Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Новости партнеров
Прослушать статью

Нашли опору

Жители самого крупного острова России отрезаны от континента. Их спасет проект сталинских времен

Паромная переправа Холмск-Ванино
Паромная переправа Холмск-Ванино
Фото: Сергей Красноухов / РИА Новости

Сахалин — самый крупный остров в России, там живет почти полмиллиона человек, но между ним и материком до сих пор нет сухопутного сообщения: добраться туда можно только по воздуху или на пароме, однако в плохую погоду Сахалин оказывается отрезан от цивилизации. Транспортный переход позволил бы наладить круглогодичное сообщение и сделать перевозку грузов дешевле, но задача остается нерешенной уже многие десятилетия. Мост или тоннель к нему обдумывают еще с советских времен. Возрождение сталинского проекта — в материале «Ленты.ру»

Смерть вождя

О связи Сахалина с материком начали думать в прошлом веке. С 1920-х разрабатывалось три варианта: мост, тоннель или насыпь. К 1950-м советские власти решили строить тоннель. Над мегапроектом трудились заключенные ГУЛАГа — обычная практика для тех времен. Сложностей им добавляли не только суровые погодные условия, но и практически полное отсутствие инфраструктуры и техники.

По плану требовалось построить более 700 километров железных дорог на материке и острове. Только на Сахалине должны были появиться 10 новых железнодорожных станций. Кроме того, планировалось поставить электростанцию у озера Кизи и создать временную паромную переправу. Тоннель собирались запустить уже в 1955-м, так что из-за сжатых сроков пришлось пожертвовать качеством: железнодорожные пути, например, клали по упрощенной схеме, не пропитывая шпалы специальными составами, что сказывалось на качестве.

Но масштабным планам было не суждено сбыться: после смерти Сталина и массовой амнистии тоннель стало попросту некому строить. От грандиозной задумки на материке остались 120 километров железной дороги по правому берегу Амура от станции Селихин до станции Черный мыс (Хабаровский край). В районе предполагавшейся паромной переправы были отсыпаны дамбы, проведены подготовительные работы по сооружению пирсов. На мысе Лазарева, откуда предполагалось прокладывать тоннель, был прорыт ствол шахты, в 1,6 километра от берега был насыпан искусственный остров диаметром 90 метров. В Сахалинской области не построили ни одного километра дороги: на участке велись подготовительные работы и со временем там появилась грунтовка Ныш — Погиби.

Со временем все постепенно приходило в запустение, полезной оказалась только железная дорога в Хабаровском крае и грунтовка на Сахалине — по ним в советские времена вывозили древесину. С середины 1950-х проект тоннеля свернули, сославшись на сложность и неактуальность, благополучно забыв о нем на несколько десятилетий. Сейчас на Сахалин можно добраться по воздуху, также остров связан с материковой Россией паромной переправой Ванино — Холмск. Но зимой Татарский пролив замерзает, и хотя используемые паромы рассчитаны на холода, иногда для прохода нужно привлекать ледоколы, а в штормовую погоду остров и вовсе оказывается отрезан от цивилизации. Решить проблему мог бы мост, но и с этим проектом есть сложности.

Планетарный масштаб

Отвергнутый проект по связи Сахалина с Большой землей вспомнили в конце 1990-х, тогда разработали программу «Модернизация транспортной системы России (2002-2010 годы)». Она предусматривала строительство «железнодорожной линии, соединяющей остров Сахалин с материком длиной в 507 километров». Сначала основные споры касались того, строить тоннель или мост, — но в итоге остановились на варианте с мостом. В 2008 году верили, что его построят уже в 2025-м, но планы сорвал кризис.

В 2017-м президент Владимир Путин говорил о мосте как о проекте «планетарного масштаба», а в правительстве заверяли, что решение о строительстве «практически принято», но дальше разговоров дело не зашло. В последующие годы тема моста периодически всплывала, а стоимость проекта менялась: если в 2019-м его оценивали в 433 миллиарда рублей, то к концу 2020-го ценник вырос до 540 с лишним миллиардов рублей — вдвое дороже Крымского моста, который обошелся в 228 миллиардов.

Примечательным оказалось отношение к мосту местных властей. Например, в 2015 году Олег Кожемяко, только получивший назначение на Сахалин взамен осужденного губернатора Александра Хорошавина, заверял, что проект реализован не будет. Спустя несколько лет мнение на этот счет у главы региона кардинально изменилось. «Проект решит глобальную задачу пространственного развития. Соединение острова с материком обеспечит единство страны. Строительство моста стратегически важно для страны, решает глобальные задачи по выходу России еще одним флангом на Мировой океан, на страны Азиатско-Тихоокеанского региона», — говорил он и указывал, что мост обеспечит доступ к незамерзающим гаваням. В 2018-м Кожемяко перевели в Приморье, и о сахалинском мосте он закономерно говорить перестал. Нынешний губернатор — Валерий Лимаренковерит в лучшее и надеется, что проект осуществят несмотря ни на что.

540,3
миллиарда рублей
стоит мост до Сахалина

В Кремле не перестают указывать на важность проекта и забывать о нем не собираются, но признают, что это дорого обойдется. Пока идет речь о строительстве в таком месте, где не развита дорожная сеть, — на севере Хабаровского края. Президент отметил, что там предстоит работа, стоимость которой сопоставима или превышает стоимость самого моста.

Сам мост планируют протянуть через пролив Невельского, а длина железнодорожной линии должна составить 580 километров, протяженность моста составит около шести километров. Мегапроект вошел в нацпроект «Комплексный план модернизации и расширения магистральной инфраструктуры», который рассчитан до 2030 года. Среди его целей — улучшение экономической связанности территорий страны, на это предусмотрено больше трех триллионов рублей.

«Дико дорого»

На Сахалине живет менее 500 тысяч человек, поэтому пассажиропоток на остров и с него вряд ли будет значительным. Для такого сложного проекта важна именно экономическая целесообразность, но с ней есть сложности: мегастройка сейчас важна скорее психологически, заключил специальный представитель президента России по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта Сергей Иванов. «С точки зрения психологии мост нужен. Вот, мол, Крым соединили, теперь бы не мешало и Сахалин. А с точки зрения экономики — нет», — сказал он. По его словам, для этого моста нет грузов. Стройкой собиралась заняться компания РЖД, в 2019-м глава монополии Олег Белозеров говорил, что к реализации проекта приступят не раньше 2025 года. Но спустя год он уже заявил, что сроки встали под вопрос.

Компания должна оценить грузопоток, чтобы строительство моста было экономически целесообразным, но никакие итоги по этому поводу пока не оглашались. На подготовку технико-экономического обоснования проекта РЖД выделила 3,5 миллиарда рублей. Откуда взять деньги на мегастройку, пока не ясно, у самой РЖД на нее денег нет, в проект предложили вложиться частным инвесторам, но никто не проявил рвения в этом вопросе.

«На севере острова нет населения, там есть только нефть и газ, которые не нуждаются в железной дороге. Но если строить мост, придется прокладывать пути на неосвоенный север и вести их через половину Сахалина. Для 500 тысяч человек, проживающих на Сахалине, предлагается сверхдорогой проект», — констатировала профессор географического факультета МГУ, директор региональных программ «Независимого института социальной политики» Наталья Зубаревич.

В перспективе мост на Сахалин мог бы обеспечить связь материка с Японией, в случае строительства перехода через пролив Лаперуза он стал бы транзитной магистралью. Сейчас грузы с материка на Сахалин и обратно едут по железнодорожно-паромной линии Ванино — Холмск.

Если мост не будет построен, то к 2030 году суммарный грузопоток через переправу составит около 1,5 миллиона тонн в год (для сравнения: в советское время грузооборот достигал 8-9 миллионов тонн). А если через проливы Невельского и Лаперуза будут протянуты мосты, суммарный грузопоток в 2030 году может достигнуть 33 миллионов тонн, из которых 25,1 миллиона тонн придется на экспорт России в Японию. Но Токио не проявляет предметного интереса к проекту. «Первое условие — это мост между материком и Сахалином. После этого можно уже говорить об этом», — указывал посол Японии в Москве Тоехиса Кодзуки.

Проект моста до Сахалина все еще остается сырым: не проработаны ни технологические, ни экономические составляющие, нет определенности, откуда брать на него деньги. Кроме того, в условиях кризиса и пандемии мегастройка на полтриллиона рублей несвоевременна. Сейчас властям нужно решать актуальные задачи: поднимать экономику и помогать гражданам. В ближайшее десятилетие мост точно не появится, но это не значит, что от идеи нужно отказываться.