Новости партнеров
Прослушать статью

Сотворение мира

Как после войны в Карабахе у России появился новый союзник в Закавказье

Фото: Reuters

В уходящем году с новой силой вспыхнул самый тяжелый и затяжной конфликт на постсоветском пространстве — Азербайджан вступил в войну с Арменией за Нагорный Карабах. Уже в третий раз. Масштабные боевые действия удалось остановить только после прямого вмешательства России и ввода миротворцев. Сейчас может показаться, что Москва явно действует в интересах Баку, особенно после того, как Владимир Путин поддержал азербайджанскую позицию по Карабаху. Но все не так однозначно. О том, как развивались российско-азербайджанские отношения накануне войны, как повлияло на них сближение России и Турции и как эти процессы предопределили исход боевых действий, — в материале «Ленты.ру».

В разных плоскостях

«С международно-правовой точки зрения, я тоже об этом говорил, эти все территории являются неотъемлемой частью Азербайджанской Республики», — заявил президент России Владимир Путин на ежегодной большой пресс-конференции.

Довольно неожиданное заявление, учитывая, что после первой карабахской войны 1992-1994 годов Россия воспринималась скорее как союзник и покровитель Армении. Конечно, основания для этого были. Мирное урегулирование по Бишкекскому протоколу однозначно закрепило военную победу армян, хоть и не принесло никакой определенности в вопросе дальнейшего статуса Нагорного Карабаха. Ереван стал полноправным участником интеграционных структур на постсоветском пространстве: ЕАЭС и ОДКБ.

Баку, казалось бы, избрал другую стратегию развития, вступив в 1997 году в отчетливо проамериканский блок ГУАМ — Организацию за демократию и экономическое развитие, образованную Грузией, Украиной, Азербайджаном и Молдавией. Однако за политическими процессами есть еще и экономические, и в этой плоскости картина вырисовывается иная.

Договоры о взаимном торговом сотрудничестве Москва имеет с обеими республиками. Показатели товарооборота России с обеими закавказскими республиками примерно равны в области российского импорта — примерно по 0,9 миллиарда долларов. Но Баку экспортирует в Москву гораздо больше, чем Ереван.

$2,3 млрд
достиг объем азербайджанского экспорта в Россию в 2019 году, объем армянского экспорта составил $1,7 млрд

Да и российских денег в азербайджанской экономике куда больше, чем в экономике Армении. Официальный представитель Баку Джейхун Бахрамов летом 2020 года оценивал объем российских инвестиций в пять миллиардов долларов США. Объем российских инвестиций в экономику Армении скромнее, Владимир Путин оценивал их в два миллиарда долларов. Кроме того, российские компании (всего их 950) составляют 10 процентов от всех компаний с иностранным капиталом в Азербайджане.

Несмотря на участие Армении в ОДКБ, между Москвой и Баку существует свой двусторонний договор от 1997 года, согласно которому стороны обязуются не участвовать в агрессивных мероприятиях друг против друга, в том числе и через третьи страны. Между Россией и Азербайджаном также есть соглашение, предусматривающее поставки российского вооружения и техники, подготовку кадров и участие российских специалистов в ремонте и модернизации техники.

Фархад Ибрагимов, российский политолог, эксперт международного дискуссионного клуба «Валдай» в беседе с «Лентой.ру» подчеркнул, что отношения между Россией и Азербайджаном за последние семь лет вышли на качественно новый уровень развития. «И Москва, и Баку постоянно утверждали (и утверждают), что двусторонние отношения носят характер стратегического партнерства, товарооборот растет, расширяется поле для взаимодействия», — подчеркнул он.

63,8%
поставок вооружения в Азербайджан приходится на Россию в последние 10 лет

Восточный вопрос

Ввиду того, что серьезную военную и дипломатическую поддержку Азербайджану в ходе нынешнего конфликта оказывала Турция, «османский фактор» серьезно повлиял как на оценки характера урегулирования карабахского конфликта, так и на динамику российского влияния в Закавказье. Во время войны ряд экспертов высказывал мнение, что Турция своими действиями снизила влияние России. Но Москва и Анкара в Карабахе выступили вовсе не оппонентами, а ситуативными союзниками.

И для Путина, и для его турецкого коллеги Реджепа Тайипа Эрдогана в данной ситуации куда более ценна возможность разрешения конфликта без участия Запада, и у них все получилось — для заключения перемирия не потребовалось участие США, ЕС и Минской группы ОБСЕ. Более того, другие посредники в карабахском конфликте показали свою неспособность повлиять на обстановку в регионе.

Кроме того, Москве необходимо сохранять присутствие в Сирии и Ливии, а здесь партнерство с Анкарой критически важно. И нельзя сказать, что она попросту отдала Азербайджан в турецкую зону влияния и сдала Карабах в обмен на спокойствие за свои операции в Африке и на Ближнем Востоке. От разрешения конфликта Москва получила куда больше, при этом позволив туркам сделать хорошую мину при, в общем-то, средней игре.

Эрдоган посетил парад в Баку и дал своим избирателям красивую картинку возрождения имперской политики. А Москва получила, по сути, еще одну военную базу в Закавказье, по меньшей мере на пять лет. При этом турецких миротворцев в Карабахе не будет, представителей Анкары допустили лишь до работы в мониторинговом центре по контролю за режимом перемирия на территории Азербайджана.

Политолог Фархад Ибрагимов напомнил, что ввести в Карабах российских миротворцев первым предложил именно Азербайджан, и он заинтересован в наличии этого контингента в регионе. Эксперт уверен, что Баку широко смотрит на вопросы международного сотрудничества. «В Баку уверены, что нужно развивать отношения с каждым из региональных игроков в равной степени, взяв для себя максимально возможную выгоду. Наличие российских миротворцев в регионе может еще больше сблизить две страны», — считает он.

Надежный партнер

Еще одним важным фактором, который предопределил характер нынешнего мирного урегулирования и продолжит влиять на двусторонние отношения России и Азербайджана, является схожесть политических режимов двух стран и личные отношения, которые сложились между Путиным и азербайджанскими элитами. Они сумели сохранить с Москвой теплые добрососедские отношения не на словах, а на деле.

«Российский президент всегда отмечал, что именно бывший президент Гейдар Алиев внес существенный вклад в российско-азербайджанские отношения, по сути, перезагрузил их и дал новую жизнь, — отмечает Ибрагимов в разговоре с «Лентой.ру». — Ильхам Алиев как продолжатель политики своего отца развивал их и довел до уровня стратегического партнерства».

И Алиев-старший, и нынешний глава государства, его сын Ильхам, — максимально понятные для российского руководства люди. Ныне покойный азербайджанский лидер начинал свою карьеру в КГБ, как и Путин, а его законно избранный преемник, действующий президент — выпускник МГИМО, как и многие представители российской политической верхушки. Бывший журналист Никол Пашинян в этом смысле полная противоположность. Он сам, как и его окружение, пришли к власти в результате так называемой цветной революции, а значит, не вполне легитимны в глазах российского руководства. К тому же новая армянская власть объявила «охоту» на друзей России из числа прежних политических элит. Это обстоятельство тоже не осталось без внимания Москвы, о чем открыто заявляли ее представители.

Кроме того, все годы своей независимости власти Азербайджана выстраивали наиболее прагматичную политику в отношении Москвы. Да, в Баку последовательно занимались национальным строительством, периодически участвовали в каких-то политических и экономических проектах с Западом, однако никогда не рвали отношения с Россией картинно, не делали ничего ей вопреки. Даже процесс декоммунизации в стране прошел спокойно, без антироссийской риторики.

Азербайджан всегда ставил во главу угла рациональность, а не политические лозунги. Республика смогла показать постсоветскому пространству пример того, что независимую внешнюю политику можно строить не на противостоянии Москве и без подчинения ей же. Политолог Фархад Ибрагимов считает, что для самой России пример Азербайджана тоже крайне важен — он показывает, что хорошие отношения с Кремлем не обязательно разменивать на безоговорочную лояльность.

Однако, как считает собеседник «Ленты.ру», не все государства бывшего СССР готовы следовать этой модели. Причины у всех разные: одни чересчур находятся под давлением внешних сил, другие слишком русофобски настроены, а это лишь отдаляет от возможности договориться.

Взгляд в будущее

Безусловно, вклад России в карабахское урегулирование серьезно повлияет на российско-азербайджанские отношения и сделает их более теплыми. И нельзя сказать, что Москва резко захотела сменить союзника и предпочесть Азербайджан Армении.

Россия изначально заняла нейтральную позицию, руководствуясь исключительно положениями международного права. ООН считает земли непризнанной Нагорно-Карабахской республики (НКР) территорией Азербайджана. Более того, независимость Нагорного Карабаха не признана даже самой Арменией — и Путин отдельно указал на это в ходе пресс-конференции. На территорию самой Армении боевые действия не переходили — точнее, в Ереване заявляли об этом, но сообщения не подтвердились — следовательно, Россия не могла оказать ей поддержку в рамках договоренностей по ОДКБ.

Более того, Кремль продемонстрировал, что он готов решать этот конфликт беспристрастно, но в интересах обеих сторон. Большая часть территорий, возвращенных Азербайджаном по итогам последней войны, не входила в состав Нагорно-Карабахской автономии в советское время. Азербайджанское население покинуло их только в 1990-е. При этом ядро армянской части Карабаха все же осталось под контролем НКР и все еще имеет сухопутную связь с Арменией, а безопасность карабахских армян гарантируют российские миротворцы.

По итогам соглашения о перемирии в Нагорном Карабахе Азербайджан получил контроль над территориями, занятыми в ходе боевых действий, а также над Агдамским, Газахским, Кельбаджарским и Лачинским районами. В результате НКР больше не имеет общей границы с Арменией. Теперь их связывает только одна трасса — Лачинский коридор, охраняемый российскими миротворцами

В Баку и до войны было четкое понимание необходимости сближения с Москвой, особенно на фоне экономических кризисов, вызванных пандемией коронавируса, указывает Фархад Ибрагимов. Теперь эти отношения просто станут еще теснее. А вот об Армении такого сказать нельзя — Ереван не особенно демонстрировал дружелюбность в отношении России, особенно в последние два года при премьерстве Пашиняна. Тем не менее Россия все равно приложила максимум усилий, чтобы спасти ее положение, просто она не стала жертвовать ради этого своими теплыми отношениями с Баку.

Дальнейшее развитие ситуации вокруг Карабаха неразрывно связано с позицией России. Но на обстановку, безусловно, будут сильно влиять и внутриполитические процессы в Армении — граждане полностью не согласны с решением властей подписать мирный договор на условиях фактической капитуляции. Если власть там сменится, новая эскалация неизбежна. Поэтому в Баку сейчас будут предпринимать все усилия, чтобы показать лояльность Азербайджана российскому плану урегулирования. И из этой ситуации нужно извлечь максимум пользы, чтобы укрепить российское влияние в Закавказье.