Россия

В России хотят принять новый «закон Димы Яковлева». Чем опасен запрет на усыновление гражданами недружественных стран?

СюжетДетские пособия:

Фото: Juliane Liebermann / Unsplash

1 августа в Госдуму внесли законопроект о запрете на усыновление и передачу под опеку российских детей-сирот гражданам недружественных стран. Авторы законопроекта убеждены: российские дети должны воспитываться в традиционных духовно-нравственных ценностях России, тогда как передача сирот в семьи граждан недружественных стран противоречит национальным ценностям. Депутаты, среди которых Леонид Слуцкий, Борис Чернышов и Дмитрий Певцов, считают, что усыновление сирот из России европейцами может стать «ударом по будущему нации». Станет ли новый закон естественным продолжением так называемого закона Димы Яковлева, который запрещает усыновлять детей из России гражданам США, отразятся ли новые запреты на шансах российских сирот устроиться в семьи и в чем его смысл, «Ленте.ру» рассказали общественники.

О чем «закон Димы Яковлева»?

Закон «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации», запретивший американцам усыновлять детей-сирот из России, был принят Госдумой 21 декабря 2012 года. Он получил широкую известность как «закон Димы Яковлева» — по имени полуторагодовалого российского мальчика, который погиб по вине его приемных родителей из США. Считается, что этот закон стал ответом на так называемый закон Магнитского, направленный против российских силовиков и чиновников, подозреваемых в причастности к смерти в СИЗО юриста Сергея Магнитского.

«Закон Димы Яковлева» неоднократно подвергался жесткой критике, получив среди его противников прозвище Закон подлецов. В частности, документ критиковали глава МИД Сергей Лавров, тогдашний министр образования Дмитрий Ливанов и бывший вице-премьер Ольга Голодец. Недовольные «законом Димы Яковлева» считали, что запрет для американцев на усыновление российских детей лишит многих сирот из нашей страны шанса на достойную жизнь.

«Международное усыновление во всем мире считается крайней мерой»

Елена Альшанская, президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»:

Так называемый закон Димы Яковлева — это внесение изменений в Семейный кодекс, которые ограничивали усыновление гражданами определенных стран. Сначала это были только США, потом постепенно за эти годы добавлялись изменения в статьи семейного кодекса, и к списку добавили страны, в которых разрешены однополые браки. Теперь туда хотят добавить и те, что внесены в список недружественных. И, судя по всему, этот список может продолжить расширяться.

После «закона Димы Яковлева» у нас сильно сократилось международное устройство детей. Сейчас не очень большие цифры, каждый год они снижаются. Например, в 2021 году в Италии усыновили 14 детей из России, в Аргентине — 7, во Франции и Германии — по 6, в Испании — 4, Швеции — 1. Всего в 2021 году иностранцы усыновили 69 детей из России, в 2020 году — 38, а в 2019 —240.

2606детей-сирот

усыновили россияне в 2021 году. Такая цифра приводится в пояснительной записке законопроекта о запрете на усыновление детей гражданами недружественных стран. Кроме того, 20 947 детей-сирот отдали на безвозмездное попечение, еще 12 629 передали с выделением средств опекунам

Фото: Валентин Спринчак / ТАСС

Надо понимать, что международное усыновление во всем мире считается крайней мерой, и некоторые страны, например, той же Западной Европы, очень сильно ограничивают международное усыновление у себя, оно фактически возможно в единичных случаях. Ограничивают потому, что это довольно тяжелая история для ребенка — он меняет не только близкую среду и людей, но и в целом культурную, и языковую среду, плюс возникают проблемы с контролем ситуации, когда он уезжает за границу. Поэтому большинство стран западного мира ограничивают международное усыновление. И развито оно в основном в так называемых странах третьего мира, откуда детей везут. Понятно, что там хуже социальная ситуация и больше сирот. Но, кроме того, в международном усыновлении есть очень большая коррупционная составляющая, поэтому оно должно очень жестко регламентироваться и ограничиваться.

С моей точки зрения, в нашей стране с этим очень плохо. Потому что мы не регулируем его, чтобы оно действовало в интересах детей, а просто создаем какие-то списки стран, куда нельзя, не меняя общих принципов и правил

Как должно быть? Прежде чем отдавать ребенка на международное усыновление, надо доказать исчерпанность мер по его возвращению кровной семье или устройства под родственную опеку, а также исчерпанность мер по его устройству в России. А у нас вот совсем недавно был случай, когда два здоровых малыша до двух лет ушли в одну из европейских стран, при этом между собой их разлучили и отправили в разные места четверых детей. Я уверена, что на территории России они нашли бы родителей очень легко. И конечно, никакой исчерпанности мер там не было, никто это серьезным образом не проверяет и не гарантирует. Международное усыновление, действительно, надо ограничивать и строго контролировать, но ограничения должны работать на детей.

Ничего этого с 2012 года не происходит, и с точки зрения контроля и ограничений законодательство не меняется. Просто теперь мы это используем как удобный политический инструмент для «наказания» или «ответа» на недружественные действия тех или иных стран. С помощью детей решаем политические вопросы, вместо того, чтобы решать в целом этот вопрос в интересах детей.

«Это больше политическая акция»

Светлана Строганова, общественный деятель, многодетная мать приемных детей:

Дело в том, что после вступления в силу «закона Димы Яковлева», которому исполняется уже десять лет, российских сирот в иностранные семьи передается очень мало.

Что это означает — детей действительно отдавали в Италию, Германию, Швейцарию, Испанию, Францию, но не так много.
Депутаты говорили, что за границей находится около 17 тысяч детей, но на самом деле эта цифра была получена нарастающим итогом за многие годы. Реально же за 2021 год усыновили 69 детей, за предыдущие годы — не больше.

Это не такие огромные цифры по сравнению с тем, какое количество детей у нас в системе и под опекой. Мы должны понимать, что это больше политическая акция — на самом деле, сейчас иностранцы чаще забирают детей с Украины, из Молдовы, Китая и других стран. То есть из стран, которые отдают детей на иностранное усыновление легче, чем Россия.

Фото: Константин Михальчевский / РИА Новости

Как это решение скажется на детях — конечно, кого-то не смогут взять. Если раньше брали какое-то количество детей в Италию или Германию, то теперь эти дети будут оставаться в России. Я вижу в этом политическую громкую акцию, но не вижу серьезных угроз детям-сиротам. Наши российские семьи брали их на порядок, даже на два, больше.

В принципе, у нас неплохо развито семейное устройство, в том числе подростков, детей с инвалидностью и нескольких детей-сиблингов одновременно. Чаще всего это разновозрастные дети, и иностранцы таких брали редко или брали по два ребенка, а у нас много «паровозиков» по 4-7 детей — их изымают из многодетных неблагополучных семей и устраиваться они должны все вместе.

И вопреки расхожему мнению, иностранцы брали не так много детей c тяжелой инвалидностью

То есть, до «закона Димы Яковлева» брали таких, брали ВИЧ-положительных. Но вот десять с лишним лет в Америку закрыто усыновление, и последние годы все больше и больше государств, где разрешены однополые браки — и туда тоже нельзя вывозить детей. Осталось совсем мало стран Западной Европы, которые могут забирать наших детей. Ну и нет такого, что иностранцы только и делали, что брали детей-инвалидов — это не так, их усыновляют и берут под опеки и наши семьи, и довольно много.

Но, повторюсь, я не вижу в этом серьезной проблемы — это все закручивалось постепенно. Другое дело, что мы можем рассматривать это как составную часть общей проблемы, так как общий уровень жизни в государстве однозначно будет снижаться, будет усыновляться меньше детей, а с ухудшением экономической ситуации станет больше неблагополучных семей, следовательно, больше детей в детских домах.

Фото: CDC / Unsplash

Это одна из составных частей общей проблемы, но ожидаемый ход и тема, на которой можно пошуметь: «Мы защищаем наших детей, чтобы не забирали наших сирот и не прививали им другие ценности». Но пусть бы они, закрывая там, делали меры поддержки здесь. В Удмуртии, например, приемный родитель получает вознаграждение 1800 рублей в месяц, а если он берет ребенка-инвалида, то сумма вознаграждения 3600 в месяц плюс к детскому пособию 7000. Это как? Вы взяли ребенка с инвалидностью, которому нужна реабилитация. При том, что в детских домах расход на ребенка от 70 до 120 тысяч рублей в месяц.

Хочется увидеть больше мер поддержки для наших детей — пока же это политический манифест, но не реальная забота о сиротах.

«Законопроект чисто для пиара»

Антон Жаров, адвокат, научный директор Института семейных просветительских и правовых программ:

Внесение законопроекта о запрете усыновления детей из России для граждан недружественных стран ничего не поменяет в реальной ситуации, поскольку на сегодняшний день международное усыновление исчисляется десятками человек в год. Причем, как правило, это родственные усыновления. А говорить, что мы что-то там прекратили... Этот закон принимается чисто ради принятия. По сути же он ничего не меняет. Повторюсь, усыновление детей не только в недружественные, а вообще в зарубежные страны уже несколько лет как фактически сошло на нет.

Почему так происходит? Во-первых, сократилось количество детей, оставшихся без попечения родителей. Чтобы устроить ребенка за рубеж, нужно, чтобы он в течение 12 месяцев был в базе данных. Плюс не забудем о языковом барьере. Кроме того, школьников, по понятным причинам, из-за границы никто не усыновляет

Такое положение дел — не плохо, а даже, скорее, хорошо, поскольку международное усыновление всегда и во всех странах рассматривается как самый крайний вариант. Вот уже много лет у нас идет соревнование: как уменьшить усыновление за рубеж. Ничего плохого лично я в этом не вижу, ведь сегодня те категории детей, которые могли бы в принципе быть усыновлены, находят родителей или опекунов среди граждан России. Более того, можно сказать, что детей не хватает.

Фото: Владимир Федоренко / РИА Новости

Раньше было принято говорить, что иностранцы, в отличие от наших, усыновляют инвалидов. Да, но россияне берут их под опеку. Тех же, у кого здоровье совсем плохо, никто за рубеж не усыновлял.

Закон, если будет принят, ни на что не повлияет. Он юридически установит те обстоятельства, которые и так фактически сложились. Ни для родителей, ни для детей ничего не изменится. Считаю, законопроект внесен на рассмотрение чисто для пиара.

«Тенденция последних лет десяти — снижение усыновлений иностранцами»

Михаил Пименов, руководитель «Школы приемных родителей», директор благотворительного фонда «Семья»:

Принятие закона абсолютно ничего не решит. Как было с «законом Димы Яковлева», так будет и здесь. Это похоже на дополнительный пакет санкций, который ни на что не влияет. У нас достаточно российских граждан, которые готовы усыновлять детей. За рубеж шел лишь небольшой процент всех усыновлений. То есть, на тех детей, которые реально могут обрести семью, это вообще никак не повлияет. У нас точно не уменьшится количество детей, которых заберут семьи.

Тенденция последних лет десяти — снижение усыновлений иностранцами и рост усыновлений российскими гражданами, которые все более активны на этом направлении. Более того, желающих взять ребенка сейчас гораздо больше, чем детей в базе данных.

Почему так происходит? Некоммерческие организации стали более активно заниматься пропагандой усыновления, помогать органам опеки доносить до граждан соответствующую информацию. А в 2012 году было введено обучение в школах приемных родителей. Мы помогаем людям понять, к чему они готовы, а к чему — нет. Такое обучение открывает глаза и снимает розовые очки, тем самым ограждая от психологических травм тех людей, кто идет за приемным ребенком на эмоциях. Также обучение дает больше конкретики семьям, которые реально хотят помочь ребенку, помогает делать меньше ошибок.

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.