Внутренняя Африка

Эмигрантские ощущения от российской политики

Долгое время я жил в Киеве, откуда российская политическая действительность выглядит несколько экзотично. Свернутая в двойную спираль вертикаль власти, полуторапартийная система, 102 процента поддержки на "выборах", проспекты Путина и прочие "правила Чурова" - натуральный Туркменистан.

Но особенно дико смотрится то, что вытворяет милиция с немногочисленными оппозиционерами, которые выходят на Триумфальную площадь помитинговать за свои законные права. ОМОН, дубины, выломанные руки и избитые люди, явно не представляющие ни для кого опасности - это уже не Азия даже, а какая-то Экваториальная Африка.

Так оно выглядит издалека. Чтобы выяснить, как же дело обстоит на самом деле, я решил сходить на Триумфальную сам. Ценность права людей на свободные собрания я разделяю, свободное время есть. Но главное - неприятно, что со стороны мы смотримся этакими забитыми дикарями, не имеющими возможности и слова сказать.

Однако незадолго до митинга мой порыв гражданской сознательности был подсечен на корню. Причем не властями, милицией и дубинками, а самими организаторами мероприятия. Они взяли и переругались между собой.

В результате 31 октября на небольшой Триумфальной площади пройдут сразу два митинга - один "разрешенный", но с ограниченным числом участников, другой - запрещенный, но зато - приходи, кто хочешь.

Причем если первый "на задней восьмушке" площади будет вроде как в защиту конституции, то второй - за некоего Мохнаткина и против установленного на Триумфальной забора. Ну не дурдом ли? С такой оппозицией и кровавой гэбни (тм) не надо.

На Триумфальную 31-го я все же пойду, но лишь как зритель, а не как участник. Есть у меня подозрение, что по завершении конкурирующих митингов их устроители начнут выяснять, к кому пришло больше людей. А в ритуальных плясках вокруг вождей (даже оппозиционных) участвовать совсем неохота.

Все-таки Африка, черт ее побери...

Другие материалы рубрики
Из жизни00:05Сегодня

Королева Монако

Главу могущественной семьи убили ради денег. Виновника искали четыре года