Цой мертв

О новой версии "Иглы" и ремиксах

Ремикс, как сообщает нам толковый словарь, это "повторная запись песни с отличающимися от оригинала ритм-партией, темпом и т. п., сделанная другими исполнителями, а также самим оригинальным исполнителем через несколько лет после выхода песни".

Россия с ремиксом "Иглы" оказалась впереди кинематографистов всей планеты. В других странах уже случались римейки, ребуты и режиссерские версии. Но вот ремиксов фильмов, кажется, до сих пор не было.

Хочется все-таки разобраться, что это за зверь такой, киноремикс. Новый-старый фильм Нугманова частично соответствует приведенному выше определению. Да, это действительно не новая работа, а "повторная запись", и появляется она "через несколько лет после выхода" оригинального произведения. Точнее, через много лет. Прошло 22 года с момента выхода "Иглы" на экраны и 20 лет со смерти исполнителя главной роли Виктора Цоя.

Нугманов и дальше вроде как пытается следовать определению, меняя ритм и темп своей собственной старой работы. Делает он это за счет новых сцен. Фильм теперь начинается с пространного монолога Спартака. Точнее, это вроде как диалог с Цоем, но тот по понятным причинам отмалчивается. Далее выясняется, что Спартак, оказывается, был организатором подпольных боев и заодно букмекером. Собственно, в результате махинацией со ставками он и задолжал Моро, герою Цоя, некую сумму.

Позже мы знакомимся с сестрой Моро (в оригинальной ленте герой общается с ней по телефону, но она не то что в кадре не появляется — зритель даже ее голоса не слышит). Выясняем новые шокирующие подробности из биографии Спартака — у него, оказывается, в подвале заперта играющая на пиле жгучая брюнетка Zombie Girl, известная кому-то как участница группы Messer Chups. Видим смерть клоуна Димы, который в фильм, видимо, пробрался по блату — какое-то логическое объяснение его появлению в кадре подобрать невозможно. И, наконец, сталкиваемся с переписанным финалом — тут, чтобы обойтись без спойлеров, я лучше не буду приводить детали.
Все эти персонажи и сюжетные повороты вроде как действительно призваны изменить ритм фильма — но вместо этого они его полностью ломают, и в целом довольно невеселая "Игла" вдруг становится чуть ли не капустником. Не спасает и тот факт, что картину попытались "обогатить" различными мультипликационными элементами. Вообще говоря, этот прием использовался и в оригинальном фильме - например, направление взгляда хирурга Артура в одной из сцен задается с помощью рисованной пунктирной линии. Но теперь у героев из глаз сыпятся звезды, а в воздухе то и дело возникают надписи. Кадр иногда настолько перегружен, что начинает укачивать, как на пароме в шторм.

Заметьте, я сейчас говорю не об "Игле" 1988 года, а исключительно о ремиксе. К оригинальному фильму можно относиться как угодно, но у него есть ряд безусловных достоинств, не последнее из них — саундтрек. И все попытки как-то освежить звуковую дорожку оказываются тщетными. Песня Бутусова "Дети минут" в лучшем случае просто не конкурент "Группе крови", в худшем — вообще лишний элемент.

С ремиксами часто бывает так: их появление на свет никак не влияет на отношение к оригинальной версии. В данном случае ощущения немного другие. "Игла Remix” позволяет как никогда остро ощутить, что Цой все-таки мертв, причем довольно давно. А вот Рашид Нугманов жив — более того, он продолжает снимать фильмы с погибшим 20 лет назад культовым музыкантом.