, физика, химия, математика, статистика, обрабатывающая промышленность, электротехника, строительство, финансовый анализ, управление рыболовецкими судами, самолетами — всего предполагается привлечь 300 человек. Но правила ввоза менее квалифицированной, а значит и более дешевой рабочей силы остаются прежними. Бизнесмены уже много лет просят смягчить их, но получают отказ.

До последнего времени в Латвии правила коалиция трех партий, в состав которой входил и праворадикальный Национальный блок. Именно он раз за разом срывал любые попытки либерализации миграционного законодательства. 3 мая член Нацблока министр юстиции Дзинтарс Расначс заявил, что пока его партия будет оставаться у власти, она от своего не отступится. «Пока в правительстве будут представители Национального блока, привлечение малоквалифицированной рабочей силы на рынок труда Латвии недопустимо… Надо ужесточить наказания за контрабанду людей и нелегальное трудоустройство», — предложил Расначс.

Член правления Нацблока депутат Сейма Янис Домбрава объясняет эту позицию заботой о латышском населении. «Приоритет нашей партии, среди прочего — не позволить произвести лоббируемое многими предпринимателями открытие рынка труда для дешевой рабочей силы из-за рубежа. Надо понимать, что таким образом будут снижены зарплаты, что поспособствует развитию безработицы в различных регионах Латвии», — уверен депутат.

Коллега Домбравы по партии, парламентский секретарь министерства юстиции Янис Иесалниекс заявил, что в Латвию следует пускать только работников с высокой квалификацией, а закатывать рыбу в банки могут и сами латыши. «Если мы пустим гастарбайтеров на такие низкоквалифицированные профессии, то это будет означать, что мы хотим заменить жителей Латвии другими людьми, готовыми работать за меньшие деньги», — подчеркивает Иесалниекс.

Впрочем, у националистов есть и другие соображения. Они жалуются, что в советские годы в республику и так понаехало слишком много чужаков. «Последствия этого до сих пор не преодолены, — сетует Домбрава. — Мы знаем, как это повлияло на культурную среду. Латыши — до сих пор меньшинство во многих городах. Плохо, что многие не понимают, что это проблема. Вот, когда британца в магазине не смогут обслужить на английском, он, наверное, поймет, что это проблема». Он предлагает ввести уголовное наказание за содействие нелегальной иммиграции.

Глава знаменитого латвийского парфюмерного предприятия «Дзинтарс» Илья Герчиков подтверждает, что многие представители «титульного населения» боятся усиления в Латвии позиций русского языка. «Но тут надо или выбирать, или умирать», — подчеркивает Герчиков, сам являющийся сторонником открытия трудового рынка. Он говорит, что его предприятию трудно решать кадровые проблемы, поскольку работников нужного профиля в стране остается все меньше.

На трудовом рынке без перемен

Неуступчивость националистов вызывает сильное раздражение у бизнесменов. Андрис Бите ругает их не стесняясь в выражениях. «Мы с ними бились долго — и все как об стенку. Их политическая игра направлена на своего не сильно образованного избирателя. Их не убедить нормальными аргументами», — сокрушается предприниматель. 6 октября в Латвии состоялись парламентские выборы. Бизнесмены надеялись, что новый состав Сейма окажется более прагматичным и сделает то, на что не решились их предшественники.

«Я очень надеюсь, что после выборов политики будут смелее, — говорит ресторатор Янис Ензис. — Понятно, что сейчас практически все латвийские предприятия испытывают недостаток простых работников. И моя отрасль — не исключение. Это иллюзии насчет того, что наши люди, которые уехали за границу, вдруг вернутся на родину и станут работать посудомойками и помощниками поваров. Зачем им это, если за границей за тот же труд они получат в три раза больше?» Ензис уверяет, что украинские повара работают в два раза лучше, чем их латвийские коллеги и готовы довольствоваться меньшей зарплатой.

Однако политики Нацблока обещают, что и в новом созыве парламента они продолжат свою прежнюю линию. «Это будет одна из самых тяжелых битв в следующем Сейме, так как только наш Национальный блок ясно дал понять, что не поддержит ввоз в Латвию низкоквалифицированных работников», — признает Иесалниекс.

Сейм нового созыва только приступил к работе, но уже сейчас можно сказать, что надежд на упрощение правил ввоза гастарбайтеров — немного. И пусть фракция Нацблока несколько уменьшилась, большинство населения, если верить данным опросов, не менее 75 процентов, действительно не желает видеть чужаков в стране. Многие до сих пор верят в идею «латышской Латвии», да еще и опасаются, что пришельцы устроят демпинг на рынке труда. Тем более, что это уже происходит в соседней Литве, которая сейчас принимает украинцев в куда большом количестве. И если какая-либо из партий открыто предложит упростить ввоз иностранных работников, это обвалит ее рейтинг.

На это, скорее всего, не пойдут ни «Новая консервативная партия», ни «Кому принадлежит государство». Открытие трудового рынка теоретически могла бы поддержать «Развитие/За», получившая в Сейме тринадцать из ста мандатов. Она достаточно либеральная по духу, а ее лидер депутат Европарламента Артис Пабрикс — один из кандидатов на пост премьер-министра Латвии. Но их слишком мало, чтобы принимать столь важные решения единолично, а Пабрикс с однопартийцами вряд ли станут агитировать коллег по Сейму за принятие непопулярного решения. А это значит, что наплыв гастарбайтеров в ближайшие годы Латвии не грозит. А местным бизнесменам придется решать свои проблемы, опираясь на скромные местные ресурсы. Или обходить строгие местные законы.