Новая, персональная
Попробовать
Новости партнеров

«Здесь была пустыня, поле и свалка»

Как стройка века связала два берега Крыма и открыла одну из тайн полуострова

Фото: Константин Михальчевский / РИА Новости

В Крыму завершается строительство главной магистрали полуострова — трассы «Таврида». Это следующий по значимости дорожный проект после Крымского моста, и первая дорога, которая прямо свяжет два берега полуострова. С ней путь через Симферополь с востока на запад станет быстрее в три-четыре раза, а строительство уже привело к неожиданно громким научным открытиям. Корреспондент «Ленты.ру» побывал на стройке и узнал, что скрыто в глубине горячей крымской степи.

***

Скажешь любому на материке «Крым», и он сразу представит себе пляжи, море, начнет советовать взять с собой маску и надувной матрас. Но те, кто там живут и работают, знают, что прибрежный курорт — только малая часть настоящей жизни полуострова, и даже столица — Симферополь — находится в глубине степного Крыма, где-то посередине между Севастополем и Керчью с ее Крымским мостом.

Местные с неохотой говорят об украинском периоде своей жизни. Из плюсов вспоминают, что легче было бизнесу, но потому, что взятки и знакомства решали все.

Остальным приходилось несладко, и в особенности крымчане ругают дороги (хотя и приезжие автомобилисты могут припомнить, сколько каждый раз стоил ремонт подвески после пары неделек в Крыму). Путь с западного на восточное побережье полуострова через Симферополь был долог, мучителен и состоял из причудливо переплетенной сети латаных-перелатаных дорог. Одной трассы из точки А в точку Б здесь не было.

Каких-то определенных планов по ее созданию на Украине тоже не было. Все изменилось, когда полуостров вошел в состав России, — тогда решили строить трассу и назвать ее «Тавридой», как Крым называли в древности.

***

Рядом со строящейся магистралью кипит работа, которая напрямую со строительством трассы или инфраструктуры не связана. Неподалеку от «Тавриды» находится отвал белесой породы, который поначалу ничем особенно не привлекает глаз. Но если подойти поближе, то перед зрителем откроется проход в древнюю пещеру, найденную тут во время проведения дорожных работ в 2018 году.

«Здесь была пустыня, поле, рядом свалка никому не нужная, — рассказывает спелеолог Геннадий Самохин. — А сейчас это сверхвостребованное место». Дело в том, что при проходке траншеи под дорогу строительная техника вскрыла купол подземного зала глубиной 14 метров. По словам Самохина, когда специалисты в первый раз спустились вниз, то долго не могли поверить, что здесь действительно, как некоторые ученые предполагали, может быть пещера.

«Мы увидели, что помимо больших размеров тут есть уникальные палеонтологические, микробиологические и минералогические находки, и поняли, что это место нужно точно изучать», — говорит спелеолог. Например, в доледниковую эпоху, как оказалось, пещера служила логовом доисторических хищников — это сейчас ее входы и выходы погребены под землей, а полтора миллиона лет назад в нее можно было зайти через грот.

Два вида пещерных медведей, саблезубые тигры, волки, гиены — все они выкармливали своих детенышей в течение 300 тысяч лет здесь. В результате за это время в пещере скопилось около 100 кубометров костных останков. В общем, находка эта взбудоражила весь мир, ведь подобных мест на планете очень мало.

«Это зуб гигантского носорога. По размерам он был почти как слон: до четырех метров в длину, до 3,5 — в высоту», — говорит ведущий методист Зоологического музея имени М.И. Глобенко Крымского федерального университета Дмитрий Старцев, показывая одну из находок. Находят здесь и большое количество костей быков и лошадей — потому что их в пещеру занесли хищники. Исследователям удалось обнаружить также фрагменты костей слонов и рога антилоп. Ранее в Крыму уже были палеонтологические открытия, но не такие по масштабу. «В таком комплексе мы эти кости впервые нашли», — признается Старцев.

«Что интересно с точки зрения минералогии, — подхватывает Самохин, — здесь есть группа минералов, не свойственная пещерам — группа фосфатов». Они, объясняет ученый, образовались при соприкосновении органики и неорганики. Ведь в пещере когда-то проживала огромная колония летучих мышей. А их гуано (помет) при соприкосновении с известняком превратилось в необычные минералы. Один такой минерал, причем в единичном экземпляре, найден лишь в Австралии. Теперь еще один такой — в Крыму. Самохин уверен, что в пещере удастся найти и новые, неизвестные науке, вещества.

Помимо своей непосредственной научной деятельности на месте, он руководит созданием музейно-образовательного комплекса. Здания появятся прямо здесь, возле пещеры. Будет визит-центр с палеонтологическим музеем, научный центр, кафе и общежития. Пещеру можно будет пройти насквозь и выйти с другого конца. В первую очередь ученые ждут визитов детей и молодежи, которым можно будет наглядно показать уникальные артефакты далекого прошлого Крыма.

При этом вход и выход в пещеру находятся по разные стороны трассы — дорога будет проходить прямо над ней. Поэтому строители поместили над пещерой распределительную плиту — своего рода мост на свайном фундаменте, — общая протяженность которой составляет 130 метров. Если бы постройка трассы «Таврида» не была начата в 2016 году, скорее всего, ученые так бы и не узнали о том, какое сокровище скрывается у них под ногами.

***

Несмотря на огромную научную значимость пещеры и будущего музейно-образовательного комплекса «Таврида», стройка одноименной трассы, как ни крути, играет намного большее прикладное значение для жителей полуострова. Ведь она уже почти позволила решить давнюю проблему: как быстро и безопасно добраться от Крымского моста, Керчи до Севастополя через Симферополь.

«В Крыму до включения его в Российскую Федерацию все автомобильные дороги были сориентированы с севера на юг», — рассказывает начальник ГКУ «Служба автомобильных дорог Республики Крым» Александр Нефедов. Но открытие Крымского моста, продолжает он, поставило власти перед необходимостью организации мощной транспортной артерии, которая бы направила транспортные потоки с востока на запад полуострова. И именно такой артерией стала трасса «Таврида», строительство которой находится на завершающей стадии. Большая часть магистрали — 190 километров — открыта для движения в четырехполосном режиме. По словам Нефедова, трасса построена с соблюдением всех мер безопасности и комфорта движения для туристов и жителей Крыма.

То, что раньше от Керчи до Симферополя нужно было ехать целых 8-9 часов, — чистая правда. Теперь же, передвигаясь по полностью открытому участку «Тавриды» между этими городами, путь занимает всего около 2,5 часа. Работы пока еще ведутся на отрезках пути обхода Симферополя и на отрезке Севастополь — Симферополь, но Росавтодор и ВАД («Высококачественные автомобильные дороги» — подрядчик, являющийся исполнителем работ по прокладке «Тавриды») обещают открыть северный объезд Симферополя 30 сентября 2020 года, а всю трассу полностью — к новому 2021 году.

Скорость, с которой автомобили могут двигаться по «Тавриде», — 90 километров в час, но само полотно рассчитано на безопасный проход на скорости до 120 километров в час, а срок его эксплуатации без необходимости ремонта составляет 7 лет.

«Асфальтовое покрытие, на котором мы с вами находимся, — это лучшее, что сейчас есть в мировой практике», — объясняет президент ассоциации «Р.О.С.Асфальт» Николай Быстров. По его словам, в основе рецепта лежит грамотный подбор каменного материала, идущего очень мелкими фракциями, что позволяет обеспечить минимальную пористость покрытия. Затем вводится вяжущий материал. «Вот подбор вяжущего — очень тонкая вещь. Это даже не техническая, а практически научная задача, потому что он подбирается для каждого объекта с учетом местного климата, исходя из максимальных летних и минимальных зимних температур», — рассказывает Быстров.

Задача сводится к тому, чтобы летом не образовывалась колея, а зимой — трещины. И, как утверждает президент «Р.О.С.Асфальта», на «Тавриде» эту задачу удалось выполнить. «Но самое главное, хотелось бы подчеркнуть другое, — это не единственный такой проект в Российской Федерации, эта работа сделана на основании введенных недавно национальных стандартов», — подчеркивает он. Эти стандарты — итог практически десятилетней работы Министерства транспорта России и Федерального дорожного агентства по коренному изменению нормативной базы всей дорожной отрасли.

Пристально следить за соблюдением таких стандартов — еще одна важная задача. После того как смена закончила работу, приезжает бригада для того, чтобы взять пробы полотна. Десять минут визжит, надрываясь, специальный аппарат, и вот в руке рабочего оказывается то, что называется керном асфальтобетона. Далее его отвезут в лабораторию, где образец подвергнут всестороннему анализу (такие лаборатории есть вдоль всей трассы; в случае с отрезком трассы возле Симферополя она находится близ населенного пункта с игривым названием «Приятное свидание»). И если качество окажется неудовлетворительным — что ж, придется заново перекладывать участок.

***

Работа кипит, и каждый день смена выдает по четыре километра готовой дороги. Уже совсем скоро все будет готово. Слово «всесоюзная стройка» давно уже забыто, но «Таврида» — это определенно стройка федерального масштаба. Следующая по значимости для полуострова после Крымского моста.

Половина рабочих, задействованных в дорожных работах, — крымчане, а вторая половина приехала на вахту из разных регионов России, чтобы помочь полуострову забыть о транспортных проблемах раз и навсегда. «Никаких сомнений в сроках сдачи трассы нет, — уверяет Александр Нефедов. — Если даже взять распределение освоения средств, которые мы планировали на начало года, то мы идем каждый месяц с перевыполнением графика».