Венгрия
Матч завершен
1:1
Франция
ЧЕ-2020 - финальный раунд • Группа F. 2-й тур
Португалия
Live
1 : 0
1-й тайм
Германия
ЧЕ-2020 - финальный раунд • Группа F. 2-й тур
Испания
Сегодня
22:00 (Мск)
Польша
ЧЕ-2020 - финальный раунд • Группа E. 2-й тур
Новости партнеров
Прослушать статью

«Чувствую, сводит ноги». Лучшая байдарочница СССР утонула на тренировке. Почему никто не поверил в несчастный случай?

Юлия Рябчинская
Юлия Рябчинская
Фото: Юрий Сомов / РИА Новости

Карьера олимпийской чемпионки в гребле на байдарках Юлии Рябчинской — один из феноменов не только советского, но и мирового спорта. Девушка впервые взяла в руки весло, когда ей было 20 лет, а в 25 — уже победила на Играх в Мюнхене. Тренеры и товарищи по команде тогда не скрывали восторга ее способностями и сходились в одном: Рябчинскую ждет еще немало триумфальных стартов. И до чего же сильным потрясением для всех стала смерть Юлии спустя полгода во время тренировки. По официальным данным, это был несчастный случай, однако... Слишком много фактов заставляют в этом усомниться. Что произошло с лучшей байдарочницей СССР и почему те, кто был рядом, не верят в несчастный случай, — в материале «Ленты.ру».

Крепкая, пышущая здоровьем женщина с уверенной улыбкой и прямым взглядом одета в жилетку со значком серпа и молота на груди. Будто с популярных советских плакатов — такой олимпийская чемпионка в гребле на байдарках Юлия Рябчинская осталась на немногочисленных фотографиях. На этих снимках спортсменке 25 лет, они сделаны незадолго до ее гибели.

До сих пор неясно, что произошло в тот роковой день. 13 января 1973 года тело Рябчинской нашли в реке Капарча в Грузии. Она оторвалась от группы на тренировке и, как считается, утонула. Однако плавала Юлия отлично, а еще в ее легких не обнаружили воды. Суицид не рассматривали — Рябчинская слишком любила жизнь, говорили все вокруг. Подробнее всего об этом писала в воспоминаниях ее тренер Антонина Середина.

«Что это? Одаренность?»

Родилась Юлия — тогда еще не Рябчинская, а Бабак — в украинском поселке Песчанка Винницкой области в 1947 году. Она с ранних лет отличалась хорошими физическими данными, хотя спортом не увлекалась. Куда больше тяготела к творчеству — пению и танцам. После школы она попыталась поступить в эстрадно-цирковое училище, но не прошла отбор. Тогда Юлия выбрала курсы медицинских сестер, куда легко поступила.

Во время учебы в жизни Юлии произошло два важных события: первая тренировка по гребле и знакомство с будущим мужем. Александр Рябчинский был фельдшером. Роман завязался бурный и очень быстро привел пару в ЗАГС. Мужчина поддержал внезапный спортивный интерес супруги, тем более что она делала фантастические успехи.

Это не просто громкое слово. Трудно поверить, но Рябчинская, которая никогда раньше не держала в руках весло, всего за пару месяцев выполнила норматив мастера спорта СССР. Она ежедневно проходила на байдарке по 20 километров, дополнительно тренировалась до и после занятий, а на первых же официальных соревнованиях — Кубке Большого Днепра — сумела победить и отобралась на чемпионат УССР.

На первенстве республики 1968 года, которое проходило в Донецке, никому еще не известная спортсменка финишировала второй, произведя настоящий фурор. «Задавали вопрос: что это? Одаренность в гребле? Но ведь Юля выросла в поселке, где нет ни озера, ни речки. Повышенная работоспособность? Но так работают все», — вспоминала позднее Середина.

«Я вынянчу дите, а ты греби дальше»

Карьера Рябчинской не только началась стремительно, но и дальше не сбавляла темпа. Уже через полгода Юлия соревновалась на Всесоюзном первенстве общества «Динамо» с соперницами, которые готовились к Олимпиаде в Мехико. Среди них была прославленная Людмила Пинаева, на тот момент действующая олимпийская чемпионка. Обогнать ее там Рябчинской не удалось, однако эта победа была лишь делом времени. А пока Юлия с экрана телевизора наблюдала, как в Мексике Пинаева завоевывает свое второе олимпийское золото.

Разумеется, выступала Юлия не только в одиночном разряде. На дебютном чемпионате СССР в 1969 году Рябчинская остановилась в шаге от пьедестала в гонках байдарок-четверок и стала пятой в двойке. В 1970-м в этих заплывах она заняла шестое и пятое места соответственно, причем считалась негласным лидером команды. Отчасти поэтому Рябчинская получила шанс попробовать себя в отборе на чемпионат мира 1971 года, который принимал Белград. Юлия упорно готовилась и делала успехи, хотя параллельно... Выносила и родила сына Игоря.

Середина вспоминала: «Саша очень хотел ребенка, а мама приободрила: "Давай, дочка, я вынянчу дите, а ты греби дальше". По-крестьянски здоровая, Юля гребла в первые месяцы беременности, тренировалась много и выступала успешно. И все же она оказалась меж двух огней: муж говорил — рожай, а тренер, что надо готовиться к чемпионату мира».

Тем не менее короткого перерыва в тренировках оказалось достаточно — после родов спортсменка быстро восстановилась. «Теперь ее тренировки чередовались с кормлением сына. Она подгребала к берегу, и, пока Игорь обедал, Саша прикрывал жену от постороннего взгляда», — рассказывала тренер. Как итог, в Югославии спортсменка выиграла золото в составе четверки.

«Про нее говорили: к Олимпиаде скиснет»

После этого Рябчинская автоматически стала претенденткой на попадание в олимпийскую команду. Ей, правда, одного этого было мало — хотелось поехать на Игры в качестве лидера, взять единственную путевку на полукилометровую гонку одиночек. Предварительно это место занимала опытная Пинаева, и их дуэль достойна особенного внимания.

Они были очень разными. Пинаева — на девять лет старше, с россыпью международных побед в активе, с виду менее атлетичная, но технически очень мощная. Рябчинская — молодая, новоиспеченная чемпионка мира, почти без опыта, очень развитая физически, но тактически, вероятно, способная проиграть. На дистанции они будто зажигали друг друга, и вопрос был в том, кто быстрее перегорит.

Рябчинскую знали как настоящего профессионала. На дистанции она была яростной и беспощадной, но в жизни — очень добрым, спокойным и душевным человеком

В начале сезона сильнее в очной ставке чаще становилась Юлия, однако к ее перспективам относились скептически. «Про Юлю говорили: не выдержит, очень сильно начала, к Олимпиаде скиснет. Поговаривали и о том, что Юля выигрывает с попутным ветром. Чтобы переубедить скептиков, надо было тренироваться грести против ветра», — объясняла Середина. И Рябчинская тренировалась. Хотя и показалось, что прогнозы критиков отчасти стали сбываться, когда в апреле на соревнованиях в украинском Зугрэсе Юлия заняла пятое место.

Реабилитироваться получилось уже через месяц в Ереване — там Рябчинская выиграла у Пинаевой 1,6 секунды. Через неделю на соревнованиях в Минске разницу их результатов смог зафиксировать только фотофиниш. С учетом официальных и контрольных соревнований счет встреч стал 3:2, и следующим был чемпионат СССР в Житомире. По традиции чемпион страны получал безоговорочное право выступления на Олимпиаде в победной дисциплине. Но только не в этот раз.

Дальше был старт в Румынии на озере Снагов, где Рябчинская выиграла у Пинаевой 0,8 секунды при встречном ветре. Через неделю состоялась гонка в Копенгагене, вновь победная для Юлии. Это окончательно склонило чашу весов в ее сторону. 25-летней спортсменке доверили гонку одиночек, а Пинаеву отправили в двойку.

«Думали о будущем, говорили о новых стартах...»

5 сентября 1972 года Рябчинская впервые вышла на олимпийский старт, соревнования проводились на гребном канале «Фельдмохинг». Замечательное совпадение: впервые в жизни в байдарку она села также 5 сентября, только пятью годами ранее. Предварительные заплывы она выиграла без вопросов — выглядела крайне уверенной и даже слегка равнодушной. Перед финалом, правда, встала в шесть утра и не могла найти себе места. «Юля как в бреду шагала и сама себе шептала: "Ну чего ты волнуешься. Все будет в порядке. Лишь бы не фальстарт. Да успокойся же!"» — рассказывала тренер.

Когда дали старт, Рябчинская взяла сумасшедший темп — 132 удара в минуту. Не слишком разумно! Середина запомнила это так: «Только подумать: сплошное колесо рук и лопастей. 250 метров — первая, 300 — первая... И что-то лопнуло в Юлином круговороте. Заметили это, правда, только специалисты. Позже Юля пыталась вспомнить свои ощущения: "Что-то сжимало меня, сковывало; чувствую, сводит ноги. Я будто засыпаю, засыпаю..." Оставалось 50 метров. Каких-то два пролета в канале, размеченном цветными буями. А сзади настигают. И вдруг она спохватилась: "Господи, та шо ж я!" И как во сне услышала гонг. Еще гонг. Первый — в ее честь».

Советская спортсменка опередила ближайшую преследовательницу, Мари Жаапье из Нидерландов, на 0,9 секунды. Третье место заняла Анна Пфайффер из Венгрии. Позже выяснится, что из всех гребцов-победителей мюнхенской Олимпиады Юлия продемонстрировала самый большой отрыв на финише. Неполная секунда выразилась в четырех метрах преимущества. Сама Рябчинская уверяла, что, несмотря на нервозность, предчувствовала победу. Юлия добавила, что гонка оказалась проще, чем она предполагала.

Середина же вспоминала: «Юлю обнимали, целовали. Всю ночь после финиша мы не сомкнули глаз. Думали о будущем, говорили о новых стартах и новых победах...» Впереди были месяцы подготовки к следующим международным соревнованиям.

«Возвращаться нехорошо, обратной дороги не будет»

На зиму 1973 года Рябчинская уехала в грузинский город Поти. Там были сборы. Вечер 12 января байдарочница провела с тренером. «Было очень весело. Я записала на магнитофон две песни, которые она исполнила на русском и украинском. Она все уговаривала меня поехать в Одессу, а потом в село, на родину, хотела показать свой дом, поля, речку, ручей... "Вы и не поверите, какая у меня мама маленькая, не удалась ростом, но зато очень крепкая, здоровая и, конечно, ласковая. А отец мой — человек суровый..."» — писала Середина.

Утром Рябчинская снова заглянула к наставнику. После совместного завтрака и обсуждения плана на тренировку они поехали на гребную базу. Однако вскоре спортсменка засобиралась назад — забыла шапочку. Середина дала ей свою, чтобы сэкономить время, а Юлия обронила: «Возвращаться нехорошо, обратной дороги не будет». Странно — Рябчинская никогда не была суеверной.

Занятие прошло в обычном режиме, до базы оставалось пройти около километра. Юлия набрала скорость и ушла вперед, так что пропала из виду. Момент трагедии никто не застал: только шапочку и перевернутую байдарку спустя некоторое время заметили на поверхности воды. Река была узкой, неглубокой и довольно спокойной — утонуть в ней бесшумно и быстро было бы трудно.

Тренер и другие спортсменки не могли поверить в случившееся. Ее попытались найти своими силами — казалось, она сумела выплыть. В конце концов привлекли водолазов, которые обнаружили тело девушки и подняли его сетями. «Каким образом ее лодка перевернулась? Никто не видел. И это остается загадкой. Была версия, что в ее лодку врезался катер с местными рыбаками, но следователи от нее отказались. На байдарке Юлии не было никаких повреждений. Как она могла утонуть?! Глубина в том месте чуть выше человеческого роста...» — делилась Середина.

При вскрытии выяснилось, что в легких Юлии нет воды, поэтому причиной смерти был назван спазм дыхательных путей, случившийся из-за резкого погружения в ледяную воду. При этом медицинские эксперты назвали организм байдарочницы абсолютно здоровым. Несмотря на неубедительность версии случайного утопления, новых подробностей, которые пролили бы свет на произошедшее, отыскать все не удавалось. Следствие зашло в тупик.

***

Незадолго до трагедии Юлия рассказывала тренеру, что в отношениях с супругом начались сложности. Постоянные ссоры выматывали, девушка подумывала о разводе. Но причастность Рябчинского к гибели спортсменки вроде бы как исключена: его не было в Грузии в тот момент. При этом после смерти жены поведение его было странным: он попытался посмертно лишить ее родительских прав и вычеркнуть из всех документов сына.

Хоронили спортсменку в белом платье. Нельзя было иначе, говорили, — таким светлым человеком она была. Изначально планировалось, что церемония пройдет на Аллее славы в Одессе, но муж, сославшись на волю родителей девушки, настоял на том, чтобы перевезти ее в Песчанку.

Уже через полгода после смерти Рябчинской в Москве на гребном канале в Крылатском стали проводить международные соревнования ее имени, которые считались одними из самых престижных в мире гребли. С распадом Советского Союза турнир перенесли на родину спортсменки — его поочередно организовывали в Тернополе, Днепропетровске, Житомире, Одессе. Также на Украине открыт Музей спортивной славы Юлии Рябчинской.