Новости партнеров
Прослушать статью

«Он будет ждать, когда иммунитет ослабнет»

Пандемия коронавируса приведет к вспышке туберкулеза. Почему Россия в зоне особого риска?

Фото: Gezett / ullstein bild / Getty

В ВОЗ предупреждают: после пандемии COVID-19 мир ждет новая вспышка туберкулеза. При этом Россия — в числе стран особого риска: больше половины взрослых россиян могут быть заражены палочкой Коха латентно, то есть микобактерия спит в их организме и никак себя не проявляет, но коронавирус способен разбудить их и перевести туберкулез в активную форму. Больше всего врачей беспокоят дети — они все чаще заболевают особо устойчивыми формами туберкулеза, которые плохо поддаются лечению. Подробности — в материале «Ленты.ру».

***

Туберкулез — инфекция, которая сопровождает человечество миллионы лет. Признаки костного туберкулеза найдены в скелете человека, жившего еще в каменном веке. Возбудителями болезни являются Mycobacterium tuberculosis (МБТ), также называемые палочками Коха — по фамилии немецкого ученого, который их открыл. Часто вспышки болезни фиксируются после социальных потрясений, войн, голода, безработицы, социальной нестабильности.

По словам Ирины Васильевой, главного внештатного фтизиатра Минздрава, директора ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр фтизиопульмонологии и инфекционных заболеваний», роста заболеваемости туберкулезом фтизиатры во всем мире опасаются в ближайшие год-два.

«Многие россияне переболели COVID-19, — говорит она. — Мы знаем, что часто при этой болезни поражаются легкие, а именно легочная ткань является местом, где обычно находится туберкулезная палочка [при латентной, то есть скрытой форме инфекции]. В благоприятных условиях туберкулез вообще может никогда не побеспокоить человека, даже если он и является носителем инфекции. Но если существует какое-то поражение легочной ткани, какая-то провокация, тот же стресс, — палочка просыпается».

Официальной статистики, сколько россиян инфицированы «спящим» туберкулезом, не существует. Как поясняют врачи, чтобы точно выяснить, необходимо всем гражданам страны сделать иммунологические тесты. Однако при высоком уровне распространения инфекции всеобщий скрининг почти бесполезен, поэтому он целенаправленно проводится в группах риска — социальных и медицинских. В первую очередь — у пациентов с ВИЧ-инфекцией, сахарным диабетом, а также у людей, принимающих препараты для подавления иммунитета.

Врачи по косвенным данным предполагают, что латентная инфекция есть у большей части населения. Обычно следы спрятавшихся микобактерий в виде кальцинатов [образования из омертвевших тканей] находят в легких при флюорографии или компьютерной томографии.

Как предполагает Ирина Васильева, такие следы можно обнаружить при обследовании более чем у половины здоровых людей. Это связано с тем, что в постсоветские годы туберкулез в России был большой проблемой: с конца 1990-х до начала 2000-х наблюдался рост инфекции, люди легко заражались. Но в этом случае заразиться — не значит заболеть. Туберкулез — болезнь, которая умеет ждать. Подхваченная в детстве микобактерия способна напомнить о себе через 40-50 лет, однако из десяти заразившихся заболеет только один.

Причем эксперт предупреждает, что когда микобактерия активируется, человек в первое время может вообще ничего не ощущать, даже если в легких уже начались изменения. Поэтому, по ее мнению, важно не пропускать диспансеризацию.

Черный список

Врачи говорят, что ковид и туберкулез чем-то похожи: и в том, и в другом случае инфицирование идет воздушно-капельным путем. При этом летальность у туберкулеза выше, чем у коронавирусной инфекции. Ежегодно в мире туберкулезом заболевают десять миллионов человек, полтора миллиона умирают.

1.5
миллиона человек в мире
каждый год умирают от туберкулеза

Несколько лет назад Россия в списке ВОЗ занимала 13 место в двадцатке стран с высоким бременем туберкулеза. Однако в 2020 году по сравнению с 2019-м заболеваемость снизилась более чем на 20 процентов — выявлено 47 тысяч новых случаев инфекции (сейчас болеют 32,6 человек на каждые 100 тысяч), смертность упала на 9,8 процента и достигла исторического минимума за всю историю страны (умирают 4,7 человека из каждых 100 тысяч).

«Сегодня Россия на пороге того, чтобы выйти из числа стран с высоким бременем туберкулеза, — подчеркнула Васильева. — Это впервые за 22 года, беспрецедентный в мировой практике успех и повод для гордости всей нашей фтизиатрической службы. Но еще раз хочется подчеркнуть, что обольщаться не стоит. Мы еще не достигли показателей, сравнимых с европейскими. Так что впереди — серьезная работа».

Выход из черного списка вовсе не означает, что будут отменены профилактические осмотры и диспансеризация с флюорографией. Россия вместе с Китаем и Индией по-прежнему входит в тройку государств-лидеров по устойчивым формам туберкулеза. Каждый третий случай нового заражения — туберкулез с множественной лекарственной устойчивостью. Ожидается, что и в этом плане ситуация будет ухудшаться, в том числе из-за злоупотребления антибиотиками во время пандемии.

Среди приоритетов— профилактика туберкулеза у детей и подростков. Главный внештатный детский фтизиатр Минздрава, заведующая отделом туберкулеза у детей и подростков ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр фтизиопульмонологии и инфекционных заболеваний» Валентина Аксенова считает, что основная тактика — это вакцинация новорожденных и последующий массовый диагностический скрининг с помощью проб Манту и Диаскинтеста, что позволяет на ранней стадии выявлять даже скрытые формы болезни. Для тех же, у кого ослаблен иммунитет, присутствует аллергия на кожные тесты, или чьи родители отказываются от введения в организм ребенка диагностических препаратов, существует возможность сдать кровь на анализ.

Наибольшей угрозе заболеть туберкулезом подвержены дети до шести лет. Большинство заболевших имеют латентную форму туберкулеза, активная форма в этом возрасте встречается в пяти-шести процентах случаев.

По словам Аксеновой, у детей туберкулез может протекать бессимптомно. Кашель и субфебрильная температура [невысокая, в пределах 37-38 градусов] говорит об уже запущенной форме. Родителей должно насторожить, если ребенок стал излишне раздражителен, днем засыпает за партой, а ночью не может уснуть. Лучше не рисковать и обратиться к фтизиатру, подчеркивают специалисты.

«Бывает, что родители отказываются лечить ребенка, объясняя, что он чувствует себя отлично и вообще в их семье никто не болел туберкулезом, — говорит главный внештатный детский фтизиатр департамента здравоохранения Приморского края Людмила Мотанова. — Но мы пытаемся их вразумить. Когда появятся симптомы, кровохарканье — это уже поздно. Сегодня ребенок может чувствовать себя прекрасно, но при этом микобактерия сидит в организме и никуда не уйдет, а будет ждать, когда иммунитет ослабнет».

Профессор Мотанова вспоминает случаи из практики. Диагностировали латентный туберкулез у девочки. Родители — врачи, от превентивного лечения отказались. Девочка благополучно выросла, повзрослела и вышла замуж за военного. Мужа распределили на службу в отдаленный гарнизон с плохими санитарными условиями. После родов у молодой матери обнаружилась тяжелая форма туберкулеза.

Или молодой парень, которого тоже в детстве не стали лечить: повестка в армию, там физическая нагрузка, тоска по дому — реактивация туберкулезной палочки.

«Родителям нужно помнить, что после 18 лет ребенок держится на том запасе, который дали ему родители, фтизиатры, — продолжает врач. — Сегодня в качестве реактиватора микобактерии Коха может выступить коронавирус, в ближайшие годы мы ждем роста заболеваемости».