Новости партнеров

«Баттл-рэп мертв, и мы трахаем его труп»

Ресторатор о любви к алкоголю, блогерах и судьбе Versus Battle

Кадр: видео versusbattleru / YouTube

24 января в прокат выходит фильм «BEEF: Русский хип-хоп», снятый рэпером Ромой Жиганом. В нем известные исполнители рассказывают о судьбе этого музыкального жанра в нашей стране. «Лента.ру» поговорила с одним из участников проекта, Александром Тимарцевым, более известным как Ресторатор. Тимарцев — создатель крупнейшей в России площадки баттл-рэпа Versus Battle. Он объяснил, почему заигрывание андеграундных артистов с властями бесперспективно, поведал о планах на 2019 год и своем текущем проекте «Война стилей», в котором рэперы-фрешмены баттлятся под руководством хип-хоп-исполнителей Оксимирона и Смоки Мо.

«Лента.ру»: Расскажи про «Войну стилей»: на YouTube сейчас выходит пятый этап, а сколько их всего и когда финал ожидать?

Ресторатор: Шестой этап мы снимем в январе — последние шесть выпусков. По поводу финала мы подумаем, как это будет выглядеть. И уже в марте снимем конец истории, в которой один из участников выберет, кому достанутся деньги, — лидер по очкам будет распиливать банк. Ему достанется то, что осталось от миллиона, и он решит, как эти деньги распределить: может раздать разные части команде, а может забрать все себе. BPM (баттл под музыку — прим. «Ленты.ру»), скорее всего, не будет. С большой вероятностью будет финал «три на три» при участии менторов. Это мы позже решим окончательно. Но финал будет запоминающимся.

Смоки Мо тоже собирается баттлить?

Я на это надеюсь. Он прекрасен и должен это сделать.

Но все же он не баттл-рэпер, и на него много критики вылилось за участие в проекте.

Многие могут пойти ** *** [нахрен]. Смоки Мо — это король. Я его очень люблю и уважаю, это интереснейший человек. Я испытываю какие-то оргазмические позывы, когда он что-то рассказывает за круглым столом. Он создает именно ту атмосферу, которая нам нужна. А то, что он без баттлового опыта, — ну, бог ему судья.

Вы не рассматривали на эту позицию Гнойного, например? Просмотры бы взлетели.

Рассматривали. Но Гнойный — это не совсем та история, превратилось бы все в клоунаду. А Смоки — было интересно, как он показал бы свой подход с позиции отца русского рэпа 2000-х. Мы все знаем Славу — Слава слишком глубоко женат на постиронии. И в каких-то вещах мы бы с ним не договорились, как минимум. Хороший паренек, но перегибает палку.

Баттл Гнойного с Пиэмом будет?

Да. Когда — черт его знает. Сейчас денег соберем и сделаем.

Сколько тебе за него придется заплатить?

Я не в курсе. Думаю, мы договоримся, потому что это не самая кассовая история, я не уверен, что там будет много просмотров. Это скорее какой-то фетиш для любителей баттл-рэпа. Я думаю, найдем золотую середину. Может быть, сделаем мероприятие «в ноль», чтобы ребята заработали денег, а мы бы просто получили хороший баттл. Неденежная история в данном случае.

Когда у вас был баттл Гуфа с Птахой, его называли самым высокооплачиваемым в истории — два миллиона только за участие Гуфу заплатили. Выступления других рэперов после этого подорожали?

С чего бы? Пускай просят больше, это не значит, что мы им дадим. Есть Гуф — все-таки ключевая фигура русского рэпа со всеми его заслугами, и его выступление точно стоит этих денег. И то, что мы увидели, действительно была историческая ***** [херня]. Местами очень неловкая, местами очень стыдная, но это же было весело. Я оттуда вырезал практически 90 процентов своей речи, потому что был в неадеквате на момент съемок. На кону были очень большие деньги, и я нервничал. Соответственно, очень перебарщивал.

Сколько обычные рэперы за выступление получают?

В среднем 70 тысяч.

Есть участники «Версуса», для которых такой заработок — главный доход?

Да, разумеется. Почти все.

Получается, что ты создал площадку, которая приносит деньги за то, за что нигде больше не платят. Это стихийно получилось?

Я очень переживаю за русский рэп, за все вехи его развития. Бывают с ним проблемы. Мы в том числе занимаемся рекламой в клипах русских рэперов. И когда у нас получается состыковать рекламодателя и рэпера, и ребята могут, делая качественный продукт, заработать денег, я испытываю удовольствие.

Правда ли, что ты собираешься возвращать на «Версус» блогеров?

Правда.

Ради просмотров?

Не совсем. Скорее ради денег.

А почему ты от них отказался раньше? Хованский вот постоянно в кадре был до этого...

Я не отказывался от них. Хованский — это отдельная история. Постоянно блогеры были — Эльдар Джарахов, например, наш частый гость. Просто мы взяли паузу. Нам было неинтересно, а сейчас стало опять интересно. 2019-й — наш год.

Кто-то уже изъявил желание поучаствовать?

Да. Я, разумеется, не скажу — кто. Секрет. Это топовые имена русского YouTube, поэтому будет очень горячо.

А каких рэперов ты бы хотел видеть на своей площадке?

У нас уже запланировано восемь довольно громких событий, и из того, что я действительно хочу посмотреть, будет баттл Bumble Beezy. Хочу, чтобы он научил детей делать рэп.

С кем?

Не скажу (смеется).

Что ж ты такой скрытный?

Ну, есть вещи, о которых не нужно всуе говорить. Будет — значит, будет. Договоренности достигнуты, я думаю, уже в марте мы сможем это устроить.

А кого на «Версус» ты точно не позовешь?

Такого списка нет. С моего одобрения пока могут участвовать все.

Вы не планируете проектов вроде баттла американского рэпера Дизастера с Оксимироном?

Хм, как бы это закинуть... У нас есть амбициозная задумка, которая очень реальна. Но пока об этом рано говорить — она еще не продумана. Но есть идея сделать все гораздо интереснее.

Вроде битвы площадок?

Ни в коем случае. Нам сейчас не с кем воевать — я не вижу конкурентов. Тем более зарубежных.

Возвращаясь к «Войне стилей» — новый метод судейства у многих вызвал вопросы. Тайное голосование, по-твоему, работает?

Абсолютно. Я практически на сто процентов согласен с судейством на всех этапах. Есть вопросы кое-где, но на то и нужны независимые судьи. В первый день они просматривают материал вживую, во второй день — на записи. Компилируют свои эмоции с просмотров и выносят вердикт. И я с судьями согласен.

Получается, по очкам сейчас лидируют Династ и Витя Бови. Разве они самые сильные баттлеры в группах?

Если я не ошибаюсь, там четыре фаворита сейчас: Бови, Династ, Пиэм и Парагрин. Баттл с участием Пиэма — последний в пятом этапе.

В какой-то момент — например, после ряда заминусованных на YouTube баттлов — возникала ли у тебя по поводу этого проекта мысль «зачем я в это ввязался»?

Слушай, ну я кайфую с этого. Если кому-то не нравится — ну идут они ** *** [нахрен] и все. А мне это очень нравится. Даже последний баттл Микси и N’Rage у меня вызывает восторг. N’Rage раскрылся с абсолютно новой стороны, показал крутого казаха — это было прекрасно.

С финансовой точки зрения проект оказался успешным?

Нет. Я очень много личных денег туда вложил, потому что после блокировки из-за букмекерских контор были некоторые сложности, и уже месяц мы выкладываем выпуски без рекламы. Пока так — держимся.

Расскажи об этом подробнее. В сентябре ваш канал на YouTube заблокировали из-за «рекламы нелегальных букмекеров». А потом все вернулось. И выпуски с рекламой до сих пор висят.

Просто YouTube — это братишки наши. Друзья номер один. Изначально там была проблема в формулировке: в правилах было написано, что gambling ads запрещены, а переведено это было буквально, как реклама казино. Уже потом мы поняли, что любые взаимодействия с игрой на деньги запрещены, но для нас не стало сложностью разблокироваться, потому что это не наш прямой косяк. Если бы изначально в правилах все было корректно написано, мы бы не стали этого делать.

На «Войне стилей» устанавливали какие-то ограничения, о чем можно или нельзя читать?

На уровне морали — да. Мы не вырезали оттуда ничего, но просто неприятно, когда ребята там про украинский конфликт что-то говорили. Будучи главой лиги, имею право послать их ** *** [нахрен] и вырезать какие-то моменты. Но, в принципе, за рамки ничего не выходило. Если взять одно из наших мероприятий, которое снималось на «Газгольдере», — оттуда был практически полностью вырезан огромный кусок про события в Кемерове. Я считаю, что не надо даже ********* [рты] открывать на эту тему. Это всех затронуло — нельзя об этом говорить в таком формате.

Какой лучший из вышедших баттлов «Войны стилей», на твой взгляд?

Парагрин с Пиэмом, если не ошибаюсь. У Гриши Парагрина были горячие раунды, это было очень хорошо.

Назови пять участников «Войны стилей», с которыми ты продолжил бы работать после проекта.

Палмдропов, Пиэм, Парагрин, Витя Бови и Династ.

У команды Оксимирона больше топовых рэперов?

Я болею за «Тигров» (команда Смоки Мо — прим. «Ленты.ру»).

Ты раньше говорил, что вы переехали из бара 1703. Где сейчас проходят баттлы?

Нет, мы и сейчас там снимаем. Мы переехали в новый 1703, он расширился — и мы вернулись. [Мои слова о переезде — ] завуалированный ****** [блеф] был.

На мероприятия все так же не пускают людей со стороны?

Нет, и никогда не пускали. Приходят люди, которых мы знаем, которым мы жмем руки. Других людей там нет. Журналисты спрашивают разрешения и получают отказ — нам это неинтересно.

Вся эта тема, которая творилась с отменами концертов рэперов в последние месяцы... Как думаешь, почему только сейчас началось?

Я думаю, это вопрос амбиций. Есть кучка пидорасов, которые могут запретить, и они этим занимаются. Это классика прямо, «Фаренгейт» начинается. Все запретим, все закроем, ***** [тысяча чертей], а потом будем в очко лупиться.

Встречу рэперов с депутатами ты пропустил, хотя тебя звали. Почему?

Потому что это кусок дерьма. Это ни к чему не приведет. Я очень признателен, что Давид Птаха в это очень верит, очень надеется на разрешение ситуации. К сожалению, история современной России говорит, что ничего положительного не произойдет — респект ему за то, что он пытается, но это полная ***** [херня] и ни к чему не приведет.

У тебя есть один альбом 2016 года — «5 бутылок водки». Как ты его писал и сколько времени?

Музыку я не пишу. Я очень люблю писать тексты, но абсолютно не умею читать рэп. Я знаю, как эту музыку делать, но у меня не получается этим заниматься. Поэтому я сейчас сосредоточен на гострайтинге (написание текстов на заказ — прим. «Ленты.ру») и поп-исполнителям пишу песни.

Да ладно! Называть ты их, конечно, не будешь?

Ну да, это ж гострайтинг.

Чем вдохновляешься?

Я очень уважительно отношусь к алкоголю. Я набухивался, просыпался с утреца с похмельем — это самое лучшее состояние для того, чтобы что-то написать. И писал, к примеру. Трек поп-исполнителям занимает примерно два-три часа по работе, а свой каждый трек я писал где-то по полгода. Очень долго выдрачивал, выкручивал рифму. Получился кусок дерьма все равно, но мне ***** [похер].

А сейчас у тебя есть в столе песни?

Ну вот вышел трек с Bumble Beezy, который мы не хотели выпускать. Очень плохой трек, потому что я отвратительно на нем зачитал. Но, к сожалению, кто-то слил его. А я хотел переписать и сделать нормально. Я думаю, запишу сейчас еще пару треков. Один — со своим старым корешем из Челябинска. Наверное, попросим биток у Смоки Мо, чтобы было круто. И сделаем, пожалуй, фит еще с Витей CLassic — очень люблю Витю, но он этого не знает.

Тебе бы и Смоки Мо в фите не отказал, если бы ты предложил.

Нет, мне стыдно. Запороть трек Вити CLassic — это не так страшно. Я очень уважаю Смоки Мо — это не значит, что я меньше уважаю Витю. Просто у него слишком уличное дерьмо, можно сделать очень плохо — и будет все равно довольно сносно. А вот Смоки я не могу испортить трек. Он, может, и согласился бы, но для меня это какой-то предел мечтаний, практически как фит с Криплом — недостижимо и произойти не должно.

Баттл-рэп мертв?

Хороший вопрос. Я скажу так: баттл-рэп мертв, и мы **** [трахаем] его труп.

Узнать подробнее о фильме «BEEF: Русский хип-хоп», в котором снялся Ресторатор, можно на «Афише»

Культура00:03 9 июня

Неубиваемые

Эти изобретения принесли СССР миллионы, но их создатели ютились в коммуналках