Новости партнеров
Прослушать статью

Не очень страшное кино. В прокат вышло новое продолжение культового хоррора «Хеллоуин». Что с ним не так?

Кадр: фильм «Хэллоуин убивает»

В прокате «Хеллоуин убивает» Дэвида Гордона Грина — очередное продолжение культового хоррора Джона Карпентера, четыре десятилетия назад придумавшего одного из самых страшных злодеев в истории кино и, как оказалось, породившего еще и неубиваемую кинофраншизу. «Лента.ру» рассказывает, почему новый сиквел, впрочем, напоминает не столько жанровую классику, сколько «Очень страшное кино».

Только что три поколения женщин семейства Строуд — бабушка Лори (Джейми Ли Кертис), мама Карен (Джуди Грир) и внучка Эллисон (Энди Матчиак) — отправили убийцу Майкла Майерса к праотцам. Они заманили его в подвал собственного дома и подожгли. Раненая Лори мчит на скорой в больницу, а в городе тем временем продолжается празднование Хеллоуина. В частности, в местной забегаловке проходит вечеринка, совмещенная со встречей прочих жителей, так или иначе травмированных Майерсом сорок лет назад. Мэрион Чэмберс (Нэнси Стивенс) и Томми Дойл (Энтони Майкл Холл) делятся воспоминаниями, а за дверями кафе начинает твориться нечто неладное.

Майкл, разумеется, снова выжил — зло так просто не сдается. И судя по всему, целью его возвращения была не отправившая его в дурку в 1978-м Лори, а все население родного Хэддонфилда. Пока Лори восстанавливается после схватки, это самое население вооружается подручными орудиями и отправляется на битву с Майклом. На стороне убийцы — ледяное спокойствие психопата, на стороне хэддонфилдцев — нарастающее остервенение линчевателей.

В 2018-м году к сорокалетнему юбилею «Хеллоуина» Джона Карпентера франшизу было решено не то чтобы перезагрузить, а скорее обнулить. Для этой цели позвали режиссера Дэвида Гордона Грина («Ананасовый экспресс», «Джо») и сценариста Дэнни Макбрайда («На дне», «Храбрые перцем»). Первому на момент выхода карпентеровского шедевра было три года, второму — два. Несмотря на это, а также на солидный опыт в диковатых укуренных комедиях, им удалось создать вполне убедительный оммаж классическому хоррору. Причем новый фильм отменял все предыдущие (кроме первого), где Майерсу придумывали биографию и мифологию (теперь оказавшиеся неканоническими). В мире гриновского «Хеллоуина» Лори Строуд пустила свою жизнь под откос из-за того, что все эти годы ждала новой встречи с недобитым маньяком и — дождалась.

Картина получилась настолько удачной, что продюсеры заказали Грину и Макбрайду не одно продолжение, а сразу два — последняя часть под названием «Хеллоуин заканчивается», если все будет хорошо, выйдет в следующем году. Очевидно, что, когда речь идет о триптихе, цитатами из Карпентера уже не обойтись, так что авторам пришлось наконец-то всерьез дорисовывать лишь намеченный в первом фильме мир. Драматургическое решение этой задачи выглядит, что и говорить, смело: фактически главная героиня франшизы (то есть Лори) в «Хеллоуин убивает» выступает в качестве резонерки. На практике же это означает, что основное экранное время отдано персонажам, которые входят в кадр, чтобы более или менее скоропостижно — и неизменно кроваво — скончаться.

С центральными героями дело обстоит сложнее. Противостояние Лори (и ее дочки с внучкой) с Майерсом является выигрышным сюжетом не только из-за мифологии франшизы, но и благодаря тому, что оно длится почти полвека непосредственно внутри сюжета. Так как первая встреча определила жизни обоих героев, то и притягивались они друг к другу не личной волей, а законами физики. Поэтому в предыдущем фильме смотреть на такое столкновение и ерзать в кресле в ожидании его исхода было интересно даже тем, кто толком не был знаком с классическим «Хеллоуином». Временно выключив Лори из повествования в «Хеллоуин убивает», Грин и Макбрайд так и не смогли найти ей достойную замену — персонажа или группу лиц, наблюдать за которыми без малого два часа будет так же интересно. Вместо этого они предлагают увлечься чем-то вроде социального комментария: по ходу действия от рук вооруженных дрекольем американцев погибнет как минимум один совершенно невинный человек. Но Грин и Макбрайд все-таки не Пушкин, не Толстой и даже не Вернер Херцог — психологией и ритуальной природой народной мести нужно по-настоящему болеть, а не пользоваться ею в качестве сценарной подпорки.

Самое печальное, что на фоне происходящего потерялся и премьер этой франшизы Майерс. Его лицо по-прежнему скрыто маской, так что проникнуть в его внутренний мир не получится при всем желании (можно, впрочем, посмотреть осмеливавшийся заглянуть по ту сторону маски «Хеллоуин» Роба Зомби). При этом Майкл — видимо, в связи с производством третьей части — вновь стал фактически неуязвимым. В позабытом теперь третьем фильме франшизы это объяснялось «проклятием Самайна» — злыми духами, овладевающими нетвердыми умами накануне Дня Всех Святых. В первом гриновском «Хеллоуине» никаких подобных обоснований не озвучивалось, так что может оказаться, что бессмертию маньяка будет предложено какое-то более разумное объяснение уже в следующей картине.

Пока же все попытки нагнетания саспенса разбиваются о тот факт, что Майкла не берут ни биты, ни пистолеты, ни острые предметы. Чуть-чуть отдохнув, он с новыми силами кидается откручивать несчастным мирным гражданам головы. В итоге все происходящее неожиданно напоминает другую почившую франшизу — а именно «Очень страшное кино». Особенно это касается эпизодов, в которых Майерс привычно неспешно плетется к очередной жертве, а полицейские никак не могут попасть ему хотя бы в пятку. Впрочем, возможно это и сознательная отсылка — все-таки Грин с Макбрайдом прославились прежде всего благодаря комедиям. И если финал новой трилогии будет решен в окончательно абсурдистском ключе — вот это будет номер.

Фильм «Хеллоуин убивает» (Halloween Kills) вышел в российский прокат