Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram

Правительственная кухня

Что вице-премьеры делали в этом году

Фото: Александр Астафьев / РИА Новости

Критика правительства традиционно занимает центральное место в общественных дискуссиях. Обсуждая какую-нибудь отдельную проблему, критик естественно не берет во внимание другие аспекты деятельности ответственного за нее чиновника. Однако оценить эффективность работы высшего исполнительного органа страны можно только в совокупности всех дел правительства. Такую возможность дает обзор «Вице-премьерская повестка», издаваемый Фондом «Петербургская политика». Специфика и традиция российской исполнительной власти такова, что именно кабмин и составляет то, что в СМИ принято понимать под термином «правительство». «Лента.ру», опираясь на обзор, попыталась разобраться в том, что произошло в правительстве с января по апрель 2019 года.

Главные задачи

По мнению авторов обзора, ключевой задачей руководителей правительства в первые четыре месяца 2019 года были удержание текущей ситуации и минимизация последствий негативных экономических процессов. Прежде всего, внимание уделялось политике сдерживания цен. Велись переговоры с нефтяниками по стоимости бензина. Проводились мероприятия по ограничению цен стройматериалов и роста коммунальных тарифов. «Не приходится утверждать, что эффективность предпринимаемых мер оказалась одинаковой. Наибольшие проблемы выявились в секторе жилищного строительства, где ограничение долевого строительства создало ожидания сокращения предложения на рынке. Сезонный всплеск инфляции в начале года оказался заметно более резким, чем в предыдущие годы, однако к марту тревожность населения в этом вопросе несколько снизилась», — делают выводы авторы обзора.

Второй важной задачей было не дать кабинету министров превратиться в «полюс притяжения антирейтинга», который мог бы «тянуть за собой рейтинги других властных институтов и аппаратное ослабление самого правительства». По мнению экспертов Фонда «Петербургская политика», эта задача была в целом решена, несмотря на разновекторный характер экономических и политических процессов первых месяцев 2019 года. Вот почему динамика рейтингов кабинета министров и других институтов власти была соизмеримой, что подтверждается данными ВЦИОМ и ФОМ, а ежегодный отчет правительства в Госдуме прошел без особых стрессов.

Специалисты Фонда «Петербургская политика» особо отмечают, что «попытка сгладить общую тревожность общественного мнения с помощью социальных инициатив в ежегодном послании президента Федеральному собранию и с помощью национальных проектов дает пока ограниченный эффект». Тема нацпроектов в общественном мнении остается весьма значимой, но в практической плоскости находится пока в стартовом состоянии. И это понятно, так как детализация и популяризация нацпроектов была отложена почти на год. Поэтому говорить о массовых ожиданиях реализации нацпроектов и «предвкушении достижения запланированных результатов» не приходится.

Два вектора позитивной повестки

Правительству было важно в этом году продемонстрировать собственную позитивную повестку и предъявить обществу эффективную концепцию развития. Правительство пошло в достижении этих целей двумя путями. Первый вектор — объявленный премьером Дмитрием Медведевым комплекс мер под общим названием «регуляторная гильотина». Бренд оказался сколь удачным, столь и популярным. О «регуляторной гильотине» моментально заговорили СМИ и предприниматели. Основная работа над устранением избыточных требований к бизнесу ведется сейчас аппаратом правительства, где был учрежден специальный департамент.

Были замечены инициативы первого вице-премьера и министра финансов Антона Силуанова по снижению регулирующего воздействия государства на экономику, которыми он поделился на совещании по национальным проектам в Калуге. Предложения Силуанова сразу стали понятны широкой предпринимательской общественности и были приняты «на ура». В них речь идет о принципиальном смягчении санкций за валютные нарушения у экспортирующего бизнеса путем радикального сокращения штрафов от нынешних 100 процентов от выручки до 3-5 процентов.

Кроме того, не остались без внимания предпринимателей и простых граждан предложение о полном освобождении от проверок контрольно-надзорных органов самозанятых граждан и о существенном упрощении процедуры возвращения НДС. Конечно, очень неожиданным оказалось то, что инициатором смягчения различных изъятий в бюджет оказался Минфин, но факт остается фактом. Тем не менее, делают вывод в этой части обзора авторы Фонда «Петербургская политика», сохраняется запрос на более конкретные шаги, которые подтвердят способность правительства влиять на стиль работы контрольно-надзорных органов.

Каждый за себя и все вместе

Приятный вывод о том, что правительство в нашей стране есть и оно работает, дает знакомство с таблицей «Содержание повесток», где скрупулезно перечислены все публичные и непубличные деяния вице-премьеров. Проблемы, которые пытались решать заместители председателя правительства, всем хорошо известны, однако поражает тот факт, что их очень много.

Здесь обращают на себя внимание труды Дмитрия Козака о продлении на три месяца соглашения с нефтяными компаниями о ценах на топливо, что и понятно — об этом больше всего говорили СМИ. Куда менее известна его инициатива подготовить к 1 июля предложения по стимулированию производства в России оборудования для СПГ-проектов. Кажется совсем непонятным практически полное отсутствие в информационном пространстве комментария об отказе Дмитрия Козака на введение преференций для угольной генерации в европейской части России и на Урале с помощью повышения тарифов, предложенных Минэнерго.

Насыщенной была повестка Татьяны Голиковой — разумеется, из-за специфической тематики, которая касается абсолютно всех семей. Сразу вспоминается обсуждение планов выдачи материнского капитала после рождения первого ребенка в семье, ее обещание упростить доступ к бюджетному финансированию для социально ориентированных НКО, изменить с 2019 года правила приема на целевое обучение в учебных заведениях, исходя из потребностей экономики.

Деяния остальных вице-премьеров хоть и не столь часто обсуждаются в СМИ, но важность и количество решаемых ими проблем весьма впечатляет. Юрий Борисов подчеркнул, что темпы роста производительности труда и выручки в ОПК выше средних по стране. Максим Акимов предложил использовать портал «Госуслуги» для общественного контроля за нацпроектами и объяснил неспособность Роскомнадзора заблокировать Telegram использованием незрелых технических решений. Виталий Мутко пообещал «не влезать в экономику» уже строящегося долевого жилья. Юрий Трутнев заявил о снижении оттока населения с Дальнего Востока в два-четыре раза. Ольга Голодец выразила недовольство финансовой недооцененностью труда женщин в России — по сравнению с мужчинами они получают лишь 70 процентов от возможного оклада. Константин Чуйченко сообщил, что одобрен законопроект, вводящий инвестиционную квоту на добычу крабов, особо указав на отрицательную позицию Минэкономразвития в этом вопросе. Все эти разрозненные детали составляют единый вектор деятельности правительства.

Первый вице

Первый вице-премьер и министр финансов Антон Силуанов занимает особое место в обзоре Фонда «Петербургская политика». Отсутствие серьезных потрясений в макроэкономике позволило Антону Силуанову, по мнению специалистов Фонда «Петребургская политика», перейти от преимущественно бюджетного позиционирования к более широким инициативам. Ключевым шагом здесь стало заявление в качестве одного из приоритетов национальных проектов поддержки экспорта.

«Обнародованная первым вице-премьером цифра о непрерывном росте экспорта в течение последних 28 месяцев стала попыткой компенсировать оперирование критиками правительства негативной экономической статистикой, особенно связанной со снижением реальных доходов населения», — акцентируют внимание авторы обзора.

При этом особое внимание уделяется демонстрации динамики несырьевого и неэнергетического экспорта, а именно рост с 2016-го по 2018 годы с 109 до 149,4 миллиарда долларов. Это позволяет оценивать действия правительства как стратегически верные и приносящие пользу экономике, а также улучшить отношения между экспортерами и государством. «Символом этого призваны стать предложения Силуанова, нацеленные на резкое снижение штрафов за нарушение валютного законодательства и облегчение применения нулевой ставки НДС при экспорте. Одновременно предпринята попытка занять нишу главного проводника интересов инвесторов. В подтверждение этого приводятся данные о высоком спросе иностранных покупателей при весеннем выпуске евробондов в долларах и евро, а также символически значимые возвращение в Россию Opel и открытие в Подмосковье завода Mercedes, что несколько смягчило негативный фон от закрытия заводов Ford», — подчеркивают авторы обзора.

Вторым направлением активности Силуанова стали темы предпринимательства и микробизнеса. Анонсированное первым вице-примером облегчение условий для получения предпринимательского кредита — в частности, снижение минимального и увеличение максимального размера, а также предложение освободить от надзорных проверок самозанятых оказались весьма значимыми с точки зрения создания правительством дружественного по отношению к некрупному бизнесу интерфейса, уверены авторы обзора. Все это, по мнению экспертов, обозначило попытку репозиционировать Силуанова из финансиста в макроэкономиста, «не ориентированного на пополнение бюджета любой ценой и готового к уступкам ради улучшения экономической динамики».

Одновременно были предприняты значительные шаги по аппаратному укреплению, свидетельством чего стала организация в регионах совещаний по реализации нацпроектов и назначение Антона Силуанова главой правительственной комиссии по бюджетным корректировкам.

Однако в обществе, указывается в докладе, по-прежнему слабо понимается роль финансово-экономического блока правительства в стабилизации экономической конъюнктуры. «Общественный интерес к работе блока традиционно высок в период появления негативной экономической статистики, в то время как при стабилизации положения полученные результаты воспринимаются как сами собой разумеющиеся и не связанные с активностью государства. Кроме того, национальные проекты пока не воспринимаются как ощутимый инструмент достижения более благоприятной экономической и социальной динамики», — делают вывод авторы обзора.