Главное о коронавирусе в России
Новости партнеров

Кровавая утопия

Народы Азии поверили в мечту о коммунизме. Она принесла им диктатуру, войны и страдания

Фото: Andy Eames / AP

В марте на западе Германии открыли памятник Ленину — человеку, чьи идеи не только изменили ход российской истории, но и запустили цепь кровавых событий в самых разных уголках мира. Сегодня на планете всего несколько государств продолжают жить по заветам Ильича, и лишь одно из них добилось успеха на этом пути. Коммунистическая партия Китая в следующем году отпразднует столетний юбилей, и за это время китайские коммунисты лишь укрепили свои позиции, превратив бедную аграрную страну в лидера мировой экономики. А вот их соседям, выбравшим коммунистический путь развития, повезло куда меньше. В преддверии 150-летнего юбилея вождя мирового пролетариата «Лента.ру» вспоминает непростой и подчас трагичный путь, по которому разные страны отправились в светлое коммунистическое будущее — не без помощи Советской России.

Азиатское начало

После победы социалистической революции Россия была заинтересована в распространении коммунистической идеологии на другие страны, в первую очередь — на соседние. Это предполагалось в концепции мировой революции. Первой страной, где эксперимент прошел успешно, стала Монголия.

Территория так называемой Внешней Монголии входила в состав Китая, в котором в 1911 году произошла Синьхайская революция. Она по сути положила конец монархическому правлению, и хотя формально регион еще десять лет оставался китайским (c 1915-го — в качестве автономии), но свои правила в нем уже диктовала российская сторона.

Последние попытки китайцев вернуть уходящие территории привели к ликвидации автономии в 1919 году. После этого народно-освободительные подпольные антикитайские группы переродились в Монгольскую народную партию (МНП). Именно ее члены наладили связь с Коминтерном и Советской Россией с целью официально провозгласить независимость. В 1920-м Ленин лично встретился в Москве с делегацией и одним из основателей партии Сухэ-Батором, дав понять, что поддерживает эту идею.

Но окончательно изгнали китайцев из Монголии противники Ленина — в 1921 году это сделала Азиатская конная дивизия под командованием российского белого барона Романа фон Унгерн-Штернберга. Это была часть его плана в борьбе с большевиками. На этом фоне активизировалась МНП: спешно прошел учредительный съезд партии и образовалось Временное народно-революционное правительство. Оно сразу заключило союз с РСФСР.

К ноябрю 1921 года в стране произошла Монгольская народная революция, также известная как Аратская. Местные красные не стали свергать фактически правившего в то время главу буддийской сангхи Монголии Богдо-гэгэна VIII (аналог Далай-ламы в Тибете). Его предупредили о переменах и оставили в качестве символической фигуры. При этом далеко не все революционные лидеры спешили отказываться от буддизма, из-за чего в стране сложилась своеобразная форма правления: во главе стояли монахи, которыми фактически управляли большевики. После смерти Богдо-гэгэна в 1924-м монархия была ликвидирована окончательно, белые сдали свои позиции практически без боя, а в ноябре была учреждена Монгольская Народная Республика (МНР).

Вождем и идеологом Аратской революции, оставившим наибольший след в памяти народа, стал главком войск Дамдины Сухэ-Батор. Ему, однако, не удалось принять участие в жизни новообразованной страны — он умер в 1923 году. Официально было объявлено, что его отравили религиозные контрреволюционеры, но убедительных доказательств этому нет. Зато известно, что в последние месяцы жизни Сухэ-Батор критиковал политику СССР в отношении Монголии, называя ее колониальной. Это дало повод конспирологам строить версии разной степени убедительности о настоящей причине его смерти.

Монголия по сути повторяла путь, проделанный Советской Россией, и фактически превратилась в ее сателлит. Особенно много аналогий было в экономике: капитализм признавался неверным путем развития. Началась индустриализация и национализация, на отнятых у феодалов землях создавались колхозы, внедрялась плановая экономика. Кроме того, среди рабочих активно распространялась пропагандистская информация о великой Октябрьской революции и ее вожде. Новая политика привела к реальным успехам: созданию первых промышленных объектов, объектов здравоохранения и образования. Позже появится монгольская письменность на основе кириллицы.

В политическом отношении система государственных органов тоже повторяла советское устройство. Главным руководящим органом стало Великое Народное Собрание, между его сессиями — Малое Народное Собрание, исполнительным органом — Совет министров, местными органами государственной власти — собрания (хуралы).

Однако Монголия усердно повторяла не только успехи, но и ошибки северного соседа

Судьба многих первых лидеров МНР, которые не захотели отказываться от буддизма, в 1920-1930 годы была печальна: их арестовывали и расстреливали по обвинению в создании контрреволюционных организаций. Кроме того, в те годы активно «раскрывались заговоры» и проводились точечные репрессии против религиозных лидеров.

В 1932 году Политбюро ЦК ВКП(б) подвергло критике монгольских руководителей за «слепое копирование политики советской власти в СССР». Им предложили «усвоить политику, соответствующую буржуазно-демократической республике», отказавшись от сплошной коллективизации и ликвидации частной торговли. В этой связи попал в немилость и утратил доверие советского вождя Сталина глава монгольского правительства Пэлжидийн Гэндэн — он к тому же отказался репрессировать буддистских монахов.

В итоге его место в 1936 году занял первый заместитель Хорлогийн Чойбалсан — так наступило время монгольского Сталина. Чойбалсан занимался искоренением оппозиции: закрыл все монастыри, перебил почти всех оставшихся аристократов и оппозицию. В его репрессиях погибло, по разным данным, 35-40 тысяч человек. При этом культ его личности не развенчан до наших дней: при совершенно другом политическом режиме четвертый по величине город носит его имя.

В Советском Союзе очень ценили лояльного лидера, сотрудничество между странами нарастало, причем помощь оказывалась не только в одностороннем порядке. Общей проблемой стал агрессивный японский империализм. Показательными стали бои на Халхин-Голе в 1939 году: совместными усилиями СССР и МНР смогли победить врага. А во время войны Советского Союза с Германией Чойбалсан поставлял деньги, лошадей, продукты, одежду. Кроме того, была сформирована монгольская танковая колонна и авиационная эскадрилья.

Монголия, по некоторым данным, хотела даже войти в состав СССР, но ей отказали. Пекин же в конце концов признал независимость МНР в октябре 1949 года.

После смерти Чойбалсана в 1952-м и до 1984 года во главе страны стоял его бывший соратник Юмжагийн Цэдэнбал. При его правлении репрессированные были реабилитированы, однако, в отличие от СССР, в Монголии не проводили кампанию критики прошлого, памятники бывшему лидеру не сносили. За это время в стране поднялась промышленность, выросла численность работающих, была проведена вторичная коллективизация и индустриализация, практически полностью побеждена неграмотность.

Конец коммунистическим стремлениям в Монголии пришел синхронно с советским режимом и по большей части под его влиянием. В конце 1980-х годов Монголия вслед за СССР стала проводить свою «перестройку». Народные массы, особенно молодежь, потребовали соответствующих преобразований — гласности и демократизации. К ним подключились профсоюзы рабочих и учителей. Начались многомесячные акции протеста, голодовки, что в конечном счете привело к мирному падению коммунистического режима в 1990 году. Затем монголы начали строить демократическое государство с переходом к рыночной экономике. И это строительство им, стоит отметить, успешно удалось.

А что в Китае?

С начала опиумных войн в середине XIX века и до победы коммунистов в 1949 году Китай оказался в положении полуколонии перед империалистическими державами. Его территории и ресурсы делили Япония, США, Италия, Британия, Германия, Россия, Франция, Австро-Венгрия. Отношение к китайцам в мире было как к людям третьего сорта.

Послеимперский Китай (с 1911 года) переживал период упадка — одного из самых тяжелых за всю историю. Страна перестала быть единой, ее терзали противостояния клик милитаристов, затем на первый план вышла борьба националистической партии Гоминьдан и коммунистов. Гражданская война продолжалась в общей сложности около 30 лет с перерывами на противостояние японской агрессии. Правда, некоторые ученые отмечают, что даже во время войны с общим внешним врагом больше жертв приносили атаки китайцев друг на друга. Конец эпохе хаоса положила победа Компартии и провозглашение государства Новый Китай. Новая эра началась 1 октября 1949 года на площади Тяньаньмэнь в Пекине.

Компартия Китая была создана при поддержке Коминтерна, при этом Москва далеко не сразу сделала ставку на, казалось бы, очевидных идеологических соратников. В 1920-х Сталину казалось, что из прагматических соображений следует поддерживать и Гоминьдан, несмотря на разницу в идеологии: именно эта партия вроде бы имела больше шансов выйти из схватки победителем. Но к концу 40-х выбор стал очевиден: с одной стороны, генералиссимус националистов Чан Кайши сам делал практически все для разрыва с советскими коммунистами, с другой — Мао Цзэдун сумел завоевать больший авторитет и поддержку нищего, но многочисленного крестьянского населения. Этот внутренний фактор и стал решающим в победе коммунистов. Впрочем, как и следовало ожидать в стране с древнейшей культурой, пришедшие лидеры были весьма специфическими коммунистами по убеждениям.

Мао Цзэдун не скрывал, что никогда не читал Маркса. На протяжении всего периода правления он считал идеологию сугубо утилитарной вещью

В китайских условиях, по его мнению, она естественно приобрела сугубо национальные черты. На первое место выдвигалось национальное достижение: Китай при поддержке дружественного СССР отныне перестал быть полуколонией и стремился построить новое общество.

К тому времени мир скатился в новое противостояние — холодную войну — и фактически поделился на две части. Одной из главных задач советской политики в 1950-е стала помощь новому союзнику с его огромным населением. Китаю предстояло в ускоренном темпе пройти путь «молодого социалистического государства». С помощью «старшего брата» это неплохо удавалось.

Во-первых, Китай активно закреплялся на всех спорных территориях. В связи с этим конспирологи не склонны считать случайностью авиакатастрофу 1949-го, когда последние лидеры последнего независимого уйгурского государства стали жертвами авиакатастрофы, следуя на переговоры с Мао. Во-вторых, были открыты сотни заводов, способствовавшие индустриализации аграрной страны, молодые кадры массово отправлялись на обучение в Москву, а в обратном направлении ехали опытные советские инженеры.

В 1950-х годах Советский Союз помог Китаю построить крупные промышленные предприятия и другие объекты, внес вклад в создание авиационной, радиоэлектронной, автомобильной и других ключевых отраслей, предоставил льготные долгосрочные кредиты.

В то время КНР была настоящим союзником Советского Союза во внешней политике. Обе стороны выступали с одинаковых позиций по региональным конфликтам (например, во время Корейской войны) и выражали решимость совместно противостоять империализму. С другой стороны, СССР решительно отстаивал интересы Пекина — ярким примером тут может служить отказ подписать мирный договор с Японией по итогам Второй мировой войны из-за того, что на переговоры не пригласили коммунистический Китай.

Дружба стран сопровождалась и дружбой лидеров. Недопонимание между Сталиным и Мао случалось разве что при личных встречах. Советский вождь делал все, чтобы показать свое превосходство. Например, заставлял ждать приема много часов, общался с китайским коллегой холодно и отстраненно.

Отношения стран резко ухудшились после смерти Сталина и прихода к власти Никиты Хрущева, и особенно после его выступления на XX съезде с осуждением культа личности. Обвинения в ревизионизме, в отступлении от истинного учения коммунизма привели к постепенному отдалению, которое завершилось полным разрывом. В 1969 году между Китаем и СССР даже произошел настоящий военный конфликт на острове Даманский.

В конце 1950-х годов Китай приступил к реализации политики «большого скачка», которая должна была преобразовать преимущественно сельскохозяйственную страну в индустриальное государство (условная коллективизация, но еще более сомнительными мерами). Лозунгом кампании стало выражение «Три года упорного труда, десять тысяч лет счастья». В частности, была увеличена плотность посевов (сначала в три раза, затем еще в два раза), что на деле привело к снижению урожайности. К этому добавились природные бедствия, и вся кампания закончилась великим китайским голодом.

15 миллионов
человек, по официальным данным, погибли за три года. По неофициальным подсчетам жертв в два раза больше

Феномен «Культурной революции» стал еще одним показательным примером того, во что превращается в азиатской специфике прекрасная на бумаге западная идея. Целью объявленной кампании было построение нового общества через слом старых традиций. Одним из методов стало устранение условного «мешающего» класса, который находился между Великим кормчим Мао и простым народом. Жертвами стали как люди в верхушке партии, так и простые бюрократы и учителя музыки, которые в случае выхода за разрешенный репертуар могли лишиться своего «инструмента» — пальцев.

В результате Мао окончательно превратился в небожителя. Хотя 30 процентов его действий впоследствии официально признали ошибочными, Великий кормчий навсегда закрепился в массовом сознании в одном ряду с могущественными императорами.

Порвав с СССР, Мао выдвинул концепцию «третьего мира» во внешней политике. Отныне Китай должен был стать одним из лидеров среди тех, кто не поддерживает ни СССР, ни Запад в холодной войне. Впрочем, в середине 1970-х американский госсекретарь Генри Киссинджер провел изящную комбинацию по привлечению КНР в антисоветский блок. Там Китай и оставался вплоть до восстановления отношений, которое началось лишь при Горбачеве.

Второй по значимости фигурой в истории коммунистического Китая стал Дэн Сяопин — руководитель страны с конца 1970-х до 1992 года. Он обеспечил экономическое процветание страны на годы вперед. Правда, для этого пришлось выдумывать «социализм с китайской спецификой» — по сути, рыночную экономику с элементами государственной в ключевых областях. Частный сектор экономики не просто разрешался, а поощрялся, особенно среди простого населения. Теоретики социализма нашли этому объяснение: Китай, оказывается, находится лишь на начальной стадии построения социализма. Кроме того, страна стала доступна западным инвесторам в рамках политики «реформ и открытости» — и именно во многом благодаря им китайское экономическое чудо стало возможным. Население начало стремительно богатеть, а экономика — активно расти.

Но к концу 1980-х вслед за растущим уровнем жизни реформы принесли инфляцию и резкий рост неравенства. Кроме того, новыми возможностями воспользовались коррупционеры, а консервативно настроенной части населения не нравились западные ценности, которые распространялись в Китае из-за политики открытости. Дэн Сяопин строго стоял на своем: новая экономическая реальность совершенно не предполагает ухода от социализма и принятия демократии западного толка.

Народ, однако, хотел большего. Бастуя под лозунгами «Долой диктатуру!», «Свобода или смерть!», студенты престижных университетов начали ратовать за изменения. Все это привело к трагической развязке на площади Тяньаньмэнь в июле 1989 года.

После ухода Дэн Сяопина в КПК была выстроена поколенческая модель смены власти: через каждые десять лет она обновляется специально подготовленными кадрами. Особую роль продолжал играть генсек, каждый из которых вносил что-то новое в идеологию. Так, «концепция трех представительств» открыла дорогу для вступления в Компартию представителям средней и крупной буржуазии — сейчас весь крупный бизнес и миллиардеры Китая действительно состоят в партии.

Качественно ситуация стала меняться при Си Цзиньпине, который показал: у страны появился новый лидер, который стремится к уровню Мао Цзэдуна и Дэн Сяопина. Итог его первых лет у власти — гайки в политике закручены, ограничения по удержанию у власти отменены, социализм стал не просто с китайской спецификой, а еще и вступил в новую эру. При этом современный Китай продолжает выступать за глобализацию и против протекционизма США.

На экономическом форуме в Давосе в 2017 году сложилась парадоксальная ситуация: главным защитником капитализма выступил лидер самой большой страны с коммунистической партией у власти

Лидеры КПК фактически ведут страну скорее по правому курсу, левой риторикой отвлекая внимание тех, кто жаждет более справедливой политики. Рыночные реформы, конечно, помогли стране обеспечить экономический рост, но сейчас он замедляется. А то, насколько далек Китай от построения коммунизма, наглядно показывают проблемы в социальной сфере. В стране чудовищное неравенство населения, обычным китайцам крайне сложно получить помощь государства, будь то доступ к бесплатной медицине или пенсионной системе.

Впрочем, решительность Си позволяет пока успешно бороться с актуальными проблемами. В 2021-м партия отпразднует 100-летний юбилей, а КНР уже стала государством с самой длинной историей среди коммунистических, обойдя Советский Союз. Она все так же претендует на глобальное лидерство, хотя от первоначальной идеи коммунизма в ней остались лишь вещи ритуального характера и закрепленная в документах идеология, которая служит для легитимации сложившегося режима.

Великие корейские националисты

Еще одна новая страна, руку к созданию которой приложил Советский Союз, — это КНДР. Корея с 1910-го по 1945 год была колонией Японии. После Второй мировой войны территория севернее 38-й параллели оказалась под контролем Советского Союза, а южнее нее — под контролем США. Им не удалось договориться об объединении страны, что привело к формированию в 1948 году двух правительств, каждое из которых считало себя единственным легитимным.

В 1948 году была объявлена Корейская Народно-Демократическая Республика во главе с Трудовой партией Кореи (ТПК). Она прямо указала в своем уставе, что следует заветам марксизму-ленинизма. Вряд ли могло быть по-другому, ведь страна была создана при активной поддержке СССР и в первые годы даже прямо им контролировалась. Впрочем, главный герой северокорейской истории — полевой командир Ким Ир Сен — изначально идентифицировал себя и как националист, что само по себе противоречит коммунистической идее.

Главной его целью было создать независимую страну, а не стать частью мировой пролетарской революции

В Северной Корее был взят курс на плановую экономику, практически вся промышленность, внутренняя и внешняя торговля перешла под контроль государства. Интересно, что выбор столицы тоже стал результатом решения военачальников из СССР. Командование 25-й армии в составе Вооруженных сил СССР первое время продолжало управлять этой территорией, и Пхеньян оказался предпочтительнее остальных по военным соображениям.

В 1950 году вражда между двумя корейскими государствами привела к Корейской войне. Ее начала КНДР — очевидно, с согласия Москвы. Братскую помощь молодой республике оказывали Китай и советские летчики, которые переделывали свои фамилии на китайский манер. На стороне Южной Кореи в войне участвовали США, Великобритания и другие страны под флагом ООН. За три года было убито и ранено около 1,3 миллиона корейцев. Война закончилась перемирием в 1953 году, которое действует до наших дней.

После войны экономические планы развития страны базировались на советской и китайской помощи, одновременно началась коллективизация в сельском хозяйстве. Вплоть до 1960-х годов Северная Корея по экономике превосходила Южную, а некоторые экономисты всерьез называли послевоенное восстановление страны чудом. Однако положение КНДР ухудшилось из-за разрыва отношений между Китаем и СССР. Чтобы сохранить отношения с крупнейшими державами, но в то же время показать свою независимость, стране пришлось изобретать собственную идеологию — идеи чучхе.

Термин «чучхе» (в переводе означает «самость, самобытность») в середине 1960-х был превращен в идеологию. Ее суть в целом так и не получила четкого наполнения, но можно выделить некоторые составляющие: коллективизм, вождизм, государственная самостоятельность, революция как процесс. На первых порах идеи чучхе подавались как «творческое приложение марксизма-ленинизма к корейской действительности». Затем их как основу северокорейской идеологии внесли в устав Трудовой партии Кореи и в конституцию. Идеология сама по себе оказалась прогрессивной и в итоге стала аналогом местного «красного национализма», по сути приобретя второе название в честь вождя — кимирсенизм.

Несмотря на идеологические успехи, в стране приостановился рост экономики: мобилизация ресурсов достигла своих пределов, сказались и перекос в сторону тяжелой промышленности и высокие расходы на армию. После смерти Ким Ир Сена в 1994 году во главе КНДР встал его сын Ким Чен Ир. При нем страна продолжала оставаться в кризисе и изоляции от остального мира. Это вылилось в том числе в серьезнейший голод, жертвами которого с 1995-го по 1999 год, по разным оценкам, стало до 3 миллионов человек.

Придя к осознанию, что дальше так продолжаться не может, Северная Корея начала меняться. С конца 1990-х в стране идет приватизация, доля частного сектора выросла до половины от всей экономики (например, в сфере обслуживания, транспорта, рыболовства). При этом легализация частного предпринимательства еще впереди. Постепенно увеличился и объем зарубежных инвестиций, больше всего — из Китая. Ситуация в экономике Северной Кореи в целом улучшилась, однако это повлекло за собой резкое увеличение имущественного неравенства. Сейчас КНДР все больше обращается к рыночной экономике как к спасительному кругу: осторожно пытается ее реформировать, прибегая к совсем не социалистическим методам, ее нынешний лидер — Ким Чен Ын, пришедший к власти после смерти отца в 2011 году.

Кстати, лидеры Северной Кореи формально продолжают править и после смерти. Официально Ким Ир Сен до сих пор именуется «великим вождем», Ким Чен Ир — «великим руководителем», а Ким Чен Ын — «уважаемым высшим руководителем». В новом веке увеличилась роль Трудовой партии в политической жизни, страна обзавелась ядерным оружием, что гарантировало ей сохранение суверенитета и недопущение военного вторжения.

Впрочем, в наше время идеи чучхе уже никак не связаны с марксизмом-ленинизмом. Весной 2009 года в ходе очередных изменений из конституции КНДР удалили все упоминания о коммунизме. Так, вместо «формирования нового коммунистического человека» в ней теперь просто говорится о «формировании нового чучхейского человека».

Собираясь пойти по пути ленинизма, Северная Корея свалилась в социал-феодальную монархию со специфическими национальными особенностями. Для ее выживания тоже оказался необходим буржуазный путь: коммунизм в этой стране долго не продержался даже на словах.

Война за влияние во Вьетнаме

Вьетнам с конца XIX века был французской колонией, а во время Второй мировой войны его территория перешла под контроль Японии. После ее капитуляции революционеры воспользовались безвластием, завладели Ханоем и другими городами и провозгласили там Демократическую Республику Вьетнам (ДРВ). Сделано это было членами организации Вьетминь — Лиги за независимость Вьетнама, созданной в Китае. Основную роль в ней играли сторонники коммунистических взглядов, возглавляемые Хо Ши Мином.

Такое развитие событий не устроило Францию, которая ответила вводом войск с юга страны. В 1946 году на вьетнамской территории началась колониальная война при поддержке идеологических соратников. Ситуация уже тогда переросла в противостояние двух систем — капиталистической (Франции оказывали помощь США) и коммунистической (которую одобряли Китай и СССР).

В 1954 году страну в соответствии с мирными соглашениями временно разделили: север отдали Вьетминю, а юг — под французское управление. Объединить территорию должны были после всеобщих выборов, однако вместо выполнения соглашений власти Южного Вьетнама решили создать свое антикоммунистическое государство. Решения руководства в этот период вызвали недовольство местного населения, начались протесты, а затем — гражданская война, в которую втянулся и Северный Вьетнам.

Культовой фигурой в истории страны стал вождь Хо Ши Мин, который последовательно выстраивал образ защитника страны. При нем во Вьетнаме оформился колоритный местный тоталитаризм, а классические меры вроде ликвидации среднего класса и частной собственности вызвали спад производства и экономический кризис. Именно Хо Ши Мин обстрелом эсминцев не побоялся спровоцировать США на начало той самой культовой войны с применением химического оружия и ковровых бомбардировок. Большие потери американцев (около 60 тысяч) и затянувшийся во времени конфликт закончились победой северовьетнамских войск в 1975-м и последующим воссоединением страны под управлением Коммунистической партии Вьетнама.

Разрушительная война привела к экономическим последствиям: 900-процентная инфляция и необходимость закупать даже привычный рис были для Вьетнама новой реальностью. В то же время санкции Вашингтона вроде эмбарго на торговлю грозили катастрофой. Единственным выходом стали реформы, начатые в 1980-х: модернизация экономики (под названием «дой мой», что в переводе значит «обновление»), которая включала отказ от повсеместного планирования и приватизацию государственных предприятий.

Социализм в стране все больше оставался лишь в символически-риторических вещах — никак иначе объяснить «рыночную экономику с социалистической ориентацией» невозможно

В страну массово пришли иностранные инвесторы, крупнейшие компании открывали филиалы, граждане — свое дело; была ликвидирована государственная монополия на внешнюю торговлю, сельское хозяйство перешло в частные руки. После снятия торговой блокады экономика Вьетнама стала одной из самых быстрорастущих в мире.

Компартия остается единственной легальной политической силой в стране. При этом во Вьетнаме невозможно не заметить либерализацию в сфере прав человека, включая свободу вероисповедания. Нормализовались отношения и с главной капиталистической страной и бывшим смертельным врагом — США, которые достигли уровня «всеобъемлющего партнерства». Вьетнамский путь коммунизма снова подтвердил, что в азиатских условиях он неизбежно подменяет собой прагматизм, оставляя первоначальные идеалы лишь на бумаге.

Лаосская земля

Судьба коммунистического Лаоса тесно переплетается с судьбой Вьетнама. В 50-е годы прошлого века там тоже развернулась длительная борьба против французской метрополии за национальное освобождение. Она кончилась окончательной победой борцов за независимость в 1954 году. При этом в стране долге годы продолжалась гражданская война, которую правительство при поддержке США и Южного Вьетнама вело с коммунистическим движением Патет Лао («Земля Лаоса»). Кроме того, лаосскую территорию активно использовали для перемещения своих сил сторонники Хо Ши Мина.

В 1975 году коммунисты при поддержке СССР и Северного Вьетнама взяли под свой контроль значительную часть территории страны и назвали ее «освобожденными районами». Несколько месяцев движение придерживалось умеренности: никого не арестовывали, показательных процессов не проводили. Однако затем Лаос официально взял курс на строительство социализма, король отрекся от престола, была провозглашена социалистическая Лаосская Народно-Демократическая Республика (ЛНДР), правящей стала Народно-революционная партия.

О политических свободах забыли, некоммунистические газеты закрыли, тысячи людей были высланы на «перевоспитание» в отдаленные части страны

В экономике традиционно первым делом была проведена коллективизация и начата индустриализация. Однако экономическое положение Лаоса оставалось тяжелым, так как де-факто продолжалась гражданская война: антикоммунистические повстанцы оказывали мощное партизанское сопротивление. Народно-революционная партия поняла, что марксистскую идеологию проблематично приспособить к сельскому обществу — консервативному и религиозному. На смену ей пришел знакомый синкретизм из рыночной экономики, национализма и буддизма: члены Политбюро склоняются перед монахами, а госчиновники могут уходить на несколько лет в монастырь.

Под влиянием перестройки в СССР, реформ «дой мой» во Вьетнаме и китайской политики «реформ и открытости» в Лаосе начался переход к «новому экономическому механизму» («чин таакан май»). В него входила приватизация, полное открытие для иностранных инвестиций и переход к рыночной экономике. Логично, что вскоре изменения коснулись даже символики страны: из герба ЛНДР исчезло изображение серпа и молота. С 1990-х Лаос установил дипломатические отношения со многими странами мира, однако в стране официально сохранились курс на социализм и однопартийная система. Все как во Вьетнаме.

Красная Кампучия

В соседствующей с Вьетнамом и Лаосом Камбодже ситуация разворачивалась похожим образом. В 1953 году она получила независимость от Франции, а после этого территорию формально нейтральной страны начали активно использовать вьетнамские партизаны. Их действия, в том числе активная закупка продовольствия, нанесли удар по экономике, правительство направило солдат в регионы для принудительного восполнения запасов риса. На этом фоне вспыхнули волнения, которыми воспользовались члены Коммунистической партии Камбоджи, что привело к гражданской войне.

В целом конфликт продолжался с 1967-го по 1975-й. Изначально коммунистические партизаны боролись с режимом Нородома Сианука, а после переворота 1970 года — с новым проамериканским главой Лон Нолом. В итоге центральное правительство Кхмерской Республики (так называлась страна в те годы) пало, а коммунисты-маоисты взяли столицу — к власти пришли так называемые красные кхмеры, решившие радикально перестроить общество. Их режим просуществовал немногим более трех с половиной лет, но вошел в историю как один из самых беспощадных и бесчеловечных.

Возглавлял Демократическую Кампучию (так переименовали страну) в тот период вождь Коммунистической партии Пол Пот. «Ни один человек в целом мире не верил в нас. Все твердили, что нападение на Пномпень станет нелегким делом, что атака на американских империалистов — задача трудная. Нам не хватало оружия и боеприпасов», — говорил он.

Пол Пот привлек на свою сторону крестьян, что и стало решающим фактором победы. Будучи выходцем из крестьянской семьи, лидер красных кхмеров сформулировал для своих неграмотных сторонников убедительную и простую программу: отказ от западных ценностей, уничтожение городов и перевоспитание их жителей. Во внешней политике Пол Пот выбрал изоляцию страны.

Ненависть к буржуазным городам вылилась в жесточайшие действия: сразу после взятия столицы Пномпеня всем ее жителям (более 2 миллионов) было приказано переселиться в деревенскую местность. Люди были вынуждены отправиться в путь в самое жаркое время года. Десятки тысяч были расстреляны, люди массово гибли от усталости, солнечных ожогов, голода и давки.

Все городское население вывозили в леса и расселяли в лагерях, где они бесплатно с утра до глубокой ночи занимались выращиванием риса. Частная собственность и деньги были отменены. Более образованные слои населения отправили в лагеря на перевоспитание, многих убили. Религия оказалась под жестокими репрессиями. Менее чем за четыре года красные кхмеры буквально вернули страну в средневековое состояние.

Конец безумному режиму Пол Пота пришел со стороны объединенного Вьетнама. Во-первых, там устали терпеть требования и даже атаки из Демократической Кампучии с целью вернуть якобы принадлежащие ей территории. Во-вторых, от кровавого тоталитаризма погибло много проживающих в Камбодже вьетнамцев. В 1978 году получившая огромный опыт в боях с американцами вьетнамская армия вторглась на территорию соседа и буквально за две недели сломила сопротивление красных кхмеров. Вьетнамцы положили конец страданиям камбоджийцев и организовали им гуманитарную помощь, что позволило справиться с голодом.

Еще 20 лет после свержения Пол Пот вел партизанскую войну из лагеря в джунглях Таиланда. Вину свою в произошедшем он не признавал и суда в итоге не дождался — погиб от отравления

По итогам совместного суда ООН и Камбоджи преступления красных кхмеров были квалифицированы как геноцид. Общее число погибших не поддается точной оценке: данные разнятся от 2 до 3 миллионов.

Власть отошла созданному в декабре 1978 года Единому фронту национального спасения Кампучии, который провозгласила Народную Республику Кампучия. Де-факто это было полностью марионеточное государство под Вьетнамом, которое также основывалась на однопартийной социалистической системе. Экономическое положение страны все еще оставалось катастрофическим, восстановление хозяйства тормозилось партизанской войной, не было и международного признания. Даже место в ООН долгое время продолжал занимать представитель «Демократической Кампучии».

В 1989 году государство под влиянием мировых антикоммунистических революций решило отказаться от дальнейшей идеологизации в политике. Так на карту мира вернулось название Камбоджа, а в стране начались рыночные реформы и реставрация монархии.

***

Коммунизм в условиях азиатской традиции и культуры оказался идеей, которая помогала в трудные моменты истории мобилизовать массы, бороться с бедностью, побеждать в освободительных войнах, добиваться независимости и получать помощь от братских стран. Однако в мирное время все это оборачивалось жестким, иногда на грани безумия диктаторским правлением с обязательными масштабными репрессиями. Плановая экономика переставала давать результаты, а население разочаровывалось в предложенных идеалах. Для выхода из этого тупика практически везде пришлось обратиться к буржуазно-капиталистическим методам. После эпохи бесчеловечных экспериментов марксизм-ленинизм в этой части света был похоронен.