Показать все, что скрыто

За что в России не любят журналистов

В понедельник главная (по крайней мере, считающая себя таковой) спортивная газета нашей страны вышла с двумя статьями примерно про одно и то же. Формально обе статьи относятся к рубрике "Футбол". На самом деле их следовало бы поместить в рубрике "Масс-медиа", если бы таковая в "Спорт-Экспрессе" была.

Статья "Джунгли недоверия" посвящена тому, как "в интернете" ("Спорт-Экспресс" не ссылается на конкурентов, поэтому конкретные сайты не упоминает) появилась информация о крупных ставках на победу ЦСКА в матче чемпионата России с "Тереком". Материал "Почем чемпионат мира?" рассказывает о журналистском расследовании коррупции в ФИФА, проведенном репортерами британского издания The Sunday Times ("Лента.ру" тоже писала об этом).

Авторы "Спорт-Экспресса" в своих статьях осуждают методы работы коллег (оба автора, в частности, используют слово "провокация"). И если Борис Левин, который пишет о матче "Терек" - ЦСКА, еще допускает, что в российском футболе (исключая кристально честных армейцев и грозненцев) не все чисто, то Дмитрий Гирин, описывающий коррупционный скандал в ФИФА, вопросом о честности футбольных чиновников вообще не задается. Журналисты скормили "жадной до подобных историй публике" громкий скандал - и все тут. Есть коррупция в ФИФА или нет коррупции в ФИФА - автора статьи это не волнует. Журналисты раздувают - вот главная, по мнению Гирина, беда.

Человеку, прочитавшему три предыдущих абзаца, может показаться, что у меня к "Спорт-Экспрессу" что-то личное. Дело, между тем, вовсе не в "Спорт-Экспрессе" и не в спортивной журналистике вообще. Дело в определенном образе мысли, который не то чтобы популярен в России, нет, популярен — это не вполне точное слово. Я бы сказал, что в России XXI века это просто-напросто мейнстрим.

Не только настоящее журналистское расследование, но и практически любой материал на острую тему, затрагивающую интересы чиновников, бизнесменов и других разного рода деятелей (один мой знакомый любит использовать слово "деградеятели"), встречает множество комментариев, смысл которых сводится к одному: не надо было ничего публиковать, зачем воду мутить.

То есть, ну вы понимаете, как это выглядит: Серьезные Люди (зачастую уместнее сказать Реальные или даже Конкретные) делают Серьезные Дела. А тут приходят какие-то журна... (люди, рассуждающие в том же ключе, что и Левин с Гириным, особенно любят коверкать название нашей профессии).

И ведь ладно бы просто так приходили. Так нет же - берут с собой диктофоны, видеокамеры, в конце концов сотовые телефоны в карман прячут. Или (как в истории со ставками на матчи) мониторят букмекерскую статистику. Сохраняют все, скриншоты делают - в общем, не придерешься. Короче говоря, портят жизнь Серьезным Людям своими провокациями, инсинуациями, скандалами.

Такой образ мыслей фактически изжил независимые журналистские расследования в России. Вместо них - заказные фильмы о том, что жена мэра Москвы - миллиардерша (да вы что, кто бы мог подумать!). Изданиям выгоднее договориться с Серьезными Людьми, тем более что те за это платят не то чтобы серьезные, но все-таки деньги, и не вызывать ни у кого баттхерт своими публикациями и не навлекать на себя гнев коллег, которые обязательно напишут, что такой-то "раздувает скандал".

Я могу понять (и то не всегда), когда словами "желтизна" и "провокация" характеризуют материалы о частной жизни знаменитостей. Но когда дело касается договорных матчей, коррупции, фальсификаций на выборах или, скажем, ДТП с участием вице-президента крупной нефтяной компании - это, ребята, не желтизна и не провокация. Это журналистика.

Другие материалы рубрики
Из жизни00:02Сегодня
Михаил Фоменко

Русский тарзан

Его семья сбежала от Сталина в Австралию. Он ушел от нее в джунгли