«Я стала похожа на зомби»

Девушка поселилась в Москве у сестры. Это разрушило ее жизнь

Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

Родным надо помогать — с этим вроде бы не поспоришь. Хотя у Ольги, переехавшей в Москву из Перми, свое мнение на этот счет. Ее сочувствие семье двоюродной сестры привело к неврозу, и теперь девушка сама снимает жилье, только бы не видеть осточертевших родственников. А те спокойно живут в ее квартире.

Ольга приехала учиться в Москву в начале 2010-х — поступила в педагогический вуз. За год до этого в столицу приехала и ее двоюродная сестра, Наталья.

Первые полгода учебы Ольга прожила в общежитии, потом устроилась на работу и стала снимать жилье. Сначала арендовали квартиру с однокурсницами, а ближе к выпуску девушка уже смогла позволить себе отдельную съемную «однушку» (правда, в Солнцево, где на тот момент метро еще не было, и добираться на работу и учебу было целой проблемой). С Натальей они виделись время от времени — та жила в общежитии своего вуза и на работу устраиваться не спешила.

«С момента приезда в Москву я поменяла семь съемных квартир — уже научилась собираться за полдня, — рассказывает Ольга. — Причины были разные: то хозяева выставят квартиру на продажу, то повысят арендную плату, то с соседками отношения испортятся. В общем, не так чтобы просто было, но я знала — это временное. Родители мне еще до поступления говорили, что после диплома я получу квартиру, “однушку" в Южном Бутово. Они вложились в новостройку (сами оставались в Перми, купили именно для меня), пока я училась, дом достроили».

И тут возникло главное «но». Наталья, так и не доучившись, через четыре года после переезда в Москву вышла замуж. Девушка бросила институт и погрузилась в домашние дела. К моменту окончания Ольгиной учебы у ее сестры уже был ребенок. Муж, менеджер среднего звена в одной из крупных торговых сетей, звезд с неба не хватал, но зарабатывал прилично — и семья взяла ипотечный кредит на «двушку» в Царицыно. Но пока дом строится, семье было тяжело тянуть и ипотеку, и аренду жилья, и воспитание дочки. И Наталье пришла в голову идея...

«Наташа — дочка маминого брата Сергея. Он воспитывал ее один — жена ушла от него через два года после рождения ребенка. Моя мама как могла принимала участие в этой семье, сидела с Наташей, пока брат был на работе, была ее крестной, всегда делала хорошие подарки, я даже обижалась иногда, — говорит Ольга. — Сергей погиб вскоре после того, как Наташа уехала в Москву — попал в ДТП. Его квартиру Наташа получила в наследство — жилье продали и использовали как первый взнос по ипотеке. Но пока новый дом строился, она решила сэкономить — сама она не работала, а зарплата мужа, чуть больше ста тысяч, если платить ипотеку и аренду, на жизнь остается так себе. И она позвонила маме — попросила помочь».

Ольгина мама не отказала крестнице — разрешила пожить в квартире, которую купила для своей дочери.

«Просто позвонила мне и сказала — доченька, надо помочь Наташе. Это всего на полгода, пока дом не достроится, — говорит девушка. — Конечно, я не обрадовалась. Может, нехорошо так говорить, тем более и с Натальей, и с ее семьей у нас всегда были хорошие отношения, — но я сначала дар речи потеряла. Даже плакала в тот день. Но потом подумала и решила, что перетерплю».

В результате в новую квартиру (которая была оформлена на мать Ольги) первой переехала Наталья с семьей. Ольга пару месяцев откладывала переезд, продолжая снимать жилье. Но потом все же перебралась в «свою» квартиру.

«Самое смешное, Наталья сначала упоминала, что они с мужем могут пожить еще и у его родителей, в “однушке”, — говорит Ольга. — Но я сама сказала, да ладно, как вы там впятером будете жить, еще и с двумя собаками (родители мужа собачники со стажем). А потом эта тема как-то сама собой рассосалась… Ну и потом, я была уверена, что потерпеть надо будет три месяца. Ну, с учетом всяких форс-мажоров, полгода».

К моменту вселения Ольги в квартиру семья Натальи уже обустроилась, заведя свои порядки. И в ванной, и в шкафах, и на кухне почти все пространство было занято чужими вещами, Ольге пришлось заново отвоевывать себе пространство. К тому же в семье двоюродной сестры все трое оказались противниками сквозняков и постоянно следили, чтобы окна были закрыты наглухо. А Ольга не представляла жизни без глотка свежего воздуха.

«Естественно, и речи быть не могло о том, чтобы нам всем спать в одной комнате, — рассказывает девушка. — Летом я спала на балконе, а когда пришли холода, переехала на кухню. И тот и другой вариант — сомнительное удовольствие. Сначала приходилось ходить, извините, в туалет через комнату, где спят эти трое. А когда спала на кухне — обязательно ночью кто-то приходил воды попить, как будто нельзя с вечера в комнату забрать бутылку! Ну и дочка у них жаворонок, в девять вечера отключается, а в шесть утра уже завтракает — и конечно, я просыпалась почти каждый раз».

Но все это были трудности, так сказать, ожидаемые. Сюрпризом для Ольги стал тот факт, что вместо полугода семья Натальи планировала пожить в «однушке» полтора — тогда, разговаривая с крестной, девушка утаила тот факт, что дом, в котором они купили квартиру, находится на стадии котлована и ждать достройки придется долго.

«Я ни словом их ни разу не попрекнула, — говорит Ольга. — И не спрашивала сначала, почему они не съезжают, хотя все сроки вышли. Ждала, что сами объяснят. Ну, они и объяснили — когда прожили в квартире уже больше года. Наталья сказала, что вот, через месяц будем отмечать получение ключей. Типа, праздник у нас. Я сказала, что очень рада за них. А что еще было делать, мы ведь уже год так прожили, не скандалить же теперь?»

При этом к концу года совместной жизни девушка стала замечать, что у нее начались проблемы со здоровьем. «Сначала бессонница, правда, нечасто были такие ночи, раз в две-три недели. Потом стало чаще, — говорит Ольга. — И какие-то приступы паники. Я все время стала дергаться, бояться всего — машин на дороге, лифта в доме, громких звуков, любых резких движений. Такого со мной раньше никогда не было, и я стала всерьез думать, не обратиться ли к психиатру».

Последней же каплей стал случайно подслушанный Ольгой разговор.

«Когда отметили получение ключей, я решила — теперь могу вздохнуть спокойно, скоро этот кошмар — а тогда совместная жизнь стала для меня настоящим кошмаром — закончится. И тут услышала, как они с мужем ночью ругаются. Проснулась — и слушаю, а что еще остается? И слышу, как она его пилит — сколько лет женаты, ребенок растет, и не ездили на море со свадьбы ни разу! Муж говорит — тогда с ремонтом не успеем, придется еще на полгода все отложить. Но с ней разве поспоришь! В итоге они купили путевку и укатили в Турцию на две недели, а переезд с сентября отложили на весну».

Выяснить отношения Ольга в себе сил не нашла. «Мы никогда не ругались — у нас вообще в семье не принято показывать недовольство родными, мы всегда стараемся сохранить лицо, что ли. — говорит Ольга. — Вот и я за все это время слова никому дурного не сказала. Но я поняла, что не могу больше. Может, если бы квартира была на меня оформлена, мне бы хватило пороху, но она ведь мамина! И Наталья у мамы спросила разрешения и получила его».

В результате Ольга переехала из этой однокомнатной квартиры на съемную. «Мне надоел этот проходной двор, — признается девушка. — Ни гостей привести, ни выспаться нормально. Я стала похожа черт-те на кого: вечно не выспавшаяся, хожу как зомби, соображаю плохо. Сняла квартиру на короткий срок — у коллеги по работе, та ее на продажу выставляет, но я надеюсь, полгода можно будет не съезжать, вряд ли она быстрее продастся. Хочется верить, что за это время они уже переедут наконец-то. С мамой в итоге все-таки поругались — она недовольна, что я как бы пренебрегаю ее подарком. А как там жить, когда все друг друга на головах, и непонятно, когда все это кончится? Поживу немного, может, в себя приду. А если нет — пойду лечиться, точно ведь какой-то невроз получила».

Дом00:0115 августа

Божья воля

В Москве строят сотни храмов, несмотря на гнев жителей. Кому это выгодно?
Дом00:03 9 августа

Горящая земля

Россияне бегут из этого города, бросая свое жилье. Их квартиры никто не купит
Дом00:03 6 августа

Нескорая помощь

Ипотеку пытаются сделать доступнее для россиян. Радоваться пока рано