Экономика

Удар по «цифре». Чем могут обернуться для Запада антироссийские санкции в сфере IТ

Фото: Pichi Chuang / Reuters

Эксперименты по отторжению Россию из мирового экономического процесса после начала спецоперации на Украине в последнее время приобретают очевидно истеричные формы, и многими международными экспертами оцениваются как попытки этот самый процесс разрушить. А санкции западных стран, наложенные на Россию, считают они, могут обернуться против самих стран-инициаторов. Причем это касается не только нефти и газа, Россия является еще и поставщиком важнейших компонентов для зарубежных технологий, а российские разработчики программных продуктов вносили ощутимый вклад в их мировое производство. О том, как может пострадать без российских компонентов и специалистов мировая высокотехническая отрасль, — на «Ленте.ру».

Микросхемы

«Очень многие вещи для наших бывших партнеров не являются очевидными, поэтому они так легко относятся к санкционным пакетам. А любые санкционные меры против России имеют обратный эффект: закрытие производств, потеря рабочих мест уже в западных странах, не исключая США», — уверен заместитель председателя комитета Государственной Думы по экономической политике Артем Кирьянов. Он считает, что мировая высокотехническая отрасль испытает серьезнейшие проблемы без российских компонентов, от которых зависит производство критически важных вещей.

Так, например, в качестве ответной меры Россия может ограничить экспорт в США и другие недружественные страны химических элементов, используемых при производстве микросхем. Взволнованные американские власти уже предупредили своих производителей о возможном ограничении поставок необходимых материалов. Сильно разогрел опасения и опубликованный в феврале этого года отчет исследовательской компании Techcet, где обозначена зависимость многих производителей полупроводников от российских и украинских материалов.

Из отчета следует, что 35 процентов палладия в США поступает из России, а более 90 процентов неона — с Украины, куда он доставляется для очистки опять же из России. В неочищенном виде неон принимали два украинских завода — «Криоин» в Одессе и «Ингаз» в Мариуполе, но в настоящее время производство на обоих остановлено.

По мнению директора Центра компетенций по глобальной IT-кооперации Вадима Глущенко, при применении антисанкций «мировое производство микросхем рискует забуксовать, так что Запад может стать заложником собственных санкций и ощутить острую нехватку необходимых ресурсов». Он уверен, что России есть чем ответить.

Микроэлектроника и авиастроение

По мнению многих экспертов, потрясения ожидают и глобальный рынок микроэлектроники. В настоящее время Россия производит 80 процентов сапфировых подложек, которые применяются в опто- и микроэлектронике для наращивания слоев из различных материалов — например, кремния. Они используются в каждом процессоре в мире, в том числе в AMD и Intel.

Кроме того, наша страна лидирует и в специальной химии травления микросхем с использованием ультрачистых компонентов. 100 процентов мировых поставок различных редкоземельных элементов, используемых для этих целей, осуществляется из России. Поэтому запрет для России импортировать готовую продукцию обернется ответным запретом на поставки компонентов производства, что вызовет острейший дефицит процессоров во всем мире.

Но и это еще не все, без чего рискуют остаться западные страны. Они могут потерять и продукцию ставропольской компании «Монокристалл» — мирового лидера по производству сапфира, жизненно важного для многих видов электроники и светоизлучающих диодов. Сейчас продукция предприятия поставляется более чем 200 потребителям в 25 странах мира.

Только Apple приобретает в России свыше 20 видов деталей и расходников для своих изделий, среди которых, например, специальное сверхчистое олово для пайки и силовые танталовые конденсаторы. А специальное оборудование для лазерной резки сапфирового стекла они получают из Санкт-Петербурга, от компании «Ленинградские лазерные системы».

Помимо IT, есть еще одна сфера, для которой российские технологические разработки являются критически важными, — авиастроение. Boeing и Airbus закупают для своих самолетов детали из титана именно в России, а наши технологии по обработке титановых изделий не имеют аналогов в мире. Поэтому ряд особо сложных титановых комплектующих эти авиапроизводители могут покупать только в России. А сборочное производство Boeing в техасском Эллингтоне проектировалось с участием российских компаний и конструкторского центра Boeing в Москве, специалисты которого участвовали более чем в 250 проектах авиаконцерна, включая разработки новейших авиалайнеров Boeing 787 Dreamliner и Boeing 747 Dreamlifter.

Фото: Jason Redmond / Reuters

Очевидная зависимость

Зависимость Запада от российских компонентов очевидна, в то время как российская от западных — преувеличена, считают многие эксперты. Несмотря на ограничение сервисов и поставок, в существующей ситуации российская IT-отрасль демонстрирует устойчивость и способность как переориентироваться на сотрудничество с другими перспективными рынками (например, АТР), так и принимать существующие вызовы и решать проблемы внутренними ресурсами.

Глава «Центра компетенций по импортозамещению в сфере информационно-коммуникационных технологий» (ЦКИКТ) Илья Массух считает, что «Россия для многих западных компаний являлась качественным и существенным рынком как программного обеспечения, так и аппаратного». Именно поэтому здесь всегда развивались представительства крупных компаний, офисы, набирался персонал, открывались центры разработки, работавшие на общее мировое развитие этих продуктов.

«Безусловно, с точки зрения серьезного российского интеллектуального потенциала они потеряют, — сообщил глава ЦКИКТ. — По нашей информации, им по разным причинам не удается перевести существенное количество сотрудников, работавших в России, в другие страны. Уезжает менее десяти процентов».

По мнению Ильи Массуха, западные производители программного обеспечения потеряют не только рынок сбыта, который работал в режиме реальных денег, а не кредитных, как принято на Западе. Он отметил, что вклад российских разработчиков был очень существенным, а заменить их индийскими или китайскими достаточно сложно, «потому что общеизвестно: российские разработчики могут решать проблемы, которые часто возникают в процессе, чего зачастую не умеют разработчики из других стран». Поэтому эксперт считает, что в развитии западных программных продуктов будет происходить определенная деградация.

«Но нам за них переживать не надо, надо развивать собственные продукты, — уверен глава ЦКИКТ. — Слава богу, команды остались в стране и сейчас очень успешно трудоустроены». Переориентация этих команд внутрь страны, по его мнению, даст эффект быстрого развития российских программных продуктов, которые займут освободившиеся ниши.

«Без оглядки на чужие интересы»

Большинство экспертов считает, что санкции стали непревзойденным стимулом для импортозамещения во всех отраслях экономики, что веденные ограничения только добавили поводов для ускорения и усиления мощности процессов. Государство, со своей стороны, готово активно вкладываться, в том числе и финансово, поддерживая значимые и нужные разработки. Причем это не только крупные проекты, но и стартапы.

По мнению Артема Кирьянова, наконец-то Россия сможет «без оглядки на чужие ограничения, чужие интересы использовать свой потенциал», причем не только потенциал интеллектуально-технологический, который, считает он, у нас очень высок, но и потенциал наших природных ресурсов и промышленности.

«Мы это достаточно долго сдерживали, потому что были серьезно ограничены теми же форматами ВТО, да и многими другими, — уверен он. — Сейчас нам нужно использовать это время, чтобы поменять и географию поставок, и выстроить совершенно другие ценовые параметры, касающиеся того, что производится в России, что есть в наших недрах».

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.