Больше интересных новостей у нас во ВКонтакте
Новости партнеров

Мертвый сезон

Семь лучших детективов и триллеров весны

Картина Питера Рубенса «Медуза»

Современный классик французского детектива Жан-Кристоф Гранже выпустил новый роман «Земля мертвых» и сумел удивить читателей. Американец Харлан Кобен в книге «Не отпускай» снова обращается к прошлому, которое не дает героям жить в настоящем. Тана Френч романом «Тень за спиной» устанавливает новый канон ирландского детектива. И другие самые яркие триллеры весны.

Жан-Кристоф Гранже «Земля мертвых» (перевод М. Брусовани, Р. Генкиной, изд-во «Азбука»)

Давно прошли те времена, когда Жана-Кристофа Гранже уместнее всего было представлять российской публике как того самого француза, который выступил автором литературной основы фильма Матье Кассовитца «Багровые реки» с Жаном Рено и Венсаном Касселем в главных ролях. Фильм успел подзабыться, а Гранже стал абсолютным мэтром детективного жанра французского извода. Его авторитет таков, что если кого-то из младших коллег сравнивают и уподобляют Гранже — они считают это за честь. Сам же Гранже вместо того, чтобы забронзоветь и начать писать небрежней, продолжает брать новые высоты. Его свежий роман «Земля мертвых» — лучшее тому подтверждение. Начать хотя бы с того, что писатель позволяет себе найти и поймать убийцу примерно в середине романа.

Детектив Стефан Корсо, человек с непростой биографией — сирота, жертва насилия (аналогичные психологические травмы свели в могилу героя «Маленькой жизни» Ханьи Янагихары), в юности имел серьезные проблемы с наркотиками — расследует жестокие убийства стриптизерш. Молодых женщин не просто убивают — маньяк связывает их таким образом, чтобы в попытках освободиться они удушили сами себя. Предварительно он режет им лицо и заталкивает булыжник в горло.

Параллельно с расследованием убийств Корсо ведет непростой бракоразводный процесс с бывшей женой — маленькой болгаркой по происхождению и большой поклонницей садо-мазо по зову сердца. В результате арестован тот, на кого указывали прямые и косвенные улики. Дело закрыто, начинается суд. Но это не финал, а только середина романа. Еще страниц двести Гранже будет играть с читателем в кошки-мышки, заставляя усомниться в виновности арестованного, снова убедиться в его маниакальных пристрастиях, начать распутывать все дело заново, пойти по ложному следу, вырулить на путь истины и прийти к совершенно неожиданным выводам. В 2019 году довольно трудно удивить читателя оригинальными сюжетными ходами, но Гранже это, похоже, удалось.

Донато Карризи «Теория зла» (перевод А. Миролюбовой, изд-во «Азбука»)

Детектив Мила Васкес работает в отделе по поиску пропавших людей. Кого-то из них убили, кого-то похитили, кто-то покончил с собой, кто-то исчез, чтобы начать все сначала (в жизни каждого рано или поздно возникает соблазн пойти по последнему пути). Это очень разные люди: мужчины, женщины, подростки. Один из исчезнувших возвращается спустя 17 лет, чтобы расстрелять всю семью. В живых остается лишь ребенок. Мальчик свидетельствует, что тот, кто это сделал, не просто не изменился — он даже был одет, как на последней перед исчезновением фотографии.

Почему добропорядочные граждане возвращаются спустя годы с намерением убивать близких? Где они были все это время и почему так изменились? Кто повлиял на них? Миле Васкес предстоит ответить не только на вопросы, которые ставит перед ней ее работа, но и на те, которые касаются ее внутреннего мира. А там все не менее запутанно. Триллер с элементами психоанализа понравится тем, для кого слова «травма» и «аутоагрессия» — не пустой звук.

Харлан Кобен «Не отпускай» (перевод Григория Крылова, изд-во «Азбука»)

Харлана Кобена привлекают сюжеты, в которых прошлое не дает забыть о себе, влияет на настоящее, определяет его. В романе «Не говори никому» у героя погибла жена, а спустя восемь лет на его электронный адрес стали приходить письма, подписанные ее именем. В свежем романе «Не отпускай» временной промежуток, как и число погибших, — больше, а сюжет еще запутаннее.

Между трагедией и сегодняшним днем проходит 15 лет. Полтора десятка лет назад погибли юноша и девушка — ученики выпускного класса. Детектив Напа Дюма тогда потерял брата-близнеца и любимую девушку. А теперь отпечатки пальцев девушки вдруг появляются в деле об убийстве полицейского. Несмотря на большой временной промежуток, Дюма начинает расследование с нуля и внезапно обнаруживает информацию, которая позволяет считать давнее дело не архивным, а текущим.

Тана Френч «Тень за спиной» (перевод В. Голода, И. Алюкова, изд-во «Фантом Пресс»)

После бренда «скандинавский детектив» с подачи Таны Френч впору отмечать знаком качества «ирландский детектив», потому что он уж точно не хуже, а местами даже психологичней и саркастичней. А сотрудница убойного отдела Антуанетта Конвей уж точно не бледнее звезды «Моста» отмороженной Саги Нурен. Антуанетте Конвей и ее напарнику Стивену Морану поручено расследовать убийство блондинки, приложенной ее же любовником в пылу страсти о камин. Однако то, что начинается предсказуемо и скучно, как российские региональные новости о пьяной поножовщие, вскоре оборачивается не тем, чем казалось.

Когда-то в середине прошлого века постмодернизм позволил авторам детективов писать высокую литературу, а изящной словесности быть не только умной, но и занимательной. С тех пор прием перестал быть свежим, но в умелых руках таких авторов, как Тана Френч, отлично работает до сих пор.

Николас Обрегон «Голубые огни Йокогамы» (перевод А. Финогеновой, изд-во «Синдбад»)

Так почти никогда не бывает, чтобы детективный роман был основан на реальных событиях, однако в случае с «Голубыми огнями Йокогамы» это правда. 30 декабря 2000 года в Токио в своем доме были убиты четверо членов семьи Миядзава. Убийца не просто расправился с ними — после убийства он провел еще немало времени в их доме: ел мороженое из их холодильника, играл в компьютерные игры.

С детства очарованный Японией Николас Обрегон оказался в стране мечты только ближе к 30-ти годам — в журналистской командировке. Зато почти сразу решил написать роман о резонансном убийстве, заметка о котором попалась ему на глаза. В его книге убийство семьи — лишь один из эпизодов, в котором фигурирует странный знак: черное солнце. Везде, где он появляется, умирают люди (некоторые предпочитают сами свести счеты с жизнью). Что это за символ и кто за ним стоит и предстоит узнать двум молодым полицейским.

Хелен Фицджеральд «Плач» (перевод Ирины Филиповой, изд-во «Синдбад»)

Рождение первого ребенка в жизни молодой семьи — один из самых сложных периодов: изменение привычного жизненного уклада, усталость от навалившейся ответственности, психологическое давление со стороны окружающих и прочее. На чем и играет Хелен Фицджеральд. Герои ее книги, Джоанна, Алистер и их маленький сын Ной, летят из Глазго в Мельбурн. Во время длительного перелета младенец почти все время плачет, раздражая окружающих пассажиров и выматывая родителей. Мальчик успокаивается лишь перед посадкой.

Уже сойдя с самолета, родители понимают, что их сын замолчал навсегда. И тогда, сломленным горем Джоанне и Алистеру приходит в голову инсценировать похищение Ноя. Все полицейские и информационные силы Австралии задействованы в поисках младенца. Но тот вымышленный мир, который сконструировали вокруг себя родители Ноя, оказывается еще ужасней страшной правды.

Роберт Брындза «Смертельные тайны» (перевод С. Хатуевой, изд-во «АСТ»)

Классический полицейский детектив, а не мистика, психологический роман или социальная сатира, которые рядятся в одежды палп-фикшн. «Смертельные тайны» — шестая по счету книга цикла, в которой преступления расследует детектив Эрика Фостер. На сей раз ей достается убийство танцовщицы бурлеска Мариссы. Одним морозным утром мать Мариссы обнаруживает тело дочери на крыльце в луже замерзшей крови. Убийца попал на камеры наблюдения: это высокий человек в плаще и противогазе (большой оригинал, как вариант, мог бы клоунскую маску надеть). И этот случай не единственный в Южном Лондоне. Английский детектив имеет свои жанровые особенности и надо заметить, что Роберт Брындза умело заигрывает с классикой, красиво нарушая горизонт ожидания читателя.

Культура00:0521 октября

Непростые движения

Крамп, би-боинг и пластичность змеи: что происходит с уличными танцами в России и мире