Новая, персональная
Попробовать
Новости партнеров

Между первой и второй

В Дании — пить: алкотерапия и кризис среднего возраста в новом фильме основателя «Догмы»

Кадр: фильм «Еще по одной»

На ММКФ состоялась российская премьера нового фильма стоявшего в свое время у истоков «Догмы 95» режиссера Томаса Винтерберга. «Еще по одной» выходит на разговор о природе датской жизни и национальном характере с помощью алкоголя, который четверо героев принимаются употреблять в терапевтических целях. «Лента.ру» рассказывает об этой проникновенной и обаятельной картине, которая через месяц выйдет в прокат.

«Что он несет?» — возмущается старшеклассник из датской провинции, в гневе выходя из класса прямо посреди урока истории. Школьника можно понять: учитель путает тему занятия, бормочет себе под нос, не поднимает на учеников глаз. Мартину (Мадс Миккельсен) немного за сорок, но держится он так утомленно и согбенно, как будто ему глубоко за семьдесят. Причем не только в стенах школы, но и дома: с женой он не разговаривал по душам несколько лет, и она старается работать исключительно в ночную смену, кажется, только для того, чтобы избегать потерявшего волю к жизни мужа. Обращают внимание на постигший товарища кризис среднего возраста и его коллеги — учитель философии и музыки Петер (Ларс Ранте), физрук Томми (Томас Бо Ларсен) и преподаватель психологии Николай (Магнус Милланг): на дне рождения последнего Мартин упорно отказывается «накатить на грудь»: ему, мол, еще домой ехать.

Пить или не пить — вопрос в этих обстоятельствах как будто второстепенный, тем более что друзьям Мартина его экзистенциальная тоска знакома не понаслышке: один страдает от одиночества, другой месяцами не может выспаться из-за маленьких детей, третий не может прийти в себя после ухода жены. Но именно алкоголь вдруг выйдет в их жизни на первый план — после того, как Николай озвучит высказанную норвежским психологом Финном Скардерундом гипотезу о том, что каждому человеку для нормального самочувствия не хватает 0,5 промилле алкоголя в крови. Теорию педагоги решат опробовать на практике и на самих себе — исключительно в терапевтических целях и ради науки (Николай даже будет вести дневник наблюдений). Результат не заставит себя ждать: вот глотнувший водки перед началом уроков Мартин перевоплотится в страстного, убедительного оратора; Томми научит играть в футбол первоклашек, а Петер добьется гармонии от школьного хора. Время повышать дозу? Долго сомневаться на этот счет герои не будут. А зря — за любым опьянением неизбежно следует жестокое похмелье.

На первый взгляд, «Еще по одной» кажется типичной провокацией датчанина Томаса Винтерберга. Соратник Ларса фон Триера по «Догме 95», Винтерберг в самых успешных и признанных своих фильмах — таких как дебютное «Торжество» (собственно, первый фильм, снятый по сформулированным в «Догме» аскетичным принципам) или удостаивавшаяся номинации на «Оскар» хроника педофильской истерии «Охота» с тем же Миккельсеном в главной роли — всматривался в благообразный фасад буржуазного датского общества с таким пристрастным цинизмом, что оно неизменно обнажало свое неприглядное нутро. «Еще по одной» на уровне концепции как будто бы тоже отталкивается от оспаривания социального консенсуса — в данном случае заключающегося в безусловном вреде алкоголя. Что ж, тем неожиданнее то, куда в итоге приводит свой фильм Винтерберг — в первую очередь даже не в плане высказывания о том, что происходит, когда спиртным заливают кризис среднего возраста, а на уровне интонации, которая стремится к человеколюбию и всепрощению даже на самых мрачных поворотах сюжета.

Еще никогда Томас Винтерберг не был по своему тону так близок к советскому кино 1970-х, от Иоселиани до Балаяна

В самом деле, алкоголь как таковой в «Еще по одной» служит не столько темой, сколько средством — как удобным инструментом для структуризации сюжета (тот взвинчивается по мере увеличения дневной дозы героев), так и способом внести элемент хаоса в размеренную жизнь героев. Как известно, что у трезвого на уме — то у пьяного на языке. Так и в «Еще по одной» алкоголь раскрывает персонажам глаза на то, какой токсичной, отравляющей душу может быть их повседневная жизнь, в которой не найти ни рисков, ни потрясений, ни перемен и которая в своем вечном покое граничит с полусмертью. Интереснее, впрочем, что Винтерберг с этим наблюдением не спешит уходить в социальную критику — его подлинной целью оказывается стремление понять саму природу датского национального характера, раз уж тот так легко себя разоблачает, стоит лишь повысить градус.

Что ж, ключом к пониманию этого менталитета и образа жизни во всей их полноте оказываются труды философа Серена Кьеркегора (одна из самых проникновенных сцен фильма, к слову, показывает, что и они воспринимаются лучше после пары рюмок). По Кьеркегору, любовь возникает в точке падения, осознанного расставания с чувством контроля над собой и реальностью — и Винтерберг в «Еще по одной» показывает ровно такое падение, попытку вернуть любовь к жизни посредством нырка на дно бутылки. А затем идет еще дальше — и точно так же пускает в свободный полет собственную режиссуру в поисках уже подлинной любви к персонажам и их миру. Получается, конечно, совсем не самый дерзкий его фильм, но точно самый цельный. И самый безошибочно датский.

Фильм «Еще по одной» (Druk) выйдет в прокат 12 ноября

Культура00:05Сегодня

«Ничего, *****, непонятно»

Как сериал с Джудом Лоу про остров с сектантами вышел за рамки телевидения и смутил зрителей
Культура00:0220 октября

Не самый гуманный

Пацифисты, Черные пантеры и полицейская дубинка: за что борется новый политический хит Netflix
Культура00:0218 октября
\

Универсальный шпагат

Король вертухи и легенда видеосалонов: Жан-Клоду Ван Дамму — 60 лет