Чтобы как у всех

Ярослав Загорец о празднике и Владимире Путине

Вчера в России отмечали главный праздник девяностых годов. Вернее даже, главный ельцинский праздник. И вы знаете, когда я смотрел праздничные репортажи на Первом канале, мне было жалко Владимира Путина. Ведь у него своего праздника не будет никогда.

Нет, день рождения у Владимира Владимировича не отнять никому. Именины, если он их отмечает, тоже. Но вот так, чтобы был масштабный праздник, связанный с его именем, - это вряд ли.

И это очень обидно, ведь почти у каждого советского руководителя такой праздник был. За Лениным, понятное дело, закрепили день Седьмого ноября - красный день календаря, вьются флаги у ворот, пламенем пылая. Со Сталиным тоже вопросов нет - независимо от нашего мнения, День Победы связан именно с ним. Хрущев - это, конечно же, 12 апреля, Юрий Алексеевич Гагарин; Брежнев - снова 9 мая.

Леонид Ильич, которым сегодня восторгается окружение Владимира Владимировича (а может и он сам, только втихую), ко Дню Победы отношение имеет довольно далекое, но все же имеет. По крайней мере, память о том, что именно при нем 9 мая стало идеологическим праздником, сотрется не скоро. Учитывая то, что брежневская реставрация с недавних пор замаячила (можно сказать заалела) на нашем горизонте, к Леониду Ильичу мы так или иначе будем обращаться все чаще. Его население в массе своей, может, и не сильно любит, но достижения помнит. Олимпиаду вот провели.

Но вернемся к нашим праздникам. Хотя, по правде говоря, возвращаться уже особо не к чему - Андропов с Черненко при всех их выдающихся качествах ничего в производственный календарь внести не успели. К лучшему это или к худшему, это пусть историки разбираются - как и насчет Горбачева, который в своей должности наделал куда больше двух своих предшественников, но выходных согражданам тоже не прибавил.

Зато Ельцин обогатил наш быт не только тем, чем он его обогатил, но еще и Днем принятия декларации о государственном суверенитете России - то есть тем самым Днем России. Ну, который вчера отмечали.

Правда, нужно быть честными самим с собой: праздник получился так себе. Дата важная, а вот ощущения - такого, чтобы как 9 мая - нет. Потенциал у этого дня, конечно имеется, но даже до 12 апреля ему сегодня не дотянуться. Черт его знает, почему так вышло - то ли девяностые разочаровали, то ли двухтысячные дискредитировали. Да и не об этом мы, а о чувстве.

А чувство такое, что фантазия на красные дни у наших руководителей иссякла. Ну не будем же мы ассоциировать с Путиным День... этого, как его... Народного согласия что ли. Эдак и День Петра с Февронией Муромских на Дмитрия Медведева спроецировать можно. У Дмитрия Анатольевича, кстати, был шанс войти в историю с 12 августа - днем-принятия-решения-о-завершении-операции-по-принуждению-Грузии-к-миру. Но он этим шансом не воспользовался. Как, впрочем, и многими другими.

Так что же получается, останется Путин в памяти потомков без праздника? С одной стороны, времени еще много, а с другой - не так чтобы очень. Дни бегут, годы уходят, в космос уже слетали, войны нам не надо. Суверенитет уже задекларировали, а больше вроде как гордиться и нечем.

Разве что Олимпиаду провести. Так, чтобы поколения запомнили.

Другие материалы рубрики