Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

«Мы живем в эпоху массового вымирания»

Космос, танцы, психодел: революционеры инопланетного джаза в Москве

Группа «The Comet Is Coming»
Фото: страница группы «The Comet Is Coming» в Facebook

7 сентября на «Стрелке» выступит The Comet Is Coming — лондонская группа, играющая инопланетный джаз, в котором саксофон рычит и ревет ровно настолько же заметно, насколько замысловатые узоры ткут синтезаторные перезвуки. Обозреватель «Ленты.ру» Олег Соболев объясняет, в чем сила этой группы.

При первых прослушиваниях одного из двух альбомов The Comet Is Coming — особенно это касается на сегодняшний день последнего, вышедшего в начале этого года Trust Is the Lifeforce of the Deep Mystery — большинству знатоков джаза вспомнится одно-единственное ключевое имя — Сан Ра. Поясним для тех, кто не совсем в курсе: Сан Ра (в миру — Херман Пул Блаунт) — это джазовый бэндлидер, выпускавший пластинки на собственных лейблах с пятидесятых до девяностых и создавший как ими, так и своими концертными выступлениями настоящий культ, выходящий далеко за границы жанра. Сан Ра считал себя родом с Сатурна — и музыку играл абсолютно соответствующую утверждению, инопланетную и не вписывающуюся ни в какие стилистические рамки. Искусный клавишник, Сан Ра всегда делал свои инструменты — от пианино до синтезатора — главной отправной точкой зачастую очень хаотичных композиций. Но главное — он практически в одиночку создал определенную афрофутуристическую эстетику, основанную на поклонении космосу как чему-то отрицающему любые попытки осознания. The Comet Is Coming — это тоже джаз с клавишными, в котором чувствуется попытка оттолкнуться от той самой эстетики Сан Ра и превратить ее в нечто сугубо индивидуальное.

The Comet Is Coming — это трио, состоящее из клавишника Дана Ливерса (выступающего под псевдонимом Даналог), барабанщика Макса Халлетта (Бетамакс) и саксофониста Шабаки Хатчингса (Король Шабака). Первые два отдельно от группы состоят в дуэте Soccer96, Шабака же — лидер и участник еще с полдесятка других лондонских джазовых групп, например — Sons of Kemet. Именно Хатчингс — наиболее известный из трех музыкантов и наиболее критически обласканный: именитый британский журнал об авангардной и экспериментальной музыке The Wire уже вынес его фотографию на одну из своих обложек (честь, которой мало кто удостаивается). В каком бы проекте он ни участвовал — тому гарантировано внимание со стороны знатоков сегодняшнего джаза. Но The Comet Is Coming — это все-таки совсем не проект Хатчингса, а именно что трио очень равных по степени важности для музыки личностей. Проверить это легко: на альбомах группы саксофонные изыски Хатчингса не перетягивают на себя основное внимание, а, наоборот, сливаются в едином порыве с ритмами Халлетта и синтезаторами Ливерса.

Перед своим концертом в Москве The Comet Is Coming ответили на вопросы «Ленты.ру».

Как бы вы описали свою музыку для тех, кто не знаком с ней?

The Comet Is Coming: Звезды сошлись так, что трое высококлассных музыкантов решили играть вместе. Они живут искусством, несут в себе дух человечества и делают всё по принципу «сделай сам». Говоря более конкретно — мы играем психоделический джаз, под который можно танцевать. Наша цель — дать свободу своему воображению, перезагрузиться и изменить свои ДНК для дальнейшей эволюции.

Видео: The Comet Is Coming / YouTube

Известно, что вы всегда записываете музыку на пленку. Это определенная эстетика? Что скрыто за вашим предпочтением цифровой записи аналоговой?

Пленка имеет ограниченный срок жизни, как и все мы. Она конечна; она заканчивается в определенный момент музицирования. Все имеет конец, и это бесценно. Это радостно. Это магия.

В своей музыке вы выделяете особое место синтезаторам и их структуре звука. Почему вы используете конкретные синтезаторы, а не библиотеку разных инструментов?

Дан Ливерс: Я иррационален и эмоционален. Я влюбился в синтезаторы, которые очень задешево купил, когда был совсем маленьким. Roland SH-09 и Juno-60. Они моя первая любовь. Вместо того чтобы создавать широкую звуковую палитру, покупая несколько инструментов, я сосредоточился на умении играть на одном синтезаторе, чтобы переключаться между звуковыми мирами. Синтезаторы очень дорогие. После нашего небольшого успеха я стал достаточно привилегирован, чтобы позволить себе парочку новых, так что на нашем последнем альбоме я добавил Jupiter 4, а на следующем, возможно, добавлю что-то еще.

Чем, по-вашему, отличаются ваши живые выступления от записанных вами произведений?

Запись — это фиксация момента, а затем превращение его в то, что вы захотите слушать снова и снова, что-то, что согреет вас ночью. Концерт мимолетнее, он может быть намного ярче, выразительнее и громче!

Видео: The Comet Is Coming / YouTube

Как работа с вашими другими проектами влияет на вашу совместную музыку?

Мы разные личности, у нас разные взгляды на жизнь, разные музыкальные знания и источники вдохновения. Сочетание этих элементов подобно химической реакции адронного коллайдера, вы сталкиваете их вместе и видите, какие новые частицы рождаются.

Вы однажды упомянули, что «революционные времена требуют революционной музыки». Откуда у вас такое чувство, что сегодняшние времена революционны? Что вас подтолкнуло к этой мысли?

Мы живем в эпоху массового вымирания. Прямо перед климатической катастрофой. Это времена экспансии правых экстремистов и опасных популистских лидеров. Нам нужны сила, разрушение и сотрудничество. Для чего? Четыре причины. Мы хотим освободиться от экспоненциального угнетения. Мы собираемся выжить как вид. Мы будем заботиться об этой планете. Мы будем развивать и расширять технологии, чтобы иметь возможность покинуть планету до того, как она погибнет.

The Comet Is Coming выступят на «Стрелке» 7 сентября. Билеты на концерт, который пройдет при поддержке Beefeater, можно приобрести здесь.