Новости партнеров
Прослушать статью

Пена дней

Помолвка с дядей, инцест и вдовство в 15 лет. Что творилось в легендарном дворце королей Португалии

Фото: Diomedia

Короли и императоры, тираны и фантастические богачи строили себе огромные дворцы, в наши дни ставшие популярными музеями, открытыми для широкой публики. Один из таких дворцов, резиденция Пена, расположен неподалеку от городка Синтра, летней резиденции королей Португалии. Дворец Пена построили в XIX веке по приказу короля Фернанду II и его жены Марии II, которые так и не успели насладиться своим новым жилищем. О дворце Пена «Лента.ру» рассказывает в новой статье из серии материалов о резиденциях известных правителей.

От часовни до дворца

В раннем Средневековье португальские католики были не менее набожными, чем любые другие католики Европы. И одним из доказательств их близости к богу (так же, как и у других католиков Европы) были чудеса и видения, свидетелями которых время от времени становились прихожане даже самых отдаленных приходов.

Так, по легенде, однажды один из обитателей местечка Пена в окрестностях португальского города Синтра увидел на вершине холма женщину, которую принял за Богоматерь. Рассказал людям, ему поверили и построили на месте, где случилось видение, часовенку под названием Nossa Senhora da Pena. Nossa Senhora — это то же самое, что Notre Dame, или Владычица Наша, — практически официальный титул Девы Марии.

В эпоху Возрождения на почитаемом в честь Богородицы месте построили небольшой монастырь: король Мануэл I так отметил появление на свет своего наследника. Синтра обладала статусом аристократической и королевской резиденции практически с XII века, когда в 1147 году победитель мавров дон Афонсу Энрикеш освободил от мусульманских захватчиков атлантическое побережье к северу от Лиссабона. Богатые семейства строили себе особняки в окрестностях королевского дворца, который в свой черед занял Мануэл I.

Король мечтал, что его сын вырастет и объединит под своей властью три королевства Пиренейского полуострова — Португалию, Кастилию и Арагон. Но ничего не вышло: принц умер в детстве. А потом и с монастырем случилась беда. Он был, как и многие старинные португальские здания, выстроен по большей части из дерева. Как-то в XVIII столетии в большую грозу молния ударила в деревянную постройку, и монастырь сгорел почти полностью. И, словно бы Провидению этого показалось мало, — спустя несколько лет остатки монастыря уничтожило землетрясение.

Сохранилась только частично разрушенная монастырская капелла с мраморным алтарем — одним из шедевров архитектора Николя Шантарена, много работавшего в Португалии. Руины капеллы стали частью новой постройки — загородного королевского дворца Пена в Синтре, к строительству которого приступили в 1840 году.

Шантареновские мотивы задали тон, которого придерживался немецкий архитектор Вильгельм Людвиг фон Эшвеге, а ему проект дворца заказал тогдашний португальский король Фернанду II. Однако и с королем все было совсем не просто. Точнее, не с ним, а с его женой — королевой Марией II.

Не просто Мария

В череде драматических историй европейских аристократов и монархов биография португальской королевы Марии II, последней монархини династии Браганса, теряется — и совершенно незаслуженно. За свою короткую жизнь эта женщина пережила немало сложных и даже трагических моментов.

Еще ребенком будущая королева стала жертвой династических проблем. Ее дед, король Жуан VI, умер в 1826 году, когда Марии не было еще семи лет. Отец Марии Педру I за четыре года до смерти Жуана VI «добыл» себе отдельное королевство: он провозгласил независимость Бразилии от Португалии и стал бразильским императором Педру I. Королем Португалии мог бы стать дядя Марии, принц Мигел, но он рассердил своего отца Жуана VI (Мигел всего-навсего готовил революцию) и был им сослан в Австрию.

Бразильский император не хотел, чтобы его брат занял португальский престол. Но политическая ситуация в стране была очень сложной, и Педру не нашел ничего лучшего, чем сделать правительницей страны свою малолетнюю дочь Марию. А для надежности решил выдать ее замуж. И не за кого-нибудь, а за ее родного дядю, все того же Мигела, который должен был стать регентом до совершеннолетия Марии. В наше время такой союз назвали бы инцестом, но у аристократов XIX века были другие взгляды.

Мигел для виду согласился, приехал в 1828 году в Португалию и тут же сместил Марию II с трона и провозгласил себя королем. Пришлось Педру I ехать из солнечного Рио-де-Жанейро в Европу и решать проблему на месте. Он начал с братом войну, сверг Мигела, досрочно признал пятнадцатилетнюю Марию совершеннолетней, короновал ее и лично стал при ней регентом. В 1834 году Педру, которому было всего 35 лет, умер от туберкулеза, и юная девушка стала полноправной королевой.

В самом начале 1835 года Мария, которой еще не исполнилось шестнадцати, вышла замуж за сына Евгения Богарне (пасынка Наполеона I) — герцога Лейхтенбергского Августа. Он был старше своей венценосной супруги на девять лет. К сожалению, брак продлился всего два месяца. В те времена не было антибиотиков, и от обычной ангины умирали даже короли и принцы. Эта печальная участь постигла и Августа. Он скончался, не оставив наследников, а юной вдове потребовалось найти нового мужа.

Дворец на горе

Вторым мужем Марии (после того как она, по традиции, провела год в трауре) стал родственник по матери ее первого супруга Августа — принц Фердинанд Саксен-Кобург-Готский. Он был старше невесты всего на три года, хорошо образован, строен и щеголеват. Когда королева родила первенца (будущего короля Педру V), а это произошло уже через год после свадьбы, Фердинанд получил от жены титул короля (до этого он был только принцем-консортом). Его стали называть Фернанду II.

При этом политические силы Португалии не вполне признавали Фернанду II: по сути своей он остался для португальских аристократов и буржуазии всего лишь супругом королевы. Фернанду не лез в политику, занимался искусством и приискивал себе место для новой летней резиденции: старый дворец в Синтре ему не нравился.

Романтичному королю хотелось построить себе что-то вроде рыцарского замка на горе, в духе баварского Нойшванштайна Людвига II, но с «мавританским акцентом»: все-таки до XII века Синтра и Пена принадлежали маврам. В португальском Возрождении сформировалась собственная архитектурная манера, «португальский Ренессанс» — стиль мануэлину, который Фернанду II хотел воплотить в своем новом дворце, о чем и сообщил приглашенному им архитектору и горному инженеру фон Эшвеге.

Вторая профессия архитектора была очень кстати: как и Людвиг II, Фернанду II хотел построить замок на горе. Для этого он выкупил земли монастыря Пена с руинами капеллы Шантарена, остатки древней мавританской крепости на соседнем холме и прилегающие участки леса. Фон Эшвеге работал над проектом в, как теперь говорят, «тесном сотрудничестве» с заказчиком. Король постоянно вносил в чертежи поправки, стремясь реализовать свои буйные фантазии. Кроме элементов мануэлину, замок обзавелся готическими башнями с зубцами, а также круглыми куполами и чем-то подозрительно напоминающим минареты.

Каменный фасад дворца обильно украшен азулежу — традиционными португальскими керамическими плитками с цветной росписью. Самая заметная деталь скульптурного декора — ренессансная аллегория сотворения мира: довольно страшный на вид бородатый персонаж с выпученными глазами и двумя рыбьими хвостами вместо ног и виноградными лозами на голове, поднимающийся из морской раковины.

Грустная идиллия

Дворец начал строиться в 1840 году, когда у венценосной пары уже было двое сыновей: в 1838 году Мария родила второго малыша, будущего короля Луиша I. Надо сказать, что каждая новая беременность давалась юной королеве все труднее. После рождения третьего ребенка, Жуана, в 1842 году, Мария чуть не умерла. Но это не заставило ее супруга умерить свои репродуктивные запросы: королева почти постоянно была беременна и жаловалась на проблемы со здоровьем.

Король много времени уделял наблюдению за строительством дворца Пена «вдали от шума городского» и политической жизни Лиссабона и устройству гигантского парка (в наши дни он занимает 240 гектаров). Со смотровой площадки на башне дворца видны живописные руины древней мавританской крепости на соседнем холме.

Парк был разбит по принципу ботанического сада: кроме обычных европейских деревьев, включая португальские эндемики, садовники Фернанду II высадили на холмах Пены папоротники и японские камелии, пальмы и гинкго, сосны и эвкалипты. Считалось, что это делает атмосферу парка целебной и укрепляет здоровье гуляющих в нем детей и взрослых. Впоследствии это предположение подтвердили современные медики: окрестности дворца находятся в уникальной климатической зоне, особенно полезной для аллергиков и страдающих легочными заболеваниями.

В полном соответствии с романтическими вкусами владельца в парке проложили прихотливо вьющиеся дорожки для прогулок, которые завершаются то смотровой площадкой, то живописной беседкой: приятнее гулять, когда у прогулки есть цель. Одна из тропинок завершается на вершине холма, где на постаменте в виде гранитной скалы красуется бронзовый рыцарь в шлеме с перьями и с лицом, похожим на портреты Фернанду II, — этакое невинное тщеславие. А самую высокую гору в окрестностях Пены (528 метров над уровнем моря) венчает каменный крест.

Интерьеры дворца, не в пример парку, были и остались довольно скромными. Они отличаются от покоев в доме богатого португальского буржуа разве что весьма условной стилизацией под Средневековье: сводчатые потолки, мебель из резного дерева, старинная утварь. Фернанду II и Мария II, а также их наследники были не такими уж богатыми королями: сокровища Бразилии сделались недоступны португальским монархам после объявления латиноамериканской страной независимости.

Строительство дворца шло очень медленно, и Мария II так и не увидела его завершения. До 1853 года монархиня произвела на свет одиннадцать детей, из которых до сознательного возраста дожило всего семеро, остальные умерли младенцами или сразу после рождения. Это трагическое обстоятельство не могло не сказаться на душевном и физическом состоянии королевы. Родами младшего ребенка, Евгении Марии, она умерла. Погибла и ее новорожденная дочь. Марии II было всего 34 года.

Конец династии

После смерти жены Фернанду II два года был регентом до совершеннолетия сына. Когда Педру V взошел на престол в 1855 году, его отец полностью отошел от политических дел и интриг. Он жил в небольшом коттедже в Пене, где все еще возводился его дворец, наблюдал за строительством, писал акварельки малой художественной ценности с видами парка, устраивал домашние концерты и собирал всякие редкости и диковины, как делало большинство аристократов Европы.

Не забывал Фернанду и о личной жизни. В 1869 году 53-летний вдовец женился морганатическим браком на швейцарской оперной певице Изабелле Хенслер, графине Эдла, которая была моложе его на двадцать лет. Умер экс-король в 1885 году, немного не дожив до своего 70-летия. Молодая жена пережила его почти на 45 лет и умерла в глубокой старости.

Дворец достроили вскоре после смерти Фернанду II. Последней его владелицей была королева Амелия, жена внука Фернанду II — короля Карлуша I Мученика, убитого террористами в 1908 году. После гибели мужа вдовствующей королеве оставалось жить в Пене всего два года: в 1910-м в Португалии произошла революция. Амелия и ее сын, свергнутый революционерами король Мануэл II, покинули страну. Дворец Пена был национализирован и стал одним из самых популярных португальских музеев, каковым остается и по сей день.