Новости партнеров
Прослушать статью

Оливье, ГУЛАГ, Наташа. В прокат выходит «Черная вдова». Что ждать от нового блокбастера Marvel про советских супергероев?

Кадр: фильм «Чёрная Вдова»

В прокат выходит «Черная вдова», долгожданная сольная история универсальной суперсолдатки из «Мстителей» Наташи Романофф. «Лента.ру» рассказывает, почему путь героини Скарлетт Йоханссон на экраны так затянулся и насколько удались Marvel вновь актуальные фантазии об «империи зла».

Благословенный и далекий 1995-й год. Юные Наташа Романофф (пока еще не Скарлетт Йоханссон, а Эвер Андерсон, дочка Миллы Йовович) и Елена Белова (Вайолет Макгроу, в дальнейшем — Флоренс Пью) гуляют с мамой Мелиной Востокоф (Рэйчел Вайс) в лесу. Здесь они получают первые немудреные жизненные уроки: мамаша сообщает, что боль лишь укрепляет человека. В сумерках появляются завораживающие светлячки, от созерцания которых девиц отвлекает отец семейства Алексей Шостаков (Дэвид Харбор). Всклокоченный мужчина кричит, что надо срочно собираться и куда-то бежать, семейство уходит от военной погони и в итоге приземляется на Кубе. Здесь девочки попадают в лапы злодея Дрейкова (Рэй Уинстон), который отправляет их в «Красную комнату» — секретную школу подготовки суперсолдат-«вдов».

Спустя годы Наташа и Елена встречаются, чтобы применить свои смертоносные навыки против Дрейкова и покончить с его вдовьей армией раз и навсегда. Однако для этой цели им предстоит вспомнить прошлое и воссоединиться с семьей. Сделать это не так просто, поскольку Шостаков — неудавшийся Красный Страж — мотает срок где-то на северах, а Мелина разводит свиней где-то под Петербургом, продолжая служить силам зла.

«Черная вдова» должна была выйти год назад, но стала одной из первых жертв пандемии. Теперь картина помещена в контекст артподготовки перед полноценным запуском четвертой фазы киновселенной Marvel, хотя на деле представляет собой скорее раздачу кармических долгов. Фильм о Наташе Романофф был анонсирован 11 лет назад, когда она впервые появилась во втором «Железном человеке». С тех пор концепция претерпела целый ряд изменений — сообразно изменениям в мире за пределами кинозала, который за отчетный период стал совершенно иным, чем в начале прошлого десятилетия.

Тогда «Черная вдова» выглядела предприятием почти сомнительным, сегодня — безошибочно созвучна камертону актуальных трендов

Прежде всего, эта картина — настоящий феминистический комикс-блокбастер, да еще и поставленный женщиной, австралийкой Кейт Шортланд. С другой стороны, огни холодной войны, тлевшие пару десятилетий, за это время разгорелись с новой силой, так что фантазии на тему «империи зла» снова стали актуальны. Для российского зрителя, собственно, они и будут представлять наибольший эмоциональный интерес. Здесь есть и Дэвид Харбор в кириллических наколках, и костюм Красного Стража с соответствующей символикой, и, наконец, ключевая сцена семейного воссоединения под водочку и оливье из пластиковой банки. Эпизоды, связанные с Красным Стражем, вообще получились наиболее симпатичными и человечными или, в зависимости от мировоззрения, агрессивно раздражающими. Харбор играет в регистре чуть печальной клоунады, а не сатирической пародии (как можно было ожидать), и его слова гордости за то, что у дочерей руки «не по локоть, а по плечи в крови», звучат по-настоящему трогательно, а не только лишь идиотично.

Вообще, несколько превышенная в контексте марвеловской саги доза человечности — это как раз то, что выделяет «Черную вдову» из линейки кинокомиксов. Вполне вероятно, что благодаря этой самой задушевности у фильма со временем появится и какая-то отдельная фанбаза. Однако за пределами этих сантиментов фильм про обретение Наташей Романофф семьи незадолго до смерти в финальных «Мстителях» вызывает скорее раздражение.

Дело тут, разумеется, не в том, что картина порочит нашу советскую родину — тем более что посыл фильма скорее в том, чтобы всем человечеством сплотиться против некоего вымышленного общего врага. Проблема картины в том, что все упомянутые актуальные темы в ней более или менее сводятся все-таки к облаку тэгов (добавим к нему еще «внутрисемейный абьюз»), но ни какой-то внятной истории, ни хотя бы яркого аттракциона «Черная вдова» зрителю не предлагает. Можно простить то, что у Наташи, Елены и их родителей четыре разные фамилии, если бы подобного рода безалаберность не распространялась на весь остальной фильм.

Половину времени цель героинь выглядит каким-то невнятным макгаффином, на втором часу все как-то проясняется, но интереснее от этого не становится. Пытаясь нагнетать драму, актеры (кроме, опять же, Харбора) не дают своим персонажам даже минимальной глубины, ограничиваясь масочным режимом. Наташа — ярость, Елена — капризная месть, Милена — мудрая скорбь, Дрейков — властолюбие и щепотка похоти. Складывается ощущение, что все эти люди не вполне понимают, зачем здесь собрались, учитывая, что никакого продолжения у Наташиной истории не может быть по определению.

Впрочем, с точки зрения развития героики Marvel все делает правильно. Во-первых, утирает нос DC с их «Чудо-женщиной». Во-вторых, в принципе приучает зрителя к тому, что кроме скучных мужчин (типа Капитана Америки) в комиксах могут быть такие же скучные, но куда более симпатичные женщины. Такими темпами, может быть, и следующим Капитаном выберут даму. А там и до Джеймса Бонда недалеко.

Фильм «Черная вдова» (Black Widow) в российском прокате с 8 июля