Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

«В тундре женщина может уйти от всех социальных рамок»

Зачем россиянки покоряют Арктику без мужчин

Фото предоставлено героем публикации

Российская тундра влечет путешественников своей дикостью и нетронутостью. Уроженка Нижнего Новгорода Ольга Смирнова приехала за полярный круг шесть лет назад и не захотела уезжать. Влюбилась. Изучив капризный регион вдоль и поперек, девушка сама стала организовывать турпоездки — составлять маршруты, договариваться с кочевниками о ночлеге, объяснять удивленным горожанам их обычаи. Среди прочего она создает специальные туры для женщин. В чем сила тундры, зачем приезжих угощают кровью и что бывает на Севере с одиночками — Ольга рассказала «Ленте.ру».

«Лента.ру»: Ольга, вы только что вернулись из тура. Расскажите, куда и с кем ездили?

Ольга Смирнова: Мы ездили в Ходовариху — старый поселок на побережье Северного Ледовитого океана. Место уникальное. Там стоит деревянный маяк, построенный в 1934 году. В поселке есть действующая метеостанция, на которой работают три человека. С нами как раз ездила съемочная группа, ребята делают фильм о жителях края Земли. Летом мы планируем запустить волонтерскую программу по восстановлению маяка, потому что сейчас он находится в критическом состоянии. Его уже можно сравнить с Пизанской башней — покосился.

Это памятник архитектуры?

Официально — нет, но мы его именно так воспринимаем и хотим сохранить. Это уникальная постройка — восьмигранная башня, которая когда-то была выкрашена вертикальными белыми и черными полосами. Маяк стоит на песчаном грунте, и постоянные сильные ветра выдувают песок из-под опор. Он был закрыт в 1996 году, сейчас три опоры из восьми просто висят в воздухе. Мы считаем своим долгом сохранить этот маяк, ведь он у нас единственный в своем роде.

В последнее время арктический туризм все популярнее. Если раньше эти места привлекали только иностранцев, любящих экстремальный отдых, то сегодня к необычной природе Северного полушария потянулись российские путешественники. С чем это связано?

У нас последние лет пять туристический поток идет ровно. Думаю, что кажущийся всплеск интереса связан с повышенным вниманием к этой теме в СМИ. Хотя я не исключаю, что интерес действительно увеличился. На самом деле в Арктике не бывает случайных людей. Когда сюда едут, то четко знают — куда и зачем, потому что это серьезное испытание, особенно в зимний период.

Вы говорите про уровень физической подготовки, выносливости?

Больше не про физический, а моральный. В Арктику, к примеру, в снегоходную экспедицию может поехать и хрупкая девушка. Она ее выдержит. В плане физических сил Арктика доступна всем. Однако нужно отдавать себе отчет в том, что здесь нет пятизвездочных отелей, уровень комфорта другой. В недельной экспедиции принимать душ два раза в день не получится, да и белых халатов с тапочками в деревнях не выдают. Но люди сюда едут не за этим.

А зачем?

Испытать себя, почувствовать суровую и чарующую Арктику. Главная цель наших путешествий — показать красивых и сильных людей, которые здесь живут. Кочевые народы гораздо счастливее нас, это сильные и свободные люди, которые принадлежат сами себе. У городских же жителей на плечах лежит много всего лишнего. Почти все наши путешественники после знакомства с кочевниками озвучивали схожую мысль.

Говорят, что коренные народы не слишком жалуют представителей туристического бизнеса, не хотят демонстрировать и монетизировать свою самобытность, поэтому якобы к этому привлекают «подставные семьи». Туристы действительно не видят настоящих тундровиков?

У нас такого точно нет, про другие регионы сказать не могу. У нас возле города стоят чумы, но все знают, что это туристический объект, а не настоящее стойбище. Там нет настоящих кочующих оленеводов. По поводу того, что не особо любят, — это правда. Представляйте, я к вам домой приведу группу туристов на день, а то и на три, и вы должны будете их развлекать, кормить. И это притом, что у вас есть своя работа, свои дела.

Ну я бы точно не обрадовалась. Но почему тогда соглашаются?

С этого они имеют определенный доход, не без этого. Ну и далеко не все соглашаются. Гостей принимают более общительные. И в любом случае — мы стараемся кочевников не загружать, одну за другой группы туристов к ним не водим.

На стойбищах туристам тоже дают испить оленьей крови?

Да. В тундре нет фруктов и овощей, а печень и кровь — основной источник витаминов. И гостей оленеводы угощают пищей, которую сами потребляют. 

Какие вообще бывают туры?

Они разбиты по временам года. Зимой популярны снегоходные маршруты, весной наступает время охоты, летом — сплавы по рекам, рыбалка. Еще мы предлагаем и авиамаршруты. Конечно, в любой из наших туров включены заезды в чумы, но по времени это где-то полтора-два часа. За это время туристы не сильно отвлекают оленеводов.

Помимо туров, мы любим организовывать событийные мероприятия. В 2014 организовали перелет на вертолетах на Новую Землю (архипелаг в Северном Ледовитом океане между Баренцевым и Карским морями — прим. «Ленты.ру»). В честь столетия полярной авиации поставили там памятный знак. В этих местах летал первый полярный летчик Ян Нагурский.

Также у нас есть чисто женский тур, приуроченный к 8 Марта. Первую такую арктическую экспедицию мы организовали четыре года назад. Женщины разных возрастов и профессий самостоятельно управляли снегоходами. В тундре женщина может уйти от всех социальных рамок и стереотипов — и получить совершенно новые ощущения и опыт. Был только один единственный мужчина — проводник-инструктор, он же идейный вдохновитель мероприятия.

Все же не чисто женская.

Как совсем без мужчин…(Смеется.) Но девушки максимально со всем справлялись сами.

Бывало, что кто-то разочаровывался в тундре?

В моей практике нет. Но однажды у нас была пара, которая боялась ехать в чум с ночевкой.

Чего боялись?

Сложно сказать, они не были настолько откровенны. Но главное, что по приезде в чум у них не осталось никаких сомнений. Теплая атмосфера развеяла все страхи.

А для вас это про бизнес или про любовь? Почему стали организовывать такие поездки?

Я не могу сказать, что это только работа, я так живу. Я очень люблю путешествовать по Северу. Я переехала на Север из Нижнего Новгорода шесть лет назад и влюбилась в эти места с первого взгляда.

И не надоедает?

Нет. Когда я жила в Нижнем Новгороде, я, как и большинство людей, жила от лета до лета. Все же хотят лето, тепло… А здесь я не живу от лета до лета, каждое время года на Севере прекрасно и любимо. Как-то актер и музыкант Петр Мамонов сказал: «Мне чудо — каждый день, у меня каждый день небо разное». Вот и у нас так же — чудо каждый день, каждый день тундра разная.

Как вы считаете, нужно ли увеличивать турпоток в Арктическую зону. Некоторые эксперты считают, это может нанести вред экосистеме, разрушить уклад жизни коренных народов Севера.

На гусеничных вездеходах турист не ездит, по крайнее мере, у нас, — это физически тяжело и некомфортно. За пять-шесть часов езды на вездеходе можно убиться. Ну и этот вид транспорта в тундре запрещен, потому что он действительно нарушает целостность растительного покрова. В местах прохода вездехода тундра не восстанавливается. Квадроциклы такого пагубного воздействия не оказывают, но далеко не везде можно проехать на них.

И возвращаясь к жизни коренных народов. Туристическое вмешательство имеет негативные последствия?

Я лично против массового туризма в тундру. Северная природа очень хрупкая. Группы в количестве 20, 30 человек способны вытоптать всю тундру. Кроме того, они становятся неуправляемыми, а это очень опасно. Мы формируем группы максимум из шести человек. Это то количество людей, которому комфортно находиться друг с другом, не разделяясь на мелкие подгруппы. Они идут одной командой и ценят девственность этих мест.

Моя подруга, узнав, что буду говорить с организатором туров в тундру, попросила спросить про самостоятельные походы. Организованный арктический туризм пока остается удовольствием финансово затратным. Можно исследовать тундру одному, вдвоем?

Это достаточно опасно. Такие туристы редко, но приезжают. Мы их потом ищем... Да, есть самостоятельные группы, но это не один и не два человека. И это хорошо подготовленные путешественники, которые обращаются за помощью. Мы разрабатываем для них маршруты. Да, они идут без проводников, но по тщательно спланированному маршруту, то есть знают, где будут ночевать, есть и так далее. Вообще говоря, арктический туризм предполагает сознательность, — принимая решение поехать в такой тур, человек обычно понимает, что его ждет.

Как описать арктическую тундру человеку, который никогда в ней не был?

«Ты узнаешь, что напрасно называют Север крайним, Ты увидишь, он бескрайний, я тебе его дарю». Так пел Кола Бельды в своей знаменитой песне «Увезу тебя я в тундру». Тундра действительно бескрайняя. На все четыре стороны горизонт, и ты не скован стенами домов, леса и горы не загораживают обзор. Такого ощущения легкости и свободы нет нигде.