Новости партнеров

«Я только с русскими помирился! Поймаем его, опозоримся»

В Армении передумали сажать врагов режима. Дружба с Россией оказалась важнее

Никол Пашинян
Фото: Глеб Гаранич / Reuters

Власть в Армении сменилась ровно четыре месяца назад. С тех пор общественно-политическая жизнь в республике кипит, страсти накаляются, и предпосылок к умиротворению не наблюдается. Однако в некоторых случаях богатая на события внутриармянская повестка выплескивается вовне, преимущественно в направлении России. В Москве этим брызгам не очень-то рады, о чем не раз давали понять армянским партнерам. Порой раздражение России было явным и недвусмысленным. Поэтому очередная встреча двух лидеров лишь притупила остроту проблем, но не решила их. О том, как чисто армянские дела влияют на отношения двух стран и стоит ли армянам надеяться на благосклонность Москвы, — в материале «Ленты.ру».

Подвели часы

Результаты прошедшей 8 сентября третьей по счету встречи президента России Владимира Путина и премьер-министра Армении Никола Пашиняна выглядят неоднозначно. С одной стороны, армянский гость явно остался доволен и после встречи поспешил поделиться радостью в своем Facebook-аккаунте. «Провели результативную беседу, по итогам которой можем зафиксировать, что армяно-российские отношения блестящи», — написал Пашинян и добавил, что в этих отношениях «нет ни одной проблемы ни по какому направлению». С другой — этот энтузиазм отчетливо не разделяет Владимир Путин, который был, мягко говоря, сдержан в своих оценках. По его словам, он принял Пашиняна, «чтобы сверить часы по поводу текущего взаимодействия и в среднесрочной перспективе».

С часами действительно было что-то не то. «Лента.ру» уже писала о «деле 1 марта», обвиняемыми по которому проходят экс-президент Армении Роберт Кочарян и генеральный секретарь Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) Юрий Хачатуров. На родине они обвиняются в свержении конституционного строя и могут быть приговорены к лишению свободы на срок до 15 лет. Естественно, арест генсека ОДКБ (его потом выпустили под залог) вызвал переполох в организации. Реакцией стала заочная перепалка в СМИ высокопоставленных дипломатов из Армении и России, а СМИ сообщили, что под угрозой оказались армяно-российские оружейные контракты. Встал вопрос о прекращении полномочий представителя Армении Хачатурова и назначении нового генсека. И тут же возникли сомнения, что Ереван сохранит за собой эту должность, доставшуюся в порядке очереди.

Но этим дело не ограничилось: министр иностранных дел России Сергей Лавров на фоне этих событий заявил, что действия армянских властей идут вразрез с их обещаниями отказаться от политических преследований своих предшественников. Поскольку Юрий Хачатуров никогда не был политическим тяжеловесом и работал в военных структурах, этот пассаж Лаврова был скорее направлен на защиту Роберта Кочаряна — второго президента Армении. «За последние дни мы несколько раз доводили наши озабоченности до армянского руководства. Рассчитываем, что ситуация все-таки пойдет по конструктивному пути», — заметил тогда Лавров.

По странному совпадению вскоре после этого заявления Роберт Кочарян вышел на свободу — Апелляционный суд изменил меру пресечения. А чтобы армянские коллеги не сомневались в правильности такого решения, Владимир Путин лично поддержал Кочаряна, тепло поздравив того с днем рождения.

Одним словом, активность новых властей Армении в расследовании «дела 1 марта» натолкнулась на политическое и дипломатическое противодействие России. Третий фигурант этого дела, объявленный в розыск экс-министр обороны Армении Микаэл Арутюнян, находится в России, и Москва отказывается его выдавать. Армения объявила Арутюняна в межгосударственный розыск, однако, согласно источникам «Интерфакса», на территории России запрос аннулирован, поскольку разыскиваемый — гражданин России с 2002 года.

Каким образом гражданин России в 2008 году занял пост министра обороны Армении — большая загадка, но это уже неважно. Важно, что один из трех фигурантов этого громкого дела получил в РФ защиту от преследования новых армянских властей. Тех властей, которые клятвенно обещали раскрыть «дело 1 марта» и привлечь всех виновных к ответственности. Со слов Пашиняна, с Путиным он эту тему не затрагивал — она, мол, слишком частная.

Есть в отношениях Армении и России и другие неурегулированные вопросы. Например, когда в июле Комитет госдоходов республики (налоговая) нашел финансовые нарушения у одной из дочерних компаний ЗАО «Газпром Армения» (которая, в свою очередь, является стопроцентной «дочкой» «Газпрома»), это не могло понравиться российской стороне. Тем более если через месяц сотрудники того же комитета ночью вламываются в офис ЗАО «Южно-Кавказская железная дорога» (стопроцентная «дочка» РЖД) и изымают документы для проверки.

«Он шеф ОДКБ, ара...»

Добавила раздражения и запись разговора двух армянских силовиков — директора Службы национальной безопасности (СНБ) Армении Артура Ванецяна и главы Специальной следственной службы (ССС) Сасуна Хачатряна. Они обсуждают нюансы уголовного дела в отношении вышеупомянутой троицы Кочарян — Хачатуров — Арутюнян. На записи слышно, как Артур Ванецян рассказывает о разговоре с судьей по делу Роберта Кочаряна. Глава СНБ не помнил даже имя судьи, но рассказал собеседнику, что приказал ему вынести решение об аресте в отношении второго президента Армении и даже «разрешил» его чести ознакомиться с материалами дела.

Кроме того, Ванецян говорит про Юрия Хачатурова. Сначала он советует не дергать его: «Он шеф ОДКБ, ара, а я только с русскими помирился… поймаем, опозоримся», а потом добавляет, что, «хотя премьер-министр [Никол Пашинян] говорит — закрыть [арестовать], русские из кожи вон лезут». Потом Ванецян упрашивает Хачатряна «хотя бы не арестовывать, а выбрать подписку как меру пресечения».

Запись подлинная, это подтвердил Никол Пашинян, выйдя в прямой эфир через Facebook. Он заявил, что прослушка Ванецяна и Хачатряна — это попытка политического саботажа и происки тех, кто хочет уйти от ответственности за прошлые грешки.

Шумиха вокруг прослушки поднялась 11 сентября, но в сеть ее выложили несколькими днями раньше. Кто ее сделал, неизвестно, однако запись аналоговая — по основному каналу идет голос Сасуна Хачатряна, по второму — Артура Ванецяна. Это говорит о том, что там был физический жучок, а прослушивали именно главу ССС — в Ереване.

Наивно полагать, что за три дня до встречи Пашиняна с Путиным о существовании этой записи не доложили первым лицам государства. Более того, с большой долей вероятности этот вброс был приурочен именно к визиту Пашиняна в Москву. А значит, Владимир Путин был осведомлен о реальной роли своего визави в вынесении судебных решений по Кочаряну и Хачатурову и не мог не затронуть этот вопрос. Как выкрутился Пашинян, знает только он сам. Ну и Владимир Путин.

Говорить после всех этих событий, что армяно-российские отношения «блестящи» и там «нет ни одной проблемы», — мягко говоря, лукавство. Впрочем, Пашинян в своей речи на встрече с Путиным подчеркнул «особый характер наших личных отношений», установившийся «вопреки пессимизму, который сейчас присутствует и в армянской, и в российской прессе». Здесь армянский премьер дипломатично забыл указать, что пессимизм в прессе — это, вообще-то, официальная реакция Москвы на события в Армении.

В реальности все далеко не так радужно, как это пытается обрисовать армянский премьер. Но и не настолько печально, как может показаться. Очевидно, что встреча двух лидеров прошла достаточно хорошо, чтобы Пашинян имел пространство для маневра и мог представить все в пастельных тонах.

Но есть нюансы...

Очевидно, к какому-то взаимопониманию стороны пришли. Это было возможно сделать двумя способами: либо Никол Пашинян убедил Владимира Путина, что внутриармянские процессы не представляют никакой угрозы для ключевых интересов России (участие Армении в ЕАЭС и ОДКБ, военное присутствие РФ на Южном Кавказе, внешнеполитическая ориентация на Москву), либо Пашинян пошел на некоторые уступки. Что более вероятно, но менее замечательно.

Во-первых, потому что для реализации первого варианта вполне можно обойтись стандартными дипломатическими каналами. Организовывать для этого встречу глав государств особой надобности нет. Во-вторых, стороны договорились, что Армения примет участие в совместной с Россией гуманитарной миссии в Сирии — без военной компоненты и под своим флагом. Армянский премьер заявил, что это совместное решение, со стороны Еревана оно продиктовано тем обстоятельством, что в Сирии проживает большая армянская община.

Но в реальности с момента начала сирийского конфликта в 2011 году армянская община Сирии поредела процентов на 80. При этом в Армении за все эти годы никто всерьез не предлагал отправить туда гуманитарную миссию. Скорее всего, это была еще одна просьба Москвы, на которую Ереван откликнулся. В иных обстоятельствах власти Армении не решились бы ввязаться в сирийские разборки в компании России, что очевидно чревато осложнением отношений с европейскими партнерами и США.

Проявилась «мягкость» Пашиняна и по другим вопросам. После встречи премьер-министр рассказал, что гарантировал доступ российским специалистам в биолаборатории, открытые в Армении на американские деньги, и тактично ушел от ответа на вопрос о перспективах анонсированных им реформ ОДКБ.

Вероятнее всего, Никол Пашинян пошел на уступки и по другим фронтам. Армянский премьер политически сейчас в очень уязвимом положении. Виной тому те же внутриармянские процессы. Обладая беспрецедентной для Армении поддержкой народа, Пашинян должен во что бы то ни стало сохранить ее до внеочередных выборов в Национальное собрание (с апреля этого года Армения — парламентская республика). Народных избранников, как клятвенно обещал глава правительства, выберут не позднее весны 2019 года, а те в свою очередь проголосуют за кандидатуру нового абсолютно легитимного премьера. Но есть нюансы.

Механизма роспуска парламента в Армении не существует, а без роспуска и досрочных выборов не получится. Но технически у Пашиняна есть два способа это сделать. Парламент распустят в том случае, если депутаты дважды не выберут премьер-министра, либо не примут его программу. Пашинян, насколько известно, сделал ставку на первый вариант и будет подавать в отставку. И тут возникает второй нюанс. План сработает, если не будет других кандидатур, а если и будут, то никто из них не наберет нужное количество голосов.

Если не сработает, то в стране появится новый премьер, парламент продолжит работу, досрочных выборов не будет, а Пашинян перехитрит сам себя. Чтобы карты сошлись, Пашиняну придется мобилизовать все политические силы Армении, а это возможно только при тотальной народной поддержке. Поэтому сейчас он должен сохранить позитивный фон как во внутренней, так и во внешней политике.

Кроме того, 23 сентября состоятся первые выборы при новой власти — будет сформирован состав Совета старейшин Еревана (городской муниципалитет), который выберет нового мэра. Предыдущий градоначальник Тарон Маркарян, член Республиканской партии Армении, этим летом подал в отставку после череды скандалов, а наиболее вероятным его преемником стал «армянский Джим Керри» — комедийный актер Айк Марутян, член партии «Гражданский договор» Никола Пашиняна.

Эти выборы считаются репетицией к общенародным парламентским. Для Пашиняна критически важно провести их безупречно и обеспечить своему кандидату безоговорочную поддержку ереванцев. В таких условиях допустить «фэйлы» на внешнеполитическом направлении, тем более в отношениях с главным во всех смыслах союзником, премьер-министр не может.

В «Газпроме» газ. А у вас?

Сговорчивость и показное радушие Никола Пашиняна объясняются не только сложившейся в стране внутриполитической ситуацией, но и традиционным российским фактором армянских реалий. К концу года истекает срок действующего соглашения о поставках российского газа — страна получает его по 150 долларов за тысячу кубометров — это самый дешевый газ, который продает «Газпром». В ноябре начнутся армяно-российские переговоры по новому соглашению, и Ереван надеется, что еще больше собьет цену. Краеугольным камнем также является военно-техническое сотрудничество Еревана и Москвы. На фоне недопонимания между двумя странами то и дело появляются сообщения о возможном пересмотре принципов двустороннего взаимодействия. А в Армении этого очень не хотят.

Где именно Никол Пашинян сделал шаг назад, и с чем конкретно Москва согласилась, станет ясно в ближайшее время по развитию ситуации. Возможно, Роберт Кочарян окажется невиновен, а «Газпром» сможет продавать газ Армении и по 140 долларов. Встреча двух лидеров позволила прийти к некоему компромиссу, но вопрос в его конфигурации. И сроках действия. Ведь как верно заметил классик политологии Кеннет Уолтц: «Внешняя политика — продолжение внутренней».

А внутреннюю политику Никол Пашинян поставил с ног на голову, полностью перекроил, и это не может не сказаться на отношениях с прежними союзниками. Их тоже придется корректировать. Правда, если впереди самые важные выборы в жизни, тогда можно и подождать. Что будет с армяно-российским компромиссом после — покажет время. Или предстоящий визит Владимира Путина в Армению — он ведь обещал «сверить часы».

Бывший СССР00:01 8 ноября

Сказке конец

Туркмены построили свой СССР. Теперь они много работают, мало едят и любят вождя