Нервные люди

Петр Бологов о жизни с соседями

"Англия и Америка - две нации, разделенные общим языком". Эти слова Оскара Уайлда как нельзя лучше подходят и к России с Украиной, которые сомневаются в своем братстве и упорно пытаются схлестнуть "мову" с "великим и могучим". Но сталкивать эти два языка - все равно что противопоставлять пельмени вареникам: что-то я не встречал любителей пельменей, которые на дух не переносят вареники, или вареничного маньяка, агонизирующего при виде тарелки с пельменями. А вот когда дело касается двух языков, то таких людей оказывается полно. Абсолютно дурацкое и иррациональное явление.

Я глубоко убежден, что человек, свободно владеющий русским языком, находясь в украинской среде и не испытывая к ней отвращения, при желании или необходимости освоит украинский язык без проблем и в достаточно короткие сроки. Не в совершенстве, конечно, и, возможно, упустив массу нюансов, но изъясняться он сможет, а уж на слух воспринимать "мову" - тем более. И наоборот.

Но ведь не хотят же! Одни по каким-то личным мотивам - хотя какие могут быть личные мотивы по отношению к языку? А по отношению к флюоресцентности, например? "Я ненавижу флюоресцентность" - круто звучит, нечего сказать. Эти же персонажи порой пускают в ход железный аргумент: мол, мне не нравится, как этот язык звучит (а то, что он звучит до боли похоже на твой собственный, при этом игнорируется). Так обычно говорят россияне, а украинцы пускаются в рассуждения по поводу "оккупационного" характера русского языка.

Другие лелеют в себе нетерпимость к языку соседа из каких-то конъюнктурных соображений. Это по большей части относится к политикам, а точнее к политиканам. Но есть и те, кто в силу объективных обстоятельств действительно не может освоить чужой для него язык и становится заложником упомянутых политиканов.

Представьте себе абстрактную крымскую бабусю, с рождения проживающую в Севастополе и говорившую на русском всю свою сознательную жизнь. И вот она покупает в украинской уже аптеке какое-то там лекарство с инструкцией исключительно только на "мове". Не секрет, как трепетно пожилые люди относятся к сопроводительной документации к медпрепаратам, и можно себе представить, в какую панику ударится такая бабушка, прочитав в описании побочных эффектов про "підвищення м'язового тонусу" и "підвищену стомлюваність". Молодые и сообразительные разберутся, что к чему, и даже без интернета, а если человеку лет уже этак 70-80? Почему бы не выпустить инструкцию на двух языках, ну хотя бы с учетом упомянутого контингента? Но нет же.

На днях за крымских бабушек вступился генеральный консул РФ в Симферополе Владимир Андреев. В ответ МИД Украины прислал ему учебник украинского языка и русско-украинский разговорник. В Киеве, видимо, рассчитывали, что консул откроет в Симферополе языковые курсы для местных пенсионеров. Обидно, что эта очередная перепалка, кроме слабой волны презрения в адрес консула на украинских форумах и в адрес МИДа - на российских, никаких последствий не имела. Как и все предыдущие. Поскольку в высоких кабинетах сидят такие же мнимые пельмене- и варениконенавистники, какие в бесчисленном множестве процветают и на просторах сети.

Это они, выпучив глаза и брызгая слюной, подменяют элементарную логику заявлениями об обязательном знании украинского, невзирая на твой социальный статус, возраст, место проживания (пусть фактически и в российском анклаве). Это они же, едва не лопаясь от собственной важности, матерятся в адрес "собачьей мовы" и отрицают само существование украинского языка, признавая его гибридом великорусского и польского. Нервные люди, одно слово.

Из-за них и порождаемых ими политических перверсий, людей, убежденных в том, что русские и украинцы - братья, с каждым годом становится все меньше. Мы продолжаем оставаться соседями и могли бы жить без традиционных соседских склок, без шума, грохота и треска, как у Зощенко. Но ничего не изменилось со времен Михал Михалыча – мы все такие же нервные, "расстраиваемся по пустякам и деремся подчас чрезвычайно грубо, как в тумане". Очухались бы уже и подумали: "Вот те клюква, с чего же это мы, уважаемые граждане, разодрались?"

.