Забытый язык

Захватывающая история арго британских моряков-гомосексуалистов

Лента.Ру предлагает вниманию читателей перевод статьи Пола Бейкера, опубликованной в газете The Guardian. Бейкер - лингвист из Ланкастерского университета, автор нескольких книг о полари. В оригинальном английском тексте используется немало слов из жаргона гомосексуалистов. К сожалению, мы не могли себе позволить перевести их адекватно, поскольку соответствующие слова из русского гомосексуального жаргона, как правило, категорически не предназначены для печати. Где это было возможно, мы пользовались жаргонизмами, остающимися в рамках приличий. Ценителям можем предложить также небольшой фрагмент фильма Тодда Хейнса "Бархатная золотая жила" (1998) о жизни британской глэм-рок-сцены начала 70-х. В этом фрагменте герои говорят на полари.

Полари (варианты английского написания: Polari, Palarie, Parlary и другие) - это язык, которым пользовались геи (и - в меньшей степени - лесбиянки) в первые две трети ХХ века в британских городах с большой и в основном подпольной гомосексуалистской субкультурой. Особенно широко этот язык использовался в Лондоне, где на нем говорили мальчики-хористы, участвовавшие в музыкальных постановках в Вест-Энде, а также мужчины-проститутки, которые без конца пили чай в убогих кафе и ошивались на Пикадилли ("Дилли") в поисках "пароходов" (клиентов).

Парни, которые поступали официантами и стюардами в торговый флот после Второй мировой войны, надеясь на прекрасную жизнь, полную путешествий по экзотическим странам, тоже говорили на полари, заимствуя новые слова из языков тех стран, где им доводилось побывать.

Это были не те мужиковатые моряки, о которых писал Жан Жене1. Скорее это были этакие экстравагантные предшественники нынешних голубоватых бортпроводников. Самые элегантные из этих "морских королев"2 устраивали великолепные вечеринки в своих каютах, для которых печатались особые приглашения, где подавали водкатини, где звучали записи Альмы Коган3, а костюмы были такие, что Ширли Бэсси4 впору было рыдать от зависти.

Полари - это что-то вроде смешанного языка, если его вообще можно считать языком. Он родился из смешения "низких" жаргонов путешественников и презираемых общественных групп и восходит к английскому воровскому арго времен королевы Елизаветы (вторая половина XVI века).

В XVIII веке к этому добавились слова из жаргона, бывшего в ходу в публичных домах. Шлюхами могли быть мужчины, которые занимались сексом с другими мужчинами. Иногда они одевались как женщины, называли себя женскими именами, пародировали свадьбы и даже деторождение. Наши знания о них почерпнуты в основном из судебных протоколов, поскольку "содомия" была в то время преступлением, которое каралось смертью.

В XIX веке этот арго пополнился за счет parlyaree - языка бродячих артистов, ярмарочных скоморохов, уличных торговцев и попрошаек, происходящего от итальянского. Впоследствии полари испытал на себе влияние кокни5, "бэксленга" (в котором слова произносятся задом наперед), идиш, средиземноморского лингва-франка (слова из моряцкого жаргона), жаргона американских военных летчиков и жаргона наркоманов. Носители полари развивали свой язык, приходя в соприкосновение с этими маргинальными сообществами.

Полари был тайным языком, который никогда не фиксировался ни в печатном виде, ни в виде аудиозаписей. Он распространялся изустно, и в результате возникло множество его параллельных версий. Большинство носителей знали небольшое "ядро" из слов, означающих предметы одежды; типы людей; прилагательных, означающих одобрение или неодобрение; действия сексуального характера; предметы, используемые в повседневной жизни. И был еще "периферийный" словарь, содержащий множество слов, известных немногим. Далеко не все придерживались стандартов написания, произношения и даже значения слов.

Однако полари был не просто причудой "голубых". Он был необходим. В мире, где гомосексуализм был уголовно наказуем, где его пытались "лечить" и где его строго осуждала религия, этим людям требовалось средство общения, позволяющее скрыть свою истинную сущность от враждебного окружения. Ввернуть словечко на полари в разговор с привлекательным новым знакомым было средством проверки, "в теме" ли он.

Те, кто более полно овладел полари, могли разговаривать на нем в общественном транспорте, расписывая во всех подробностях свои похождения прошлой ночью или устраивая критический разбор прически и наряда незадачливой дамы, сидящей напротив.

Полари был также элементом обряда инициации - принятия в гомосексуальное сообщество. "Старшие товарищи" учили новичков нужным словам и нарекали их собственным "голубым" именем (например, мужское Нэйтан превращалось в женское Нанетт). Некоторые слова на полари означали методы "съема", занятия сексом или сексуальные амплуа - понятия, для которых общество не считало нужным придумывать слова (или эти слова были непристойными). Другие слова были новым обозначением уже известных понятий.

С этой точки зрения полари может рассматриваться как род "антиязыка". Этот термин был предложен в 1978 году Майклом Холлидеем для описания языков, изобретаемых преследуемыми субкультурами и помогающих им реконструировать реальность в соответствии со своими ценностями. Холлидей называл "антиязыком" арго польских заключенных, но к полари эта идея применима в той же степени. Скажем, на полари bona значит "хорошо", но это не прямой перевод английского good - оно означает то, что считает хорошим носитель полари.

Таким образом, "антиязыки" демонстрируют противопоставление себя обществу. Полари часто употреблялся со злой усмешкой, чтобы унизить. В особенности это относится к множеству слов, относящихся к полиции - природным врагам тех, кто говорит на полари. "Лизины браслеты" (Betty bracelets - от имени королевы Елизаветы), "лилейный закон" (lily law), "аккуратненькие дочки" (orderly daughters) - все эти термины осмеивали и бросали вызов гендерной идентичности этой репрессивной организации.

Именно этот "сердитый" аспект полари привел к его упадку. К 70-м годам, когда движения за права геев достигли серьезных политических успехов, его сторонников стали раздражать "голубые" стереотипы и сексизм некоторых пожилых геев. Кроме того, в 60-е годы по радио была регулярная передача Round that Horne, два персонажа которой говорили на полари, и язык перестал быть секретным. Отмена уголовной ответственности за гомосексуализм означала, что нужда в "антиязыке" отпала. С тех пор британские геи и лесбиянки постепенно перестали быть частью "антисоциума" и интегрировались в общество.

Я люблю полари, но надеюсь, что основанные на предрассудках общественные условия, которые привели к ее появлению, больше никогда не появятся в Великобритании.

P.S. от Ленты.Ру. Людям с крепкими нервами (и, желательно, с чувством юмора) рекомендуем также ознакомиться с кратким, но емким очерком русского арго гомосексуалистов, сложившегося под значительным влиянием фени и лагерного арго.

-----------------------

1 Имеется в виду роман французского писателя Жана Жене "Керель" (1953) о маньяке-гомосексуалисте, который служит матросом. Роман был экранизирован в 1982 году Райнером Вернером Фассбиндером - это был последний фильм режиссера.

2 В оригинале - непереводимая игра слов: queen - и королева, и активный гомосексуалист (предполагается, что отсюда и название группы Queen).

3 Альма Коган - популярнейшая британская певица 1950-60-х годов.

4 Ширли Бэсси - британская певица, Дама-Командор ордена Британской империи, исполнительница песен к трем фильмам "бондианы". Известна броскими сценическими нарядами.

5 Кокни - старинный арго лондонских социальных низов. Одна из характерных особенностей - использование рифмованных слов-заменителей. Например, head (голова) на кокни называется loaf of bread (булка хлеба) или просто loaf (булка).

Наука и техника00:0821 октября

Нечистая сила

Мужики пошли стрелять в лес, но что-то пошло не так — Call of Duty: Black Ops 4