Бездна непонимания

Валерий Панфилов о мужеложстве, новостях и либералах

Политический обозреватель РИА Новости Николай Троицкий, насмотревшись фотографий с берлинского гей-парада, призвал уничтожать педерастов. И хотя призыв был опубликован всего лишь в дневнике журналиста, в считанные дни Троицкий превратился в бывшего обозревателя агентства.

В РИА Новости подчеркнули, что журналист нарушил корпоративный этический кодекс. Блогеры взвыли, в очередной раз осознав, что работодателю есть дело до того, чем сотрудники наполняют свои уютненькие дневники. Заодно обсудили и гомосексуализм как социальное явление.

Всякий раз листая блогосферу по утрам, я поражаюсь трем вещам: слепоте, идиотизму и бездне непонимания между людьми. Чего только не написали по поводу злосчастного поста Троицкого. И что (я смягчаю) педерасты схарчили обозревателя, и что теперь обозреватели должны быть геями, и что агрессивные геи вторглись в Россию, и что сам Троицкий - зеркало русской гомофобии.

Экслер указал, что любой журналист имеет право писать в дневнике, что угодно, а карать ли его за это или нет - решает суд; в свою очередь, работодателям может не захотеться работать с таким человеком. Темпераментный Носик сравнил Троицкого с Адольфом Гитлером.

Остальные блогеры привычно перепутали свободу и волю, а затем всласть обсудили достоинства и недостатки анального секса - мужчины с мужчиной, мужчины с изданием, издания с мужчиной и даже изданий друг с другом. При этом некоторые либералы начали по привычке строчить письма в РИА Новости, обвиняя агентство в нарушении конституционных прав и пророча этой стране цензуру со стороны властей и церкви.

Не надо быть телепатом, чтобы по оговоркам и вставленным "тем не менее", "хотя и грубо", "несмотря на то, что несогласен" понять - большинство в глубине души понимает, что РИА Новости поступили правильно. Но не понимает, почему, соскальзывая в обсуждение радостей однополой любви.

Вечно актуальный Веничка Ерофеев писал: "У публики ведь что сейчас на уме? Один только гомосексуализм". Умри, лучше не скажешь. Давайте договоримся - допустите на полминуты, что скандал с Троицким не имеет к гомосексуализму никакого отношения. А к чему же тогда имеет? Это, как писал уже Бабель, вы узнаете, если пойдете туда, куда я вас поведу.

Человеческий мозг - волшебное и восхитительно нелогичное на первый взгляд устройство. Мы можем, например, сопереживать Ларсу фон Триеру, объявившему себя нацистом, и совсем не жалеть грозу гомосексуалистов Николая Троицкого. Отчего так получается? Что делает их разными? Оба, казалось бы, публичные персоны. Но если выдворение Ларса из Канн кажется почти всем русским людям гримасой политкорректности, то увольнение Николая одобряет минимум половина граждан. А половина от оставшейся половины готова осудить Николая, как только РИА Новости объяснит, ПОЧЕМУ ИМЕННО были применены санкции.

Троицкий - журналист, а Ларс фон Триер - нет. Что ж с того? Разве не может, например, журналист прокоммунистической газеты написать в своем блоге, что капиталистов надо вешать на всех фонарных столбах? Разве применит редакция рыболовного журнала санкции к автору, предлагающему сунуть куда-нибудь палочку динамита всякому, кто глушит рыбу взрывчаткой?

Конечно, нет. То есть границы дозволенного меняются от издания к изданию. Отчего так? Оттого, что всякое издание живет с аудитории. И если оно проявит неуважение к какой-либо части своей аудитории, то нанесет себе непоправимый урон. Более того, если сотрудник издания публично (например, в блоге) продемонстрирует, что он неровно дышит к той или иной социальной группе, заслуженная нелегким трудом репутация издания пойдет насмарку.

Представьте, что Троицкому после его заявлений пришлось бы дать политический анализ берлинского гей-парада. Поверили бы читатели в его беспристрастность? Вряд ли. Могли бы принять его за лицемера, увидев нарочито нейтральный текст? Вполне.

РИА Новости имеет самую широкую аудиторию из возможных. Его сотрудникам нельзя публично обижать христиан, мусульман, гомосексуалистов, россиян, калмыков, татар, террористов, чиновников, евреев, велосипедистов, офицеров, посудомоек, пекарей, лекарей, детей, и даже полицию.

Кстати, о полиции. Гастарбайтеры и либералы ее не любят как раз за то, что полицейские предпочитают их всем остальным. В таких случаях говорят, что полиция у нас плохая, а охрана прав неравномерно распределена по обществу. Если такая же судьба постигнет СМИ, а тем более государственные федеральные новостные агентства, четвертой власти каюк.

Ничего личного. Ничего гейского. Ничего либерального. Только бизнес.

Другие материалы рубрики