Хороши чемоданы делают англичане

Почему русские интернет-пользователи так любят смайлики

В имагологии – прикладной науке, изучающей, как одна культура конструирует для себя образ другой культуры, - есть понятие встречного высокомерия. Например, у русских (точнее, россиян) и англичан (точнее, у британцев, а также производных от них культур) это явление довольно часто наблюдается. Но при этом оно не всегда заметно, потому что русским присуще еще и некоторое не свойственное англичанам самоедство. Но нос-то все равно задран. Даже в знаменитом афоризме Василия Васильевича Розанова - "хороши чемоданы делают англичане, а у нас хороши народные пословицы" – гордыня немного наследила. Уж не говорю о Лескове.

У англичан все по-другому: поскольку нет никаких собственных исторических комплексов, то и высокомерие у них простое, открытое и доброжелательное. Спокойный взгляд на собеседника со своей высоты. Но и при таком доброжелательном взгляде бывают оптические искажения. Одного из них не заметил Эдмунд Харрис, горячо полюбивший Россию и отлично пишущий на русском в своем блоге на Би-Би-Си. Русские, кажется автору-русофилу, злоупотребляют английским же изобретением – смайликами (иногда их пытаются – почти как зонтики – зонтами – по-серьезному называть "смайлами"). Но теперь, убедительно показывает Харрис, смайлики стали настоящей чумой русской коммуникации. Особенно – деловой. Смешно, говорит английский журналист, когда седовласый мужчина употребляет в письме знаки, которым место разве что в записках пятнадцатилетней школьницы. На первый взгляд, все так и есть. Но вот по смайликам ли проходит эта половозрастная граница?

Автор отлично объясняет, почему люди пользуются этими знаками препинания. Он отвечает на вопрос, зачем они это делают. Но в самом конце совершает роковую оплошность – начинает учить пользователя жить:

"Господа, очнитесь, смайлики - это лингвистический джанк-фуд! (Вульгаризм тут вполне уместен.) Срочно надо переключиться на что-то более полезное! Включите мозги и смейте отличаться от остальных!"

Тут и посуда полетела.

Единственная положительная находка – баночка с красивым словечком джанк-фуд. Все остальное критики не выдерживает. И вовсе не потому, что смайлики не эпидемия и не "лишняя банка майонеза в салате-оливье" русской коммуникации. Они – все это. Но и еще нечто. Что же?

А вот что. Свобода слова пришла в наш северный край вместе с интернетом. До этого чуть ли не сто лет люди по большей части обменивались личным только в устном общении. Такой культуры письма, как в Англии, Россия (наша, Внутренняя Монголия, а не Набоковское зарубежье) не знала с Чеховских времен. А повседневный речевой обиход простого человека в пограничье между личным и общественным – от школы и магазина до железнодорожных касс и кладбища – весь был, да и остается, соткан из косноязычия, междометий, то сюсюканья, то матерной смазки. Учителя в стране не заикаясь говорить не умеют, чего ж вы, милый человек, от деток хотите. На улице, когда смайлики некуда вставлять, они тоже за словом в карман не лезут. Но мычат разнообразно. Говоря прямо, надо дать понять собеседнику, что не грубишь. И в таком случае, например, смайлик "улыбка" обозначает что-то вроде "ты только не обижайся". Смайлики, стало быть, не эмоции выражают, а только обозначают на письме привычный устный формат высказывания.

А он у нас весь двадцатый век простоял на трех китах. Кит первый: главное не то, что я говорю прямо, а то, что я имею в виду косвенно. Смайлики и нужны, чтобы собеседник, читая между строк, не провалился ниже ватерлинии.

Кит второй: должно быть весело. Если скучно, значит – вранье. Смайлики и нужны, чтобы щекотать собеседникам усы или ресницы.

Кит третий: беседа идет не для выяснения истины, а для нанесения заранее изготовленных, по-вашему говоря, лейблов. А какой лейбл без смайла? Поэтому выступают у нас всегда по Толстому – "хмуря брови и улыбаясь ртом". По-другому не обучены пока.

По этим трем кое-где у нас порой не преодоленным причинам общего характера смайлик и стал, как верно заметил Эдмунд Харрис, русским национальным междометием, а наш человек втянул его носом, и вряд ли так уж легко откажется от этого завоевания. Почему вместо других, настоящих достижений британского гения, вроде чемоданов или парламентаризма, наши люди западают на такой вздор, сказать не берусь: сам хотел бы понять.

Другие материалы рубрики