Новости партнеров

Всем прощаю

Или как ведущий столичный архитектор не возвращает долги

Олег Шапиро
Фото: агентство городских новостей «Москва»

Основатель архитектурного бюро Wowhaus Олег Шапиро оказался интересен не только как профессионал своего дела. Как оказалось, маэстро обладает еще и талантом не платить по долгам. Пикантность ситуации придает тот факт, что архитектор умудряется уворачиваться от обязательств, имея на руках предписание суда. Как ему это удается — в материале «Ленты.ру».

Воля случая

Выпускник МАРХИ Олег Шапиро долгое время оставался вне профессии, занимаясь мелким бизнесом, и вряд ли бы в нее вернулся, если бы не случай. Точнее, хорошее знакомство. Как это часто бывает, в качестве локомотива, подтолкнувшего вверх, выступила студенческая дружба. В данном случае с главным художником Первого канала Дмитрием Ликиным, с которым Шапиро учился в МАРХИ и работал на некоторых мелких проектах. В частности, они совместно занимались изготовлением декораций для телеканала. В свою очередь, Ликин оказался знаком с известным бизнесменом Александром Мамутом, который в 2007 году предложил друзьям осуществить реконструкцию кинотеатра «Пионер» на Кутузовском проспекте — здания, построенного в 1953 году по проекту Зиновия Розельфельда.

С этого момента карьера Шапиро резко пошла в гору. Тандем, согласно данным сервиса «Картотека.ру», зарегистрировал на паритетных началах архитектурную мастерскую Wowhaus (ООО «Ваухаус») и приступил к реконструкции исторического кинотеатра. Надо сказать, что с этой работой друзья справились успешно, поэтому им был предложен следующий проект — создание на месте гаражей кондитерской фабрики «Красный Октябрь» института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка». Проект воплотился в жизнь в мае 2010 года и сразу стал культовым столичным местом.

Спустя год «Стрелку» посетил директор Парка культуры имени Горького Сергей Капков. Шапиро много рассказывал и показывал будущему главе департамента культуры мэрии Москвы. В том числе еще нереализованные проекты. После этой встречи Wowhaus получил свой первый государственный заказ — «Оливковый пляж», который был построен на берегу Москвы-реки недалеко от легендарного «Бурана», базировавшегося тогда на территории Парка культуры. В дальнейшем прибыльные заказы посыпались, как из рога изобилия: бюро Wowhaus облагородило Сад имени Баумана, набережную Воробьевых гор, Крымскую набережную, принимало участие в создании катка в Сокольниках и летнего кинотеатра в Филях. Можно констатировать, что архитектор Шапиро стал одним из крупнейших подрядчиков столичной мэрии.

Что, разумеется, не могло не сказаться на уровне его доходов, которые также существенно выросли. Об этом можно судить хотя бы по росту выручки архитектурного бюро Wowhaus, которая, согласно данным Росстата, по итогам 2011 года (год, когда был спроектирован «Оливковый пляж») составила немногим больше 21 миллиона рублей, что в полтора раза превысило выручку бюро за все время его существования до этого момента. А по итогам 2017 года — последнего, когда Ликин и Шапиро официально числились совладельцами Wowhaus (теперь, по данным системы «Спарк Интерфакс», бюро на паритетных началах владеют Агата Ликина и Анна Ищенко — прим. «Ленты.ру») выручка предприятия превысила 185 миллионов рублей.

Токсичная сделка

Но еще до того, как бюро начало демонстрировать успехи на ниве госзаказа, в момент завершения работ по проекту «Стрелка», у Wowhaus возник новый, оказавшийся рискованным, проект, потребовавший привлечения заемных средств. Шапиро и Ликин договорились о надстройке целого этажа в старинном здании по адресу Новинский бульвар, дом 28/35, строение 1. Собственных средств не хватало, поэтому партнеры обратились за займом к дружественной компании «Инфинс». «Это был их личный бизнес-проект, — рассказывает юрист Евгений Захаров, представляющий в судебных инстанциях интересы компании «Инфинс». — Цель — построить и продать». В июле 2010 года «Инфинс» заключила с тандемом договор займа со сроком возврата денежных средств до 1 октября 2015 года. Обеспечением стали три квартиры в этом же доме: две были записаны на Дмитрия Ликина, одна — на Олега Шапиро.

Полученные средства в размере 43,6 миллиона рублей должны были использоваться Шапиро «исключительно для целей финансирования: приобретения квартиры номер 90А, общей площадью 236,4 квадратных метра, благоустройства квартиры, в том числе работ и услуг по проектированию, реконструкции, переоборудованию, переустройству, перепланировке и отделке», — говорится в судебных материалах по делу о взыскании долга, имеющихся в распоряжении «Ленты.ру».

«Начиная перепланировку, а в действительности — надстройку у здания еще одного этажа, они не имели даже разрешения на проведение работ, — рассказывает знакомый с ситуацией источник «Ленты.ру». — Дошло до того, что строительством, которое велось фактически напротив и в зоне прямой видимости посольства США, заинтересовались представители американской дипломатической миссии. Они возражали против любых работ, опасаясь, что на дополнительном этаже устанавливаются какие-то системы слежения или шумоподавления».

Надо сказать, что разрешения и все необходимые согласования были в итоге Шапиро получены, и сейчас со стороны Новинского бульвара можно увидеть результаты реконструкции здания. Чего, к сожалению, нельзя сказать о возврате займа. По словам источника «Ленты.ру», тандем не смог вернуть одолженные деньги, сославшись на сложности с реализацией отреставрированной недвижимости. Надо сказать, что поскольку «Инфинс», Шапиро и Ликина связывали дружеские отношения, компания не торопилась обращаться в суд, пытаясь договориться о мирном урегулировании ситуации с погашением долга. Переговоры оказались безрезультатными.

Прискорбная нерасторопность

Заявление в суд было подано представителями «Инфинс» только в октябре 2017 года. И с этого момента Шапиро начал делать все, чтобы затянуть процесс и не возвращать заем. Производство по делу то приостанавливали, то возобновляли вновь, назначали дополнительные экспертизы, заваливали суд многочисленными ходатайствами. В какой-то мере Шапиро это помогло — судебное разбирательство состоялось через год после обращения в суд — 7 ноября 2018 года. Пресненский районный суд решил взыскать с Шапиро всю сумму задолженности по договору займа вместе с процентами, что оказалось более 70 миллионов рублей. Казалось бы, точка была поставлена. Однако исполнительное производство застопорилось.

«Сначала суд долго изготавливал исполнительный лист, — рассказывает Евгений Захаров. — А когда я получил документ, оказалось, что в нем допущена опечатка: вместо фамилии должника Шапиро в нем фигурировал Шапиров». Соответственно, по другой фамилии взыскать денежные средства оказалось невозможно. К слову, к судебным приставам документ попал только 17 января 2019 года (копия документа имеется в распоряжении «Ленты.ру»), а 21 января приставом-исполнителем было вынесено постановление об отказе в возбуждении исполнительного производства на основании того, что в документе указаны две разные фамилии должника. Теоретически, судья мог просто исправить опечатку в исполнительном листе, но он решил по-другому — назначить новое заседание. Оно прошло только 4 марта 2019 года. Опечатку поправили.

Однако и это не помогло. Так как исполнительный лист опять не попал к судебным приставам. При этом на сцене неожиданно появился новый игрок — супруга Шапиро Гражина Будинайте, попытавшаяся под не очень ясным юридическим предлогом восстановить сроки подачи апелляции на решение суда, хотя они давным-давно уже прошли. 11 марта 2019 года ее представитель Всеволод Назаров подал заявление с просьбой восстановить пропущенный срок по причине того, что Будинайте якобы не знала о решении суда, которое «может затронуть ее права и обязанности». Хотя в документах дела существует подписанное ей нотариальное согласие на залог квартиры по договору займа. Между тем ее же представитель Назаров (параллельно является представителем Шапиро) участвовал в судебном процессе, присутствовал на заседании при оглашении приговора, был ознакомлен с решением суда, но, по всей видимости, не решился передать ценную информацию об итогах заседания Будинайте. Таким образом, по мнению юристов «Инфинс», апелляционная жалоба подается с единственной целью — максимально затянуть процесс возврата денежных средств.

Отдельный интерес во всей этой детективной истории представляет персона Всеволода Назарова — представителя четы Шапиро. В апреле 2013 года он был осужден за мошенничество (статья 159 часть 4 УК РФ) и почти три года провел в колонии общего режима в Ярославской области.

Как бы там ни было, но после обращения Гражины Будинайте Пресненский суд в очередной раз не прислушался к доводам представителей «Инфинс» и 4 апреля продлил процессуальный срок на подачу апелляционной жалобы. Чтобы оспорить это решение в Мосгорсуде, потребовалось больше двух месяцев. Параллельно с этим заявлением Шапиро проводил почерковедческую экспертизу, пытаясь доказать, что под одним из дополнительных соглашений с «Инфинс» стоит не его подпись. Сделать это ему не удалось. Но и тут суд проявил симпатию к архитектору, по какой-то причине возложив ответственность за оплату расходов за экспертизу на компанию «Инфинс». Это решение компания оспорила, так как оно полностью противоречило принятым нормам судебного делопроизводства, но, как говорится, осадочек остался.

Здесь, кстати, необходимо отметить, что в отличие от своего партнера, второй участник займа — Ликин не стал прибегать к вычурным приемам для того, чтобы уклониться от выплаты долга, а договорился с «Инфинс» о реструктуризации выплат.

Дело за приставами

Жалобы, апелляции, всевозможные заявления со стороны Шапиро понятны. Архитектор очень не хочет погашать долг. Но в этой истории настораживает позиция судебных органов. Дело в том, что очень долгое время исполнительный лист находился в суде, несмотря на вынесенное еще в ноябре прошлого года и вступившее в законную силу решение. «Если бы была только одна опечатка, а там в решениях суда — ошибка на ошибке, — удивляется Евгений Захаров. — Из-за этого прошел почти год, а движения никакого нет».

Только в конце июля текущего года исполнительный лист попал к судебным приставам, и 24 июля было возбуждено исполнительное производство. Но и оно протекает не без проволочек: по требованию Шапиро исполнительное производство 20 сентября было переведено из юрисдикции второго отдела служебных приставов по ЦАО города Москвы в первый отдел. Более того, за минувшие полтора месяца, пока исполнительное производство находится в первом отделе, дело Шапиро ведет уже третий судебный пристав-исполнитель.

«Заявления, которые подаются на имя пристава о проведении обеспечительных мер, в частности об ограничении выезда Шапиро из страны, остаются без ответа, — говорит Евгений Захаров. — Поэтому я обжаловал действия судебных приставов в прокуратуре ЦАО». Однако, как говорят источники «Ленты.ру», осведомленные о ситуации в ФССП, единственное, что сделал второй по счету судебный пристав, так это вызывал Шапиро к себе и предупредил о неисполнении требований суда и уголовной ответственности, если его действия по продаже и отторжению имущества не будут согласованы со службой. Тем не менее Шапиро не смог явиться в назначенное время, объяснив это тем, что у него большой проект в Севастополе, и в тот момент он находился в Крыму.

Источник открывает еще одну любопытную деталь: на копии паспорта Шапиро, которая делалась в рамках исполнительного производства, видна вложенная в документ визитка представителя аукционного дома Sotheby's в России. При этом он утверждает, что архитектор активно покупает произведения искусства и другие предметы роскоши, тратит большие деньги. Но, согласно справке о доходах Шапиро в рамках Wowhaus, его заработная плата составляет всего около 90 тысяч рублей, что явно не позволяет ему рассчитаться в рамках исполнительного производства.

«Умышленное затягивание реализации исполнительного производства по исполнительному листу — это всегда огромные риски и серьезные последствия, — отмечает Евгений Захаров. — За этот период лицо, являющееся ответчиком, может избавиться от имеющихся у него активов, признать себя физическим или юридическим неспособным лицом, чтобы не выплачивать долг». И, похоже, Шапиро это частично удается. Не случайно же вместо него в реестре совладельцев Wowhaus теперь фигурирует генеральный директор бюро.

Остается надеяться, что судебные приставы не допустят дальнейшего вывода активов, а известный архитектор все-таки изыщет средства, чтобы погасить свои долги.

Экономика00:0121 ноября

Капитал-шоу

Мир стоит на пороге нового кризиса. Кто виноват?
Экономика00:0218 ноября

Перестраховались

Банки много лет наживались на доверчивости россиян. Но скоро этому положат конец