Новая, персональная
Попробовать
Новости партнеров

Инопланетянка из СССР

Как простая модель стала звездой советского кино, связалась с аферистом и чудом избежала смерти

Кадр: фильм «Через тернии к звездам»

Актриса и модель Елена Метелкина, в отличие от других советских манекенщиц, известна не только тем, кто во времена СССР листал журналы мод и ходил на показы, — ее лицо знали все советские дети 1980-х. Метелкина была звездой двух фантастических лент по сценарию Кира Булычева: «Через тернии к звездам» и «Гостья из будущего». К сожалению, после краха СССР карьера Метелкиной надолго прервалась, а борьба с бедностью в постсоветской России и семейные невзгоды стоили ей огромных душевных сил. О сложном жизненном пути манекенщицы-«инопланетянки» и ее победе над обстоятельствами — в материале «Ленты.ру» из цикла, посвященного непростой судьбе советских моделей.

В кино без ВГИКа

Елена Метелкина родилась в 1953 году. Классический послевоенный ребенок: отец, Владимир Дмитриевич, участник Великой Отечественной, военный инженер, гвардии майор, участник Сталинградской битвы, выпускник, а затем преподаватель академии имени Фрунзе. Мать, Нинель Петровна, тоже была связана с армией — работала в Министерстве обороны.

Семья жила по советским меркам неплохо. Родителям Лены дали квартиру, а потом на деньги, полученные Владимиром Дмитриевичем за изобретения, семья построила домик в дачном кооперативе неподалеку от Красноармейска, где проводила лето. Метелкина вспоминает, что дача выглядела так респектабельно, что даже вызвала интерес у работников ОБХСС, однако владелец убедил их в легальности своих доходов.

Маленькая Лена походила на гадкого утенка: худенькая девочка со стянутыми в косички волосами, пухлыми губами, большеглазая, немного неуклюжая. Но с возрастом она выправилась и стала привлекательной девушкой. Худоба, которая огорчала ровесниц ее матери (в СССР в 1950-е красавицами считались пухлощекие красотки со здоровым румянцем), у девушек конца 1960-х — начала 1970-х считалась достоинством. Несмотря на железный занавес, в Союзе уже видели фотографии стройных западных манекенщиц Твигги и Верушки.

Впрочем, юная Лена Метелкина не думала о карьере модели. Ее, как и многих ее ровесниц, манили театральная сцена и киноэкран. После школы она пробовала поступить в Щукинское училище, но не прошла по конкурсу. Однако нет худа без добра: на прослушивании ее заметила ассистентка режиссера Екатерины Сташевской (Народицкой), которая искала непрофессиональных актеров для съемки эпизодов в фильме «Берега». Она пригласила Метелкину сниматься. Неудачливая абитуриентка отправилась на Волгу, приобрела первый киноопыт и познакомилась с режиссером. Сташевская похвалила внешность девушки, сравнив Лену с Эдитой Пьехой. Фильм вышел в 1973-м.

А Лена тем временем устроилась работать в библиотеку. Через год после первой неудачи с поступлением она снова попытала счастья, однако и вступительные экзамены во ВГИК, который она предпочла на сей раз Щуке, Метелкина тоже провалила. Нужно было решать, чем зарабатывать на жизнь.

ГУМ, наряды, заграница

Метелкина очень расстраивалась, что с актерским ремеслом у нее не складывается. Опыт киносъемок сделал недоступную карьеру еще привлекательнее. Мать девушки, женщина практичная, дала дочери совет, как использовать ее незаурядные внешние данные вне кино и театральной сцены: устроиться манекенщицей.

Отец, человек солидный и респектабельный, возражал — он находил профессию модели «неприличной» и хотел, чтобы дочь получила серьезное образование. Однако у Елены были другие планы. Она последовала материнскому совету и решила устроиться в Общесоюзный дом моделей одежды на Кузнецком Мосту.

Метелкину не взяли на постоянную работу. Продолжая трудиться в библиотеке, она время от времени снималась для издаваемого ОДМО журнала «Модели сезона». Позже в интервью одному глянцевому журналу Лена вспоминала свою первую встречу с модельером Вячеславом Зайцевым: «Однажды оделась, приняла позу перед фотографом, вдруг в студию ворвался кудрявый юноша в голубом комбинезоне, окинул меня взглядом и решительно заявил: "Нет, так не пойдет, ручку в бок, пяточку подкрути. Вот, то что надо, замри!"».

По словам Метелкиной, Зайцев ее не оценил, среди манекенщиц у него были свои фаворитки. В итоге и с карьерой в ОДМО не сложилось: для Елены так и не нашлось штатной единицы, пришлось перейти на работу в Демонстрационный зал главного универмага страны — ГУМа. Там был свой небольшой «дом моды» — ателье, которое шило платья и костюмы из продаваемых в магазине тканей: четыре сезонные коллекции в год. Их, собственно, и рекламировали манекенщицы.

Одежду из гумовского ателье, где работали несколько талантливых, но зачастую остававшихся безвестными модельеров, могли себе позволить только крупные чиновницы, жены партийных деятелей и знаменитые актрисы. Например, звезда оперетты Татьяна Шмыга заказывала в ГУМе вечерние и концертные платья.

Метелкина вспоминает, что ее зарплата в ГУМе составляла 140 рублей: на 30 рублей больше, чем зарплата молодого специалиста, только что окончившего вуз. Одно платье в ателье стоило почти столько же. Поэтому девушки не могли себе позволить одеваться «по месту работы», но могли взять наряд напрокат по особым случаям, вроде театральной или кинопремьеры, и выбрать к нему аксессуары — ремень, шляпку, сумочку.

За кулисами показов, по словам Елены, царила конкуренция, порой не совсем здоровая. Некоторые манекенщицы перед выходом на подиум могли толкнуть соперницу или внести беспорядок в ее костюм.

Если не считать этих мелких неприятностей, с которыми, вероятно, сталкивалась любая модель в любой стране мира, карьера Елены в ГУМе была довольно успешной. Она была «выездной», то есть регулярно отправлялась в зарубежные командировки. Они, правда, ограничивались социалистическими странами: Болгарией, Чехословакией, Венгрией, армейскими гарнизонами Западной группы войск в ГДР. Показы проходили в крупных универмагах соцстран и в армейских домах культуры: жены советских офицеров тоже стремились красиво одеваться.

Метелкина хотя и принадлежала к советской богеме, не увлекалась развлечениями вроде вечеринок с выпивкой на дачах или романами с кинозвездами. По ее словам, она проводила свободное время за чтением, прогулками и занятиями йогой, тогда еще мало кому известной. Асаны манекенщица выучила по книгам.

По подиуму — в звезды

Модельная карьера дала Елене второй шанс попасть на киноэкран. На сей раз попытка оказалась куда более успешной. Снова помог случай. В конце 1970-х режиссер Ричард Викторов, автор подросткового кинохита 1974 года «Москва — Кассиопея», начал работу над фильмом «Через тернии к звездам» по сценарию популярного писателя-фантаста Кира Булычева. Картина, выход которой приурочили к 20-летию полета Юрия Гагарина в космос, рассказывала о спасении землянами инопланетной девушки-клона и ее дальнейших приключениях на Земле и на родной планете, терпящей экологическую катастрофу.

Понятно, что успех фильма, съемки которого начались в 1979-м, напрямую зависел от исполнительницы роли главной героини, инопланетянки Нийи. Съемочная группа провела немало времени в безуспешных поисках, пока Викторову и Булычеву не показали фото Елены в одном из модных журналов. Создатели фильма поняли, что тоненькая девушка с лебединой шеей, огромными глазами и совершенно неотмирным взглядом — именно то, что им нужно.

Елену пригласили на кинопробы. Для проб ей пришлось надеть облегающее трико и резиновую шапочку (по сюжету, у Нийи очень короткие волосы). Фото сразу одобрили, но появилось неожиданное осложнение. При всей своей стройности и фигуре балерины Метелкина была, по ее словам, совершенно неспортивным человеком, а ее героиня должна была совершать в кадре гимнастические упражнения.

Режиссер еще какое-то время поискал кандидатку на главную роль, но понял, что проще научить Елену делать сальто, чем найти спортсменку с такой же неземной внешностью. «Мне наняли тренера по гимнастике, который научил крутить колесо, делать кульбиты, — вспоминала Метелкина. — С волосами я рассталась без всякого сожаления: надо так надо. Поскольку из ГУМа пришлось уволиться, это не имело значения».

Если не считать временного отказа от волос и ухода с любимой работы, съемки у Викторова оставили у Лены самые приятные воспоминания. Режиссер был педагогом по образованию и много снимал подростков, поэтому умел работать с непрофессиональными актерами. Он был внимателен и заботлив с Метелкиной.

«Психологической нагрузки во время перевоплощения не требовалось. Надо было просто жить жизнью хорошего сценария», — рассказывала Елена позже в интервью на радио.

Фильм вышел, как и предполагалось, в 1981 году и пользовался большим успехом. В первый год проката в кинотеатрах его посмотрели больше 20 миллионов человек, позже его множество раз показывали по телевидению и привозили на кинопоказы в пионерские лагеря по всей стране. Исполнительницу роли Нийи стали узнавать на улицах, по опросам киножурналов она входила в пятерку самых популярных актрис года. На Международном кинофестивале научно-фантастических фильмов в Триесте в 1982 году Елена Метелкина получила спецприз «Серебряный астероид» за лучшую женскую роль.

Кир Булычев тоже по достоинству оценил актрису-модель. По его инициативе в 1983 году она снялась в короткометражке «Золотые рыбки» (сценарий Кира Булычева, режиссер Александр Майоров). К сожалению, сцены с участием Елены в финальную версию картины не вошли. Но этим сотрудничество модели и фантаста не закончилось: годом позже она обрела настоящую славу среди советских школьников младших и средних классов.

Режиссер Павел Арсенов снимал по сценарию Кира Булычева (и по мотивам его повести «Сто лет тому вперед») многосерийный телевизионный фильм «Гостья из будущего». Этот мини-сериал стал без преувеличения самым популярным детским фильмом 1980-х годов на русском языке. Роли космических злодеев сыграли знаменитые актеры Вячеслав Невинный и Михаил Кононов, а Елене Метелкиной предложили роль положительной героини — Полины, сотрудницы московского Института времени. Пока дети завороженно наблюдали за приключениями школьников и борьбой с космическими пиратами, их матери внимательно рассматривали футуристические наряды Метелкиной, придуманные костюмерами киностудии.

В том же году Евгений Герасимов снял Елену в фильме «Очень важная персона», но на озвучку пригласил другую актрису. По словам Метелкиной, это случилось потому, что она отказала режиссеру в его романтических притязаниях. Правда это или нет — неизвестно, но актрисе действительно тогда было не до случайных интрижек. Кино изменило не только ее профессиональную жизнь, но и личную.

«Леночка, это человек не вашего круга»

Во время съемок «Через тернии к звездам» в Крыму Елена встретила мужчину, который стал ее мужем и отцом ее ребенка. Сергей был жителем провинциального украинского города, приехал в Ялту отдыхать. Метелкина, как все члены съемочной группы, жила в гостинице и в свободное время ходила на пляж, где и познакомилась с Сергеем. Он был милым и ненавязчивым, и Елена постепенно прониклась к нему доверием, принимала приглашения в ресторан и на прогулки.

По словам модели, режиссер фильма сразу заметил, что в личной жизни его героини что-то изменилось. «Викторов строго-настрого запретил кому бы то ни было приближаться ко мне с амурами. Нийя — существо бесполое, она не должна была выдавать никаких женских эмоций», — вспоминала Елена. Режиссер сразу отметил «неуместную женственность» в поведении актрисы на площадке, и когда Сергей пришел на съемки, выразил недовольство.

Не вызывал ухажер Метелкиной симпатии и у ее партнерши по съемкам Елены Фадеевой. «Она говорила: “Леночка, это человек не вашего круга”. А у меня поклонник вызывал доверие. Мне хотелось с ним дружить, в постель он не тянул, и это подкупало», — рассказывала актриса много лет спустя в интервью. В итоге после возвращения в Москву пара оформила отношения в загсе. Украинец переехал жить в московскую квартиру Метелкиных.

Очень скоро оказалось, что весь романтизм Сергея был насквозь лживым. Он не хотел устраиваться на работу, перебиваясь случайными заработками и ссылаясь на плохое здоровье. Семью содержала Елена. В ГУМ она не вернулась, там уже не было вакансий. Метелкина поступила в Московский дом моделей. Заместитель директора лично предложил ей работу: мол, после съемок в кино манекенщицу ждет популярность и новые возможности.

Однако вскоре в работе пришлось сделать перерыв: модель забеременела. Муж, по воспоминаниям Лены, был категорически против ребенка и уговаривал ее сделать аборт. У него на родине уже был ребенок от первого брака. Метелкина категорически отказалась от аборта, и Сергей стал подчеркнуто пренебрежительным и агрессивным. А после рождения сына отношения развалились окончательно.

«Бывший тесть грозится меня застрелить»

Если бы дело ограничилось разводом, это было бы еще полбеды. Сергей пожелал отсудить часть квартиры Метелкиных, в которой он был прописан, и стал интриговать против родителей бывшей жены. «Написал донос на мою мать, работавшую в Министерстве обороны, обвиняя ее чуть ли не в шпионаже, — вспоминала манекенщица годы спустя. — Я не подозревала, что бывший успел обшарить родительскую квартиру и обнаружил отцовский пистолет, хранившийся в память о войне. Новый донос полетел в военную прокуратуру: “Бывший тесть грозится меня застрелить”. Отца вызвали, долго допрашивали». Владимиру Дмитриевичу пришлось сдать памятное оружие. Позже он не выдержал семейных неприятностей и покончил с собой.

Судебные процессы длились более четырех лет и стоили немалых денег и нервов. Елена рассказывала, что в этот нелегкий момент на нее вышли люди из КГБ, предложив сотрудничество в обмен на помощь с разводом. Однако Метелкина предпочла с «конторой» не связываться и, по ее словам, «прикинулась дурочкой». В кругах манекенщиц на слуху была драматическая судьба модели Регины Збарской, в которой видели «руку КГБ».

Елене Дмитриевне с помощью дорогих адвокатов удалось признать брак недействительным и выписать бывшего мужа из квартиры. Больше ни она, ни ее сын Сергея не видели. Мать Лены вышла на пенсию и помогала ей с ребенком, но психологическая атмосфера в семье была не из лучших. Нинель Петровна страдала от депрессии, позже тяжело заболела

Далеко не радужной была и экономическая ситуация в стране. В 1991 году СССР распался, и людям стало не до отечественной моды. Вещевые рынки торговали дешевой одеждой, а на дорогой индпошив у большинства женщин просто не было денег. Мила Надточий, одна из модельерш, работавших в ателье ГУМа, пригласила Метелкину в свой небольшой салон, который вскоре разорился. В 1992 году модель снялась в эпизодической роли в фильме ужасов «Прикосновение», поставленном Альбертом Мкртчяном, но больших денег ей это не принесло.

Одна из подруг-манекенщиц помогла Елене Дмитриевне устроиться секретаршей в офис бизнесмена Ивана Кивелиди, президента «Круглого стола бизнеса России», главы Лиги кооперативов и предпринимателей России, основателя Мосбизнесбанка. У Кивелиди Метелкина проработала пять лет. Эта работа чуть не стоила ей жизни: преступники, видимо, нанятые конкурентами бизнесмена, нанесли сильнодействующий яд на телефонную трубку в его кабинете. В лихие 1990-е подобные разборки были не редкостью.

К счастью для Метелкиной, она не была «приближенной» секретаршей Кивелиди и не отвечала на его личные звонки. Предприниматель погиб, погибла и коллега Елены, которая работала вместе с ним. В убийстве обвинили заместителя Кивелиди Владимира Хуцишвили.

Какое-то время Метелкина еще работала в основанной покойным бизнесменом компании, затем ее уволили. Манекенщице уже исполнилось 45 лет, в стране были не лучшие времена. Елене Дмитриевне пришлось заниматься самыми разными вещами: она работала воспитательницей в коррекционном интернате для детей с инвалидностью, продавщицей в обувном магазине, администратором в образовательном центре. В 2002-м Алексей Балабанов снял Метелкину в эпизоде своего фильма «Война» о второй чеченской.

На склоне лет Елена Дмитриевна воцерковилась и стала активной прихожанкой православного храма, настоятель которого предложил ей работу. Метелкина работала в церковной лавке и пела на клиросе. Христианские убеждения дополнили в ее сознании практику йоги и философские воззрения Махатмы Ганди, которыми она увлекалась в молодости. Ее единственный сын Александр окончил институт, но предпочел работать автослесарем. Как вспоминала Елена Дмитриевна, ей стоило больших трудов уберечь его от дурных компаний.

В 2018 году бывшая манекенщица, которая много раз признавалась в том, что «наигралась в одежду» и «больше не может видеть тряпки», неожиданно вернулась к профессии своей молодости. Анастасия Лаврова, основательница марки одежды для женщин элегантного возраста Garnet Garden Fashion Art, предложила Елене Метелкиной стать бренд-амбассадором компании. Актриса весьма достойно снялась в фотосессии во французском ландшафтном парке Les Jardins d'Etretat.

Личную жизнь актриса и модель так и не устроила. «Не встретился мне нормальный мужчина. Куда они подевались? Горюю, но до самой смерти буду ждать свою судьбу — хорошего христианина, который предложит мне руку и доброе сердце», — поделилась Метелкина в интервью тому же глянцевому журналу.