Новости партнеров
Прослушать статью

Страна-зазеркалье

Таинственные обряды, бесконечные молитвы и фотографии трупов. Чем индийский Тибет удивил россиянина

Фото: Алексей Терентьев

Индия — особое место, стоящее особняком среди большинства других туристических направлений. Ее либо любят, либо ненавидят. Еще говорят, что до Индии нужно дорасти, хотя бы в том смысле, чтобы порой за внешней бедностью, иногда грязью и неустроенностью, увидеть нечто большое. Это своего рода страна-зазеркалье, где вместо одного мира открывается множество тайных, невидимых миров. Тех, кто способен их разглядеть, Индия зачаровывает. Ну а у тех, кто привык видеть только оболочку, Индия часто вызывает неприятие и отторжение. И если ко всей территории в целом это относится с точностью 50 на 50, то в отношении индийского Тибета это правило действует на 100 процентов. Именно поэтому здесь почти не бывает случайных туристов, а те, кто приезжают в эти места, еще до поездки хорошо знают, зачем идут на другой конец света. Фотограф и путешественник Алексей Терентьев побывал в индийском Тибете и рассказал «Ленте.ру», чем эта территория так привлекает людей.

Предыстория

Само название «индийский Тибет» достаточно условно и не имеет точных географических границ. Обычно так называют северные регионы страны, в которых обитают исповедующие буддизм тибетцы. В некоторых местах эти народы проживали изначально, а в других — тибетские монастыри и поселения стали активно формироваться в XX веке, когда в результате насильственного присоединения Тибета к Китаю нынешний Далай-лама вынужден был покинуть территории и поселился в Индии, а вслед за своим духовным лидером последовали многочисленные тибетцы. Сегодня индийским Тибетом называют районы в штатах Химачал-Прадеш, Ладакх, Сикким, Аруначал-Прадеш и ряде других на севере страны.

С первого взгляда может показаться, что индийский Тибет для Индии несколько инородное образование — другой язык, другая религия, другая культура. Однако это не совсем так, и объединяющих их вещей значительно больше, чем отличий. Самая главная особенность, свойственная и индийцам, и тибетцам, — это сильное влияние религии на повседневную жизнь обычного человека.

У невнимательного наблюдателя легко складывается ощущение, что люди живут сразу в двух мирах — мире богов и своих верований и в обычном повседневном мире, в котором нужно создавать семью, растить детей, зарабатывать деньги. На деле же есть только один мир, определенный религиозными верованиями человека, а внешний мир — всего лишь одна из его граней. Поняв это, путешественники смогут гораздо лучше познавать культуру и индийцев, и тибетцев.

Действительно, абсолютно все составляющие жизни человека — от рождения, заключения брака, рождения детей и смерти — подчиненны определенным духовным или религиозным правилам. Даже такая вещь, как смерть, которую мы часто связываем с концом и предпочитаем об этом по возможности не думать, здесь не только имеет светлый аспект освобождения души и перехода в новое состояние, но и является объектом серьезной подготовки — ведь чтобы перерождение произошло удачно, важно состояние человека в момент смерти, имеет значение даже место, где человек умирает.

Неслучайно в буддизме существуют целые трактаты и практики, цель которых — правильно подготовиться к переходу, а для индийцев нет ничего лучше, чем умереть и совершить прощальный ритуал на берегах священного Ганга.

В гости к ламе

Помню один лама пригласил нас к себе в гости. Это было большой честью, и мы с радостью согласились принять его предложение. В небольшой комнатке на полу был расстелен ковер, лежали подушки, маленький столик со всеми необходимыми для проведения пуджи приспособлениями в виде колокольчика, ваджары и дощечек со священными текстами.

Монах угостил нас чаем. На одной стене висел портрет нынешнего Далай-ламы, а на другой, прямо над нами, — серия фотографий. Первая изображала только что родившегося младенца, далее ребенка, красивого юношу, взрослого мужчину, старика, а затем следовали снимки трупа на разных стадиях разложения. Завершал серию кадр со скелетом. Понятно, что данная подборка не способствовала хорошему аппетиту, поэтому мы стали расспрашивать ламу об этих изображениях.

Смысл оказался очень простым. «Мы не должны забывать о бренности нашего тела, о скоротечности нашей жизни, не увлекаться внешними проявлениями, а стараться видеть за любой оболочкой дух и душу человека, его ум и другие качества, не связанные с внешностью», — пояснил он.

Некоторые монахи не ограничиваются картинками, а выполняют практики, призванные снизить зависимость от тела и сознания непосредственно на кладбище. Примером им стал сам Гуру Падмасамбхава, который достаточно долго не просто практиковал, но и жил на кладбищах в Индии.

Впрочем, буддизм сегодня вызывает интерес не только у тибетцев, но и у многочисленных последователей, живущих по всему миру. Один только тот факт, что Далай-лама получил Нобелевскую премию мира говорит о том, что буддистский подход к жизни оказался близок многим людям. Вот именно такие люди, а также еще тысячи людей, которые в какой-то момент задумались о смысле жизни, о душе и духовности или просто захотели освоить йогу и медитацию из первоисточника, — отправляются сегодня, как и их предшественники много лет назад, на север Индии, в Гималаи, в индийский Тибет.

Резиденция Далай-ламы

Первое место, которое приходит на ум, когда речь заходит о буддизме сегодня, — это, несомненно, Маклеогандж, или, как его иногда называют, Верхняя Дхарамсала, — маленький поселок в предгорьях Гималаев. Когда-то его облюбовали англичане по причине тишины и прохлады, а потом, после сильного землетрясения, он был сильно разрушен и пришел в упадок.

Когда Далай-лама попросил убежища на территории Индии, ему отдали как раз этот маленький поселок. С тех пор городок полностью преобразился, превратившись в крупнейший центр по изучению тибетского буддизма. Кроме собственно резиденции Далай-ламы, которая является святыней для верующих, сюда перевезли множество реликвий из Тибета, построили или обновили монастыри, возвели большую библиотеку, лучшую тибетскую школу, здесь же находится Институт тибетской медицины и астрологии Мен-Тси-Ханг и многое другое. Сюда за Далай-ламой из Тибета последовало более 80 тысяч тибетцев. И именно сюда съезжаются в первую очередь люди со всего мира, которым так или иначе интересен тибетский буддизм.

Вслед за монастырями стали расти отели, открываться кафе, а дальше последовали всевозможные студии йоги, медитации, рейки и так далее. Ехать сюда, несомненно, стоит — ведь именно здесь сегодня находится сердце тибетского буддизма. Сделать это в наше время совсем не сложно — достаточно долететь до Дели, пересесть на внутренний рейс до Кангры, а потом примерно за час любое такси довезет вас до заветной цели.

И первое, что делает любой, кто приезжает в Дхарамсалу, — отправляется в гости к Далай-ламе XIV. Еще совсем недавно, каких-то 10-15 лет назад, почти любой путешественник мог получить личную аудиенцию у его святейшества. Сегодня все намного сложнее — для этого должны быть очень веские основания. Тем более, что нынешнему Далай-ламе уже немало лет, и сил на внешние связи остается не так много. Но даже сейчас, во всяком случае до начала пандемии, он регулярно проводил учения, на которых могли присутствовать все желающие.

Посмотрев резиденцию Далай-ламы, посетители совершают ритуальный обход по часовой стрелке вокруг дворца. Маршрут сам по себе очень красивый и составляет примерно полтора-два километра. Тропинка местами идет через лес, а в некоторых местах открывается невероятно красивый вид на лежащую внизу долину. Вдоль дороги находятся молитвенные барабаны — в каждом, как следует из названия, — пергаменты с написанными на них мантрами — при вращении мантры начинают работать, создавая определенные вибрации. Обход вокруг резиденции является особым ритуалом и называется корой.

Пускай тибетцы и верят, что вращать барабаны очень важно, главный акцент все-таки делается на внутреннем состоянии верующих. Но как бы мы ни относились к буддизму, здесь действительно царит необыкновенно спокойная и умиротворенная атмосфера. А еще это лучшее место, где можно встретить разных людей и пообщаться с ними, — здесь, особенно в утренние и вечерние часы, можно увидеть всех, от паломников и местных жителей до высоких лам, геше и других учителей.

Люди

Если где-то на первое место в рейтинге интересов можно поставить архитектуру, историю или что-то еще, то в Индии в целом и в индийском Тибете в частности самое интересное — это люди. А если говорить о тибетцах, которые сегодня живут в Верхней Дхарамсале и окрестностях, то это люди вдвойне особенные.

Большинство из них последовало сюда за своим духовным лидером в поисках свободы исповедовать религию, в желании сохранить свою культуру, быть рядом с теми, кому они доверяют. Это требовало немалого мужества и силы духа. Многие рисковали жизнью и свободой, оставляли родных и близких, когда пешком по несколько месяцев шли через горы из Тибета в Индию.

Тензин Чодон, которую мы встретили на коре, родилась в Лхасе, столице Тибета. Сюда пришла с мамой в 2002 году. Тогда она была совсем маленькой девочкой, и вспоминает, как мама с несколькими другими женщинами несла ее за спиной. «После приезда меня отдали в тибетскую школу, — рассказывает Чодон. — А мама уехала назад в Тибет к отцу, но на границе ее поймали и посадили в тюрьму, где она провела два года. Китайские власти не дают очень многим тибетцам свободно покидать страну, и в случае поимки им грозит тюремное заключение, так и случилось с моей мамой. Но в 2009 году она смогла вернуться ко мне в Индию, и мы живем вместе. Правда, отец остался в Тибете, и нам его очень не хватает».

Тензин окончила школу и продолжает обучение, учит иностранные языки, хочет получить хорошее образование, что было невозможно в Тибете. Кроме того, Тензин часто ходит кору, начитывает мантры и надеется, что когда-нибудь вся семья опять будет вместе.

Еще одна интересная встреча произошла тут же с пожилой монахиней по имени Церин Долма. У тибетцев каждое имя имеет свое значение. Церин означает «долголетие». Из родного Тибета Церин Долма пришла 21 год назад. В руках у монахини кусок глины. Глину мнут руками, потом придают ей определенную форму маленьких ступ. После этого их окрашивают в разные цвета — белый, желтый. Монахиня делает маленькие ступы для людей, которые хотят совершить подношение. Таким образом Церин Долма накапливает заслуги. Анилой (монахиней) женщина стала еще будучи ребенком, когда жила в Тибете. В долгий путь из Тибета на север Индии женщина пустилась с единственной целью — увидеть Далай-ламу и быть рядом с ним. Здесь эта ее мечта сбылась.

Сейчас монахиня живет одна. День ее всегда начинается в четыре-пять часов утра. После пробуждения она пьет чай, съедает легкий завтрак и после этого идет большую кору вокруг резиденции Далай-ламы. Второй раз кору проходит после обеда, и после второй коры обязательно идет в резиденцию Далай-ламы, где проходит малую кору. Дома каждый день монахиня зажигает лампаду и начитывает мантры.

Одна из основных — Ом Мани Падме Хум. Электричества в доме нет, поэтому, чтобы не сидеть в темноте, спать Церин ложится уже в шесть часов вечера. Так проходят большинство дней. Ритм жизни немного меняют пуджи, праздники. В свободное от коры и молитвы время монахиня делает для желающих маленькие ступы из глины для подношений. За это ей дают небольшие пожертвования, на которые она и живет.

Церин Долма не знает, что такое сожаление или несчастье. Жизнь для нее полна смысла, а мелкие неудобства вроде отсутствия света или протекающей крыши не могут омрачить главного — того, что находится внутри. Поэтому, говоря западным языком, Церин чувствует себя счастливой и живет в согласии с собой и окружающим миром, без страхов, сомнений и сожалений. А главный совет, который она могла бы дать молодым, — это делать свое дело. Меньше говорить и больше работать. 

Тибетская медицина

Еще один повод для посещения индийского Тибета — это врачи тибетской медицины. В одной из наших экспедиций по северу Индии в группе был человек, который страдал от болей в спине. У нас в стране он заплатил очень большие деньги за диагностику и лечение, был у разных специалистов, но за несколько лет ситуация только ухудшалась.

Поскольку одна из наших остановок была в Дхарамсале — центре тибетского буддизма в Индии, я предложил зайти к врачу тибетской медицины. Доктор пощупал пульс моего друга и определил, что источник проблемы не в спине, а в почках и некоторых других нарушениях организма, сама же спина совершенно здорова. Прописал местные травы и дал рекомендации по питанию и образу жизни. Уже через несколько дней мучившие много лет боли в спине полностью прошли.

Как я потом узнал, только по пульсу врачи тибетской медицины могут считывать до нескольких тысяч параметров. А если человек является наследственным медиком и обладает определенными возможностями, то он может определить не только состояние вашего организма, но даже предсказать некоторые события, которые произойдут с человеком в ближайшем будущем.

Одним из главных отличий тибетской медицины от современной аллопатии является то, что она не делит человека на отдельные органы, а рассматривает организм как единое целое. И если врач находит нарушения, то очень мягко корректирует их с помощью трав и рекомендаций в области питания. Буддисты знают: то, что мы едим, также очень сильно влияет на нас.

Кроме того, местные доктора понимают, что люди — это не только физический организм, но и душа. Когда я первый раз пришел в обычную клинику тибетской медицины в Индии — что-то вроде нашей поликлиники — то, что я увидел, произвело на меня сильное впечатление. Перед открытием клиники все врачи собрались в одной из комнат, и я услышал пение — все они произносили слова буддийской молитвы.

Продолжалась молитва примерно полчаса, и только после нее начался прием. Позже я узнал, что так начинается каждый рабочий день. А после приема врач дал мне карточку, в которой написал назначение. Среди большого количества рекомендаций, связанных с пищей и образом жизни, на первом месте там был пункт о необходимости ежедневно сохранять внутренний мир и осознанность всего, что мы совершаем в жизни.

Заключение

Мир индийского Тибета имеет необычную для нас обертку, которая часто привлекает внимание: низкое звучание мантр в пении монахов, звуки труб и удары в огромные барабаны, устрашающие маски и таинственные изображения будд и бодхисаттв в древних монастырях, полные любви и мудрости глаза буддийских йогинов в белоснежных, как верхушки Гималаев, одеждах... Всего не перечислить.

Гималаи всегда манили многих искателей и путешественников. А наш соотечественник Николай Рерих уехал в индийский Тибет со своей семьей, жил и творил в этих краях. На месте кремации Елены Рерих в небольшом монастыре в Калимпонге, с которым были связаны последние годы ее жизни, и по сей день стоит белоснежная ступа с ее именем.

Правда в том, что если путешественнику удалось познакомиться с настоящим Тибетом, то он уже навсегда останется с путешественником, вне зависимости от того, где физически находится его тело. Так, один раз начавшись на севере Индии, путешествие продолжается бесконечно.