Новости партнеров

Дружба в эпоху перемен

Китай и Россия готовы стать друзьями навеки. Что им мешает?

Фото: Сергей Бобылев / ТАСС / Reuters

Китайцы, как известно, не любят перемен, по крайней мере, резких. А Россия хоть и стремится к стабильности, но последние сто лет только и делает, что переживает потрясения, чередуя войны с политическими и экономическими кризисами. При этом оба государства имеют обоюдные интересы ввиду соседства и огромного влияния в регионе и давно пытаются наладить полноценное сотрудничество. Насколько успешны эти попытки, разбирались участники международной конференции «Россия и Китай: сотрудничество в новую эпоху». Корреспондент «Ленты.ру» послушал выступления дипломатов и авторитетных экспертов и убедился, что ни в экономической, ни в гуманитарной сфере сотрудничество не складывается. А громкие заявления о «дружбе навек» мало что значат в эпоху перемен.

Горячо вверху — холодно внизу

Видные гости собрались в московском отеле Lotte Plaza, что добавляло происходящему комичности: южнокорейский бренд Lotte попал под огонь критики в КНР еще в 2017 году, когда компания согласилась передать свой участок гольф-клуба корейскому правительству для последующего размещения там американских противоракетных комплексов THAAD. С тех пор бизнес этой компании в Китае обвалился, а большинство отелей и магазинов просто закрылись.

Впрочем, в серьезности намерений организаторов сомневаться не приходилось: если с российской стороны организатором был Российский совет по международным делам (РСМД), то с китайской — Китайская академия общественных наук (КАОН), которая представляет собой масштабную систему научных центров и в иерархии КНР сравнима с Российской академией наук без технических дисциплин.

Открывал конференцию с приветственным словом президент РСМД и бывший министр иностранных дел Игорь Иванов. Он дипломатично отметил, что ситуация в мире чрезвычайно сложная, и подчеркнул важность сотрудничества с Китаем для решениях глобальных проблем. Далее вступительную речь зачитал заместитель председателя правительства Максим Акимов, который заметил, что товарооборот между странами в 2018 году достиг рекордных 108 миллиардов долларов, и следующая задача — удвоить его. Для сравнения: товарооборот между Китаем и США — 634 миллиарда долларов.

Российской стороне оптимизма было не занимать: Акимов говорил, что в мире, который больше не живет по либеральному стандарту, отношения Москвы и Пекина становятся еще важнее. На повестке дня в межгосударственных отношениях — робототехника, космос, строительство широкофюзеляжного дальнемагистрального самолета CR929, который «не имеет мировых прецедентов», развитие трансграничного пространства доверия. Отдельно Акимов высказался о китайских проектах в Арктике — из его слов следует, что Россия ничего не имеет против планов объявившего себя «околоарктической страной» Китая. Напомним, Морской Шелковый путь Китая в планах мягко перетекает в этот регион и на первых порах будет стыковаться с российским Северным морским путем.

Китайские эксперты делиться цифрами не спешили, предпочитая витиеватые и пространные рассуждения. «Если я буду отвечать на ваш вопрос, то что, мои тезисы не нужны что ли? Лучше послушайте то, что я приготовил, а в конце, быть может, отвечу и вам», — ответ одного из экспертов из КНР модератору Сергею Брилеву как нельзя лучше описывал их настроение. Стоит ли говорить, что на острые вопросы «Где же китайские компании были после крымских событий? Боялись американских санкций, потому не сотрудничали с Россией?» ответа не последовало.

Брилев со временем, видимо, понял бесплодность своих попыток и на третий раз к вопросу добавил страховочное «ответьте, пожалуйста, если это возможно». Никакого ответа он, конечно же, снова не получил. Плохая коммуникация и банальное непонимание между россиянами и китайцами (за исключением профильных специалистов) бросались в глаза даже на таком высоком мероприятии.

Некоторые китайские эксперты все же выбивались из общей массы. Например, президент Академии общественных наук КНР Се Фучжань утверждал, что Россия нужна Китаю для построения новой глобальной системы управления, а реальность в отношениях даже превосходит ожидания. Впрочем, в чем именно Се пояснить в личной беседе отказался — его обед оказался более срочным делом, нежели разговор с российскими журналистами.

«Экономика — это проблема для России, а не для отношений»

О неравенстве России и Китая тоже говорилось. Например, профессор Фуданьского университета Чжао Хуашэн на вопрос, действительно ли отношения настолько равноправные, как об этом на публику говорят практически все, призвал к логическому разделению. «Существуют две категории: политическая и экономическая. В политическом плане — отношения будут оставаться равноправными практически в любом случае. А вот в экономическом — объективно мы в разных, несоразмерных категориях».

После этого последовал вопрос: может ли Россия стать для Китая тем, чем Канада стала для США — важным стабильным партнером, на ресурсы которого можно рассчитывать, но малозаметным на фоне соседней сверхдержавы. Такие теории приходилось слышать из уст китайских экспертов, да и в России люди, разделяющие скептические по отношению к Китаю взгляды, часто пугают превращением страны в сырьевой придаток. «Это практически невозможно. Китай заинтересован и в импорте товаров с добавленной стоимостью из России, но пока таких товаров мало. В торговле между Россией и странами Запада примерно такая же ситуация — поставка ресурсов занимает порядка 50-60 процентов», — ответил Чжао. По его словам, российской экономике нужны реформы, но проблемой для отношений это не станет.

Директор по изучению китайских приграничных районов Син Гуанчэн стал едва ли не единственным из китайских экспертов, кто признал, что сотрудничество в некоторых сферах буксует, и, скорее всего, по независящим от Китая причинам. Для того чтобы это исправить, он предложил «связать народы сердцами». Экономические эксперты отмечали, что кроме сердец, пока неважно обстоят дела и с прямыми китайскими инвестициями в Россию — их меньше, чем со стороны Японии или даже Сингапура. Впрочем, офшоры в официальной статистике, само собой, не учитываются.

Глава Россотрудничества Элеонора Митрофанова, получив слово, объяснимо перешла к сфере, за которую отвечает. Гуманитарное сотрудничество между странами откровенно тормозится, и это не могли не признать даже российские чиновники. Митрофанова привела статистику по студенческому обмену — около 20 тысяч русских в Китае и 35 тысяч китайцев в России. Это очень мало по сравнению с тем, сколько китайцев уезжает на учебу, например, в США, несмотря на все более сложные отношения последних лет.

Новый посол России в Белоруссии Дмитрий Мезенцев, ранее много занимавшийся китайско-российскими отношениями, добавил удручающих фактов и по поводу почти несуществующего сотрудничества в области малого бизнеса. Китайский же посол в России Ли Хуэй, получивший на днях из рук президента Путина Орден Дружбы, ожидаемо негативные моменты затрагивать даже не начинал.

Доброе теплое ядерное оружие

Когда речь зашла о военной сфере, выступления экспертов приобрели более воинствующий и предсказуемый характер, где зачастую общий соперник назывался прямо — США. Выделить реально новые инициативы можно разве что из речи сенатора Владимира Лукина — он предложил создавать «на полуофициальном уровне» механизмы по ядерной проблеме, привлекая еще как минимум Индию и Пакистан. Однако Сергей Брилев справедливо усомнился и в такой возможности, вспомнив, как молодые китайские дипломаты рассказывали ему про их «доброе теплое ядерное оружие».

Милитаристскими выпадами особо запомнился Чжан Шухуа, директор Института политических исследований КАОН — сложилось впечатление, что весь зал на минуту оказался на записи китайского аналога программы «Время покажет». Чжан клеймил США, которые «скатываются к фашизму», вспомнил даже советское промышленное могущество Украины, «разваленное из-за НАТО». В беседе с журналистом «Ленты.ру» политолог сравнил непокорный Пекину Тайвань с ребенком, который испытывает «трудности возраста», а материковый Китай — с родителями, которые обязательно вразумят непутевого отпрыска. Правда, только если КНР сама этого очень захочет.

По итогам конференции напрашивается вывод, что строительство нового миропорядка, где Россия и Китай будут одними из основных игроков — едва ли не главная идея и надежда большинства выступавших. Именно это взаимовыгодное сотрудничество и должно, по их мнению, объединять такие разные страны. Символической близости действительно много: у стран часто совпадает позиция в ООН, регулярно проходят теплые встречи председателя КНР Си Цзиньпина и президента России Владимира Путина, совместные масштабные военные учения.

Однако без реального вовлечения в эти планы подавляющего большинства граждан на самом простом человеческом уровне, малого бизнеса и без выработки общего языка в прямом и переносном смысле — все смелые планы имеют большой шанс так и остаться лишь на бумаге.

***

Формально конференция в Москве была приурочена к 70-летию установления дипломатических отношений между Советским Союзом и коммунистическим Китаем. Самый авторитетный китаец на мероприятии — бывший член Госсовета Дай Бинго заверил аудиторию: Китай помнит и никогда не забудет помощь СССР в становлении Китайской Народной Республики.

Он рассказал личную историю: в 11 лет он вступил в общество советско-китайской дружбы, а когда ему было уже за 70, стал председателем китайской части Китайско-российского комитета дружбы. Своим примером он хотел показать, насколько важна дружба между крупными государствами, которая должна быть «навеки». «Нельзя ничего решать на эмоциях!» — в это высказывание Дай Бинго вложил особую энергетику. Остается надеяться, что ее воспримут и в Москве, и в Пекине.

Мир00:01Сегодня

Судный день в Мекке

40 лет назад мусульмане устроили бойню в святыне. Так зарождался исламский терроризм
Мир00:1018 ноября

Затерянный ад

Американский проповедник увел в джунгли сотни человек и убил их. В нем видели бога
Мир00:0314 ноября

Кто здесь власть

Ближний Восток нужен и России, и США. С кем им придется бороться?