«Я — моральный урод»

Один из лучших баттл-рэперов России о цензуре, насилии и популярности

Геннадий Фарафонов
Кадр: DLGG two / YouTube

24 января в прокат выходит фильм «BEEF: Русский хип-хоп», снятый рэпером Ромой Жиганом. В нем известные исполнители рассказывают о судьбе этого музыкального жанра в нашей стране. «Лента.ру» поговорила с одним из участников проекта, Геннадием Фарафоновым, более известным как Rickey F. Именно его создатель площадки Versus Battle Ресторатор в интервью с Юрием Дудем назвал одним из лучших в России баттл-рэперов. Геннадий рассказал о самых важных для него раундах, заказных текстах, отмене концертов и конфликтах между рэперами.

«Лента.ру»: Насколько я знаю, ты свою карьеру начал в группе neuro664 и отзывы слушателей были не очень хорошими. Как ты тогда к этому относился и почему продолжил заниматься рэпом?

Rickey F: Во-первых, российская общественность в интернете, особенно в русском рэпе, — это изначально очень токсичная среда. В принципе, любой исполнитель, когда начинает что-то делать, сталкивается с кучей негативных отзывов, потому что никому ничего не нравится. Если ты не можешь с этим справиться в первые несколько лет, то тебе нечего делать в русском рэпе. Если тебя может переубедить горстка комментариев, то это надо в другом месте чем-то другим заниматься.

Ты в первую очередь известен как участник баттлов на площадке Versus Fresh Blood. Какой из баттлов был для тебя самым знаковым?

Смотря в каком плане. Знаковый в том плане, что дал мне максимальный прирост в карьере, — это баттл с Гнойным. А знаковый для меня морально, я, если честно, не знаю. Нет ни одного баттла, которым я был бы на сто процентов доволен. Более-менее они все знаковые. Наверное, самый знаковый с Хип-Хоп Одинокой Старухи, где я проиграл. Вот он дал мне наибольшую пищу для размышлений.

Правда ли, что рэперам пишут тексты на заказ?

На баттлы тексты заказывают нечасто, потому что это субкультура, которая устроена так: ты должен сам написать этот текст, это 80 процентов работы.

За какое время до баттла рэпер начинает писать текст?

Если это «акапельный» баттл (баттл без битов — прим. «Ленты.ру»), то оптимальное время подготовки — три-четыре недели, а если это под биты, то больше недели не уходит, лично по моим ощущениям.

Когда я готовилась к нашей встрече и прочитала, что один из твоих лучших раундов посвящен раковой опухли оппонента, то подумала: «Вот моральный урод». А затем посмотрела баттл и неожиданно для себя рассмеялась. Но у меня тут же возник вопрос, есть ли у тебя границы? Какие темы ты не будешь затрагивать в баттлах?

Во-первых, сразу оговорка: я действительно моральный урод.

Я считаю, что когда ты приходишь на баттл, то подписываешь какое-то негласное соглашение на тему того, что ты готов слушать все, что тебе скажут. Это как часть спорта. Есть вещи, которые я бы не стал затрагивать, но это очень зависит от моего состояния, соперника, времени, поэтому не скажу, что у меня есть четкие табу. Разве что не быть совсем конченным… Хотя…

Как относишься к цензуре в баттлах? Например, недавно Ресторатор рассказал, что вырезал кусок, в котором рэпер упоминал Кемерово.

Насчет вырезанных кусков я сам недавно узнал, где-то в интернете прочитал. К цензуре отношусь, как и ко всем вещам в мире, — двояко. С одной стороны — это вроде бы баттл, вроде бы свобода слова. Но, с другой стороны, все понимают, в каком обществе и в какое время мы живем, а решения Ресторатора имеют под собой достаточно четкие основания.

Когда смотришь баттл, порой кажется, что, как только выключится камера, оппоненты начнут друг друга бить. Рэперская среда действительно такая суровая?

Короче, есть проблема такая в русском рэпе. Ты следишь за каким-то персонажем в сети и думаешь: ******* [идиот], или, условно говоря: «Это человек, с которым я не пошел бы пить пиво». И почти в ста процентах случаев, когда встречаешься лично с этим человеком, это оказывается супердушевный крутой чувак.

То есть баттл — это просто перформанс?

Нет, тут есть четкий момент. До баттла ты зачастую не знаешь противника лично, знаешь какой-то медийный образ. У тебя есть претензии к нему как к персонажу, к его медийной позиции. Если с ним особо не пересекаться и не общаться на какие-то отвлеченные темы до баттла, то это все можно в правильное русло эмоциональное привести. А после баттла зачастую это все сходит на нет. И я считаю, что это правильно.

А если мы говорим, например, о Гуфе и Птахе, которые дружили до баттла?

Это я считаю самыми волшебными баттлами, когда у людей есть не только конфликт интересов, но настоящий человеческий конфликт. Это всегда получается ******** [захватывающее] зрелище. Насколько мне известно, они далеко не все грязное белье наружу вынули, но при этом всем было зрелищно и очень интересно. Мне нравятся такие баттлы. Сам факт конфликта между людьми — вещь, которую не избежать в жизни. А когда это приводит к такому контенту — это прикольно. Не знаю, если бы я был на месте Гуфа или Птахи, как бы я себя ощущал, но смотреть за этим интересно, а это в принципе то, зачем это сделано.

А что ты думаешь о том, что некоторые рэперы продолжают вести себя, как гангстеры? Например, тот же Птаха сцепился с Obe 1 Kanobe.

Изначально повелось, что рэпер — это чувак с района с постоянными разборками, которому ***** [наплевать] на полицейских. Я сильно против романтизации насилия. Я считаю, что бить людей плохо. Мне не нравится, что происходит между Птахой и Obe 1. Я знаком с Obe 1, но не знаком с Птахой лично. Но они точно на 100 процентов могли решить эту ситуацию так, чтобы никто в тюрьму в итоге не сел. Я искренне надеюсь, что этого не произойдет. Но я считаю, что путь, который они избрали, не самый верный, но закономерный, потому что они рэперы старой формации. Вот нравится им бить друг друга с периодичностью раз в несколько лет. Я очень надеюсь, что фрешмены не будут оперировать образом гангстера. Уже ******* [дуракам] понятно, что насилие — это не круто.

Русский рэп настолько многогранен: тут и Хаски с Кровостоком, и GONE Fludd, и Feduk, и баттлы. Как думаешь, какая из этих граней будет сверкать, за какой из них будет интереснее всего наблюдать?

Я считаю, что они потому и сверкают, что их много. Русский и в принципе весь рэп имеет очень размытые границы. Из-за этого он настолько масштабен. Сейчас в любой топ можно зайти: из 100 композиций 95 будут рэп-треки. И я считаю, что многогранность на это сильно повлияла. Любой человек может что-то для себя найти в этом жанре.

А ты сам чьих релизов ждешь в 2019 году?

Мне кажется, дораскрыться должны Big Baby Tape, Тима Белорусских, Масло Черного Тмина, Платина, OG Buda и еще EIGHTEEN. Я бы поставил на этих ребят. За ними какие-то громкие вещи точно будут.

В интернете многие говорят о том, что баттлы больше нехайповая тема. Ты согласен с этим?

Да! Объясню: как и любая культурная история, она пережила супервзлет — баттл Мирона с Гнойным. Теперь она закономерно впала в депрессию. Так или иначе, баттлы смотрят до сих пор. Они набирают свои миллионы. Но в целом есть ощущение, что после того пика идет какое-то увядание. На самом деле баттлы — это же квинтэссенция конфликта, поэтому я не отрицаю вероятность, что они могут снова прогреметь с еще большим резонансом.

А кто, по-твоему, сейчас самые влиятельные люди в рэперской тусовке?

Я, наверное, не смогу достаточно объективно оценить самых влиятельных. Самых популярных легко понять, кто сейчас на волне. Самые влиятельные — это масонский круг, который сложно описать.

Несколько лет назад ты говорил, что хочешь быть исключением из правила: стать популярным рэп-исполнителем, выходцем из баттла. Как считаешь, у тебя получилось?

Я считаю, что получается. Скажем так, я не думаю, что уже достиг пика, когда я могу сказать: «Я все, что хотел в жизни, сделал». Наверное, это нескромно прозвучит, но в целом из тех людей, которых изначально заметили с баттлов, тех, кто вылез c Fresh Blood, по сути, никто, кроме меня и Alphavite, ничего или более-менее ничего в музыке не добился. И при этом я не считаю наши достижения каким-то великими. Мы ездим в туры, мы что-то собираем. Этим я очень доволен, но, конечно, у меня цели более масштабные.

Ты по-прежнему в основном зарабатываешь гострайтингом (написанием текстов на заказ—прим. «Ленты.ру»)?

Сейчас уже не сказать, что основные деньги — гострайтинг. Думаю, 50 на 50: половину мне приносит то, что я зарабатываю с концертов, со стримингов и прочее. Прошлый год стал знаковым, потому что стал работать механизм с iTunes и стали приходить деньги, которые можно ощутить. Это я говорю про артистов моего примерно уровня, понятно, что Баста давно зарабатывает на iTunes.

Я по-прежнему занимаюсь гострайтингом, но сейчас его уже сложно так назвать. Мы занимаемся полным циклом производства, начиная от аранжировки и заканчивая записями и обучением артиста. Конечно, это стало существенно дороже.

А как выглядит примерное техническое задание, чтобы заказать песню?

Бывают артисты, которые просто приходят и говорят: «Чего-то я закостенел в своем образе, хочу сделать что-то, что сейчас будет круто и актуально». Бывают, что приходят люди, особенно это касается рекламных заказов, с суперчетким техническим заданием. Вот мы, например, хотим такой длины, в таком стиле бит, такие-то мемы хотим вставить, тогда мы работаем с четкими инструкциями.

Скоро выйдет первый документальный фильм Beef Ромы Жигана о русском рэпе, в котором ты принял участие. Что можешь сказать о нем?

Насколько я помню, мое интервью для фильма снималось в 2017 году. Если честно, мне не было известно, попадут какие-то кадры оттуда в финальную версию или нет. Точно так же у меня не было доступа к другим материалам, поэтому рассуждать о фильме я не могу. Но в целом, если судить по составу людей, которые там снялись, можно сказать, что история русского хип-хопа будет раскрыта достаточно полноценно.

Фильм посвящен истории русского рэпа. Как ты считаешь, какие основные вехи в истории рэпа в России? Какие основные события выделил бы ты?

Мне кажется, что я не особо хорошо разбираюсь в истории хип-хопа, поэтому выделить какие-то эпохи для меня достаточно сложно. Я сейчас могу облажаться, и все — потом этот позор не смыть. Но в целом я думаю, что как раз одна из основных задач фильма — разложить все по полочкам.

По телевизору часто говорят, что у России уникальный путь развития. В чем, по твоему мнению, заключается уникальность российского рэпа?

Российский рэп, мне кажется, на данный момент гораздо больше похож на какое-то реалити-шоу, чем рэп американский. Это я в хорошем ключе говорю. У нас есть музыка, а есть антураж, который вокруг нее, вот вся эта фигня: какие-то отношения между артистами, скандалы, ситуации, отмены концертов — все вот это занимает большой процент, и из-за этого за рэпом интересно следить даже тем, кто эту музыку не особо жалует, хотя таких все меньше.

Ну и плюс прямая бочка (удар в большой барабан звучит на каждую долю — прим. «Ленты.ру»). Конечно, рэп под прямую бочку — это наше, чисто российское. Настолько обширный кусок последних двух лет она занимает. В американском рэпе такого не было, насколько я знаю.

Как сообщество рэперов прореагировало на арест Хаски и отмену концертов других исполнителей?

В целом реакцию тусовки можно заметить по концерту («Я буду петь свою музыку» — прим. «Ленты.ру»). А так, могу личное отношение сказать, которое, думаю, выразит усредненное мнение. Это, конечно, ***** [очень плохо]. Музыка не так должна работать, чтобы в ней были какие-то ограничения и правила. Люди, которые пытаются свалить вину за что-то на музыкантов и на музыку, не до конца понимают, как это устроено. Музыка — это отражение реальности, а не то, что эту реальность задает.

Но при этом всем, если быть честными, каждый из этих артистов по итогу что-то получил от отмены концерта. Я очень сильно сожалею, что они попали в эту ситуацию. Например, в группе «Френдзона» есть мой товарищ, и я не понаслышке знаю, что это очень неприятно, когда ты едешь по стране и тебе запрещают один за одним концерты. Но, к счастью, какая-то нотка справедливости имеется, то есть свою огласку они получили, хотя, конечно, это того не стоит.

А что думаешь о рэперах, которые решили пойти на диалог с властью на фоне этих отмен?

Я всегда к диалогу отношусь хорошо, вот всегда! Но есть ощущение, что этот диалог ни для одной из сторон не принес того, зачем они пришли. В целом ощущение, что это было бесполезно и как будто бы сразу было очевидно, что будет бесполезно.

В интернете сейчас начинают вводить ограничения. Как считаешь, интернету грозит цензура, как на телевидении? Рэп от этого не потеряет своей актуальности?

Во-первых, жанр становится сильнее, когда ему приходится пробиваться сквозь какие-то ограничения. Это с искусством всегда работало. Интернет, к счастью, — это площадка, где технически не получится что-то взять и основательно запретить, поэтому я считаю, что рэп от этого не потеряет.

Последний вопрос: если я хочу стать популярным рэпером, то что мне стоит сделать?

Мне кажется, сейчас есть один очень простой и хороший путь — делать очень долго очень ***** [отличную] музыку. И вот тогда все получится. Скажем так, не существует артиста, который очень долго делает очень круто, и его никто не заметит.

Узнать подробнее о фильме «BEEF: Русский хип-хоп», в котором снялся Рики Ф, можно на «Афише»