Новости партнеров

«Люди не боятся сложных тем»

Звезда «Особенных» и «Пророка» о человечности, загранпаспорте и работе с аутистами

Кадр: фильм «Особенные»

Одна из главных кинопремьер начала года — «Особенные», новая комедия авторов суперхита «1+1» Оливье Накаша и Эрика Толедано, ухитряющаяся легко говорить на сложную тему частных ассоциаций по поддержке аутистов и трудных подростков и давления, которое на них оказывает бюрократия. Главные роли в этом фильме исполнили Венсан Кассель и Реда Катеб — один из самых востребованных артистов французского кино последнего десятилетия, игравший в фильмах Жака Одиара («Пророк») и Вима Вендерса («Прекрасные дни в Аранхуэсе»), Кэтрин Бигелоу («Цель номер один») и Райана Гослинга («Как поймать монстра»). «Лента.ру» поговорила с Катебом об «Особенных», работе с аутистами и природе актерской профессии.

«Лента.ру»: Чем вас привлекла возможность сыграть в «Особенных»?

Реда Катеб: Я хорошо знаю фильмы Эрика Толедано и Оливье Накаша и люблю их кино. Мне кажется, они лучшие комедийные режиссеры, которые сейчас работают во Франции. Так что когда они позвали меня в этот проект, я согласился без особых раздумий. Первой мыслью было то, что «Особенные» обещают стать для меня больше, чем просто очередной фильм. Могут открыть целый мир, о котором я ничего не знаю. Вообще, все чаще и чаще именно это становится для меня самой сильной мотивацией в работе — открывать для себя новые миры, новых людей, новые идеи. Актерская работа — как загранпаспорт, пропуск для проникновения в другие реальности. Так что за «Особенных» я ухватился сразу — еще до того, как прочитал сценарий. Хватило встречи с Эриком и Оливье и визитов в две ассоциации, о которых идет речь в фильме и которые возглавляют прототипы наших с Венсаном Касселем персонажей.

Малик, которого вы играете, совсем не одномерный персонаж. Им очевидно движет желание помогать другим, но при этом он может быть в своих методах строгим, даже жестким.

Да, именно. Для меня как гражданина и Малик, и Брюно (герой Венсана Касселя — прим. «Ленты.ру»), и их прототипы Дауд Тату и Стефан Бенаму — настоящие герои. Но для меня как актера в этом была очевидная опасность — когда ты играешь героя, ты должен избежать плакатности любой ценой, сделать его человечным. А человечность заключается в контрастах. То есть нельзя обходиться только достоинствами, ты должен показывать и недостатки тоже, темные стороны. В контексте того, как устроены «Особенные», — когда мы почти не видим личную жизнь персонажей, их семьи, когда они всегда в движении, в работе, — единственным способом подчеркнуть контрасты были сцены взаимодействия с его воспитанниками или случайными людьми в тех или иных сценах. Да, Малик может в них иногда выглядеть жестким, но представьте его жизнь, стресс, которому он подвергается, и эта жесткость уже не будет казаться такой уж неуместной.

У Малика есть реальный прототип — Дауд Тату, создатель и глава ассоциации, которая помогает трудным подросткам с профессиональным трудоустройством, подключая их к работе с детьми-аутистами. Насколько плотно вы общались с Даудом лично?

Я провел и с ним, и со Стефаном Бенаму очень много времени — и впервые встретился с ними еще до того, как Оливье и Эрик закончили сценарий «Особенных». С Даудом мы даже ездили вместе в Марокко, где он организовывал первый в Северной Африке специальный центр для поддержки людей с аутизмом. Мы провели там целую неделю. Это была идеальная возможность как следует узнать его — я получил шанс немного пожить его жизнью. Время — лучший ресурс для подготовки к любой роли, для полноценного погружения в нее — и когда ты играешь реального человека, но и когда вымышленного — тоже. Я всегда стараюсь на какое-то, относительно продолжительное время погрузиться в среду персонажа, и люблю это. Актер в этом плане чем-то похож на репортера, это очень интересно.

Каково было работать над «Особенными» с непрофессиональными актерами — более того, с детьми и подростками с аутизмом?

Они такие настоящие и искренние. Люди с аутизмом умеют жить в настоящем. У них нет тайных замыслов, скрытых мотивов. Поэтому они и настолько хрупкие — из-за того, насколько сильно они привязаны к настоящему моменту, не имея при этом никакого представления о многих вещах, о том, как жить в обществе. Но ведь актеры как раз этого и ищут в своей работе — растворения в текущем моменте. Нам порой это дается тяжело — отстраниться от всего остального, погрузиться в динамику проживания момента. Так что работать с теми, кто по своей природе устроен таким образом, было удивительно, просто невероятно. Иногда они вели нас за собой в тех или иных сценах, иногда мы — их. Но самое главное, что все люди с аутизмом, которые играли в фильме, получали удовольствие от съемок. Никто из них не чувствовал себя обиженным или ущемленным. Нам всем было легко друг с другом — а ведь на площадке у нас собралась очень разношерстная компания: люди с аутизмом, реальные люди, которые им помогают, молодые актеры, опытные актеры...

В такой ситуации немалый вес ложится на плечи режиссеров.

К счастью, в данном случае плеч было четыре, так что выдержать они могли больше, чем обычно (смеется). Вообще, меня поразило, насколько легко Накаш и Толедано со всем справлялись, какую позитивную атмосферу они создавали на площадке. Хватает режиссеров, которые ко всему относятся слишком серьезно или предпочитают давить на актеров. Оливье и Эрик, напротив, транслируют доверие ко всем, с кем работают, — и по моему опыту, именно такой подход в кино лучше всего помогает каждому в команде выйти на максимум своих возможностей. И «Особенные» во многом именно о доверии и повествуют — о том, что так называемым трудным подросткам, тем, кто вырос в неблагоприятной обстановке, можно доверять работу с аутистами. То, чем как раз и занимается мой персонаж.

Вы как-то говорили, что не соглашаетесь сниматься в тех фильмах, с которыми идеологически не согласны...

Да, это по-прежнему так. Конечно, это не значит, что я воспринимаю свою работу как форму активизма, — ни в коем случае. Но сниматься в кино, повестка и идеи которого мне не близки или неприятны, я не стал бы точно. Вообще, знаете, этой осенью двумя главными хитами французского кинопроката стали как раз наши «Особенные» и «Отверженные» Ладжа Ли. Да, формально наш фильм — комедия, но это комедия, посвященная сложным, важным для общества темам. «Отверженные» — так и вовсе серьезное, пусть и динамичное кино о проблемах в отношениях полиции и людей с окраин Парижа. Так что и наш, и их успехи говорят о том, что французское общество взрослеет. Люди не только не боятся сложных тем в кино, а, наоборот, требуют, чтобы кино было зеркалом общества. По-моему, это хорошо. Кино не должно быть исключительно развлекательным. Я убежден, что оно должно оставаться многогранным.

Принесший вам первую настоящую известность «Пророк» Жака Одиара вышел примерно десять лет назад. За это время ваш подход к профессии сильно изменился?

Я до сих пор стараюсь подходить к каждой новой роли так, как будто раньше никогда в кино не снимался. Даже на уровне выбора проектов задумываюсь о том, чтобы избегать самоповторов и не дать себе заскучать. Мне нравится пробовать что-то новое, бросать себе новые вызовы. Чем сильнее чувство, что я могу не справиться, что у меня не получится, тем интереснее мне роль. Вообще, мне очень в последнее время, в эти десять лет, везет — и я надеюсь, что так будет и дальше. Быть актером — очень специфическая работа, и ты никогда не знаешь, как повернется твоя профессиональная судьба. Но если оценивать те десять лет, что прошли после «Пророка», то я ими очень доволен.

Есть ли человек, который повлиял на вашу карьеру и на ваше понимание профессии сильнее всего?

Мой отец был актером театра. Так что, конечно, я очень много времени провел в разговорах с ним о профессии, о том, что значит быть актером, и о самых разных аспектах такого жизненного выбора. Думаю, именно он и стал моим самым главным учителем. Но в общем я стараюсь учиться чему-то у всех, кого встречаю — от коллег и режиссеров до людей, которые не имеют к кино никакого отношения. Особенность работы актера в том, что ты никогда не можешь сказать, что освоил ее «от и до»: «Я выучил реплики, я знаю, что делаю, я все умею». Нет, это всегда обучение, всегда тайна в каком-то смысле. И очень важно доверять окружающим — особенно режиссерам. Это от них зависит, насколько удачной будет твоя работа.

«Особенные» выходят в российский прокат 16 января