Убрать в коллектор океан

Артем Ефимов о жажде блаженного неведения

Панарабский телеканал "Аль-Джазира" наиболее полно освещает беспорядки в Египте, продолжающиеся уже почти две недели. Что логично. В воскресенье, 30 января, египетские власти запретили "Аль-Джазиру". Что тоже по-своему логично: чем меньше информации будут получать демонстранты, тем сложнее им будет координировать свои действия и тем проще будет их деморализовать и рассеять.

"Аль-Джазира", в свою очередь, заявила, что продолжит подробно освещать происходящее в Египте. Несколько дружественных ей телеканалов, которые египетские власти пока не запретили, ретранслируют "Аль-Джазиру". Кроме того, канал обратился к местным активистам, в особенности блогерам, с призывом присылать свои сообщения, фотографии и видео, чтобы сделать освещение еще более полным и подробным.

Весь Египет ушел в офлайн еще в пятницу, 28 января, как раз когда начался самый замес. Зная, что в координации протестов значительную роль играют Facebook, Twitter и другие социальные сети, власти попросту настояли на прекращении работы всех интернет-провайдеров. Однако полной информационной блокады они так и не добились: кое-где интернет все же кое-как ловится, и онлайн-активность египетской оппозиции не замерла. Представьте себе, что будет, когда разовьются технологии прямой "раздачи" Wi-Fi с гаджета на гаджет в обход интернет-провайдеров.

В Египте мы наблюдаем информационное общество в действии. Там уже не имеют смысла такие понятия, как "источник информации", "распространение информации" и тому подобные. Информация - это стихия. Ограничивать ее - все равно что убирать в коллектор океан. Какие "Великие китайские файрволлы" ни строй - все равно будут щелочки и подкопы, в которые информация будет просачиваться.

"Аль-Джазира", не претендуя на эксклюзивность предоставляемой ей информации, сосредоточилась на ее оперативной обработке: проверке, анализе, сортировке и "упаковке". То есть вызвалась быть навигатором в информационном океане. И, в случае с египетскими беспорядками, блестяще справляется с этой ролью, хотя власти старательно ей мешают.

Одновременно с бурными событиями в Египте мы имеем возможность наблюдать за развитием в Рунете дискуссии о роли СМИ в напряженной ситуации в России после теракта в "Домодедово" 24 января. И в блогах, и на нашем родном форуме большой популярностью пользуется идея о том, что журналистам следует отказаться от подробного освещения терактов. Дескать, главная цель террористов - посеять страх и панику, а ничто не способствует этому так, как распространение множества подробностей, неподтвержденной информации и слухов. Дескать, если о терактах никто не узнает, то они потеряют смысл и перестанут происходить.

Это, наверное, тоже отчасти логично. Примерно так же логично, как действия египетских властей по введению информационной блокады. Вот только в нашем случае ограничения распространения информации требует не диктатор, под которым зашатался трон, и не силовики, которые вообще обожают, чтобы никто ничего не знал, не вякал и делал что говорят. А сами граждане. Слава богу, не все, а некоторые. Причем эти некоторые, судя по их активности в Сети, - из продвинутого меньшинства, которое вообще-то принято считать опорой свободомыслия.

Согласно версии этих некоторых, освещение домодедовского теракта тремя главными российскими телеканалами - это не только не позор и не "просос", а - проявление ответственной гражданской позиции. Дескать, они не стали сеять панику сразу после взрыва, а потому молодцы и профессионалы.

За образцами такого "профессионализма" далеко ходить не надо - возьмите советские СМИ году этак в 1986-м. Освещение ими аварии на Чернобыльской АЭС - хрестоматийный пример работы по "нераспространению паники" путем замалчивания события. В отсутствие сколько-нибудь внятной официальной информации о происшествии общественность питалась слухами. А теперь представьте себе, что было бы, если бы хоть у кого-нибудь в городе Припять был смартфон с фотоаппаратом и доступом в твиттер, хотя бы по GPRS…

Штука в том, что страх и паника возникают не от информации, какой бы подробной она ни была, а от чувства беспомощности и беззащитности. Именно от беспомощности египетские власти лихорадочно пытаются убрать в коллектор информационный океан. Именно от привычного чувства беззащитности некоторые россияне обвиняют журналистов в том, что они им, россиянам, сообщают о том, что происходит в их стране. Именно поэтому информация вызывает у них отторжение, ярость и панику, и они не только не борются за ее свободу, а даже прямо требуют ее ограничения.

Но жаждущие блаженного неведения поздно родились: на дворе уже не 1986 год. Океан уже вырвался из коллектора.

Другие материалы рубрики
Экономика00:01Сегодня

Поднять целину

Россия хочет освоить гектары земли. Почему пример надо брать с Канады?