Вокруг смеха

Юрий Сапрыкин о православных обидах

Я сейчас скажу страшную вещь: Филипп Киркоров - очень неплохой певец. Как-то раз посреди новогодних праздников я услышал по телевизору песню "Немного жаль твоей любви, немного жаль твоей надежды" - и должен признаться, что в уголке глаза в этот момент начала собираться предательская слеза (хотя, возможно, виновато похмелье). К сожалению, обсуждать собственно музыкальные достоинства Филиппа Киркорова в отрыве от прочих его публичных жестов и высказываний уже не очень возможно: количество чепухи, которую он несет в разнообразных эфирах, гораздо важнее качества его верхнего "до".

Проблем с его общественно значимой активностью, в сущности, две: 1) Киркоров слишком нарочито подает себя в качестве светоча добра и красоты и 2) Киркоров постоянно на что-нибудь обижается и, вопреки пункту 1, начинает скандалить. Нельзя сказать, чтобы его обидчики вызывали какую-то симпатию - и вопрос той самой журналистки в розовой кофточке был, откровенно говоря, идиотский, и режиссер развлекательных программ в Останкино, на которую ФК накинулся с кулаками, наверняка не самого ангельского нрава, и сотрудники всевозможных лайфньюзов, которые постоянно пытаются выведать что-нибудь эдакое про его многообразную интимную жизнь, тоже не тянут на героев, но когда маэстро начинает кричать на них страшным криком, обвиняя в безнравственности и непрофессионализме, ничего не остается, кроме как встать на их сторону и выступить в их защиту.

На церемонию вручения премии "Серебряная калоша", где обычно шутят обидные шутки про Киркорова и ему подобных, я в этом году угодил впервые в жизни. Как назло, именно в этот момент организаторы церемонии решили изменить ее, так сказать, направленность: объектами для вышучивания, в соответствии с последними веяниями, стали теперь Света из Иваново, рабочие Уралвагонзавода, депутат Милонов, Кристина Потупчик и прочие общественно-политические персонажи, которых и без всякой "Калоши" непрерывно вышучивает российский сегмент интернета. О том, как это было, уже написал мой коллега Олег Кашин - и точно так же, как Кашин, я сбежал минут через двадцать после начала церемонии, когда переодетый в артиста Чаплина человек начал петь песню от имени протоиерея Чаплина.

Весь остаток вечера я тихо скрипел зубами, пообещав себе никак по этому поводу не высказываться: организаторы явно хотели сделать хорошее дело, собирались донести до своей (вполне останкинского разлива) аудитории Правду о Положении Дел в Стране и пройтись шершавым языком сатиры по всем врагам нынешней перестройки. Поэтому обижать организаторов своим гундежом мне ужасно не хотелось - хотя ну честное слово, невозможно уже произносить шутку про 146 процентов чего бы то ни было и ждать смеха в зале! и если в петросяновском анекдоте про тещу заменить слово "теща" на слово "Потупчик", смешнее анекдот не станет! и не может же один из лидеров российской оппозиции, переодеваясь в костюм лошади, не понимать, что отныне именно фотографию в костюме лошади будут пользовать в хвост и в гриву по всякому антиболотному поводу, снабжая ее подписью "Так выглядят лидеры российской оппозиции"!

Но тут со своим гундежом выступили другие, и приходится взяться за перо.

Если честно, вручения "Серебряной калоши" Патриарху на общем фоне я просто не заметил - само название номинации "Чуровщина года" по нынешним временам заставляет временно отключить зрительно-слуховые рецепторы (учитывая, что единственным способом узнать о факте такого вручения была постоянно глючащая трансляция на сайте радиостанции, этого не должен был заметить вообще ни один человек на свете). И в любой - хоть земной, хоть небесной - иерархии шуточная премия радиостанции "Серебряный дождь" и глава Русской православной церкви - вещи до такой степени несопоставимые, что один из них просто не должен знать о существовании другой.

Но оказалось, нет. Протоиерей Всеволод Чаплин (опять об Гоголя) считает, что вручение "Калоши" Патриарху является оскорблением каждого православного человека. Глава пресс-службы Патриарха полагает, что организаторы премии нанесли вред своим душам. "Православный эксперт" Кирилл Фролов заявляет, что "Калоша" распространяет информационную радиацию, убивающую нашу государственность и наш народ. Глава канала Russia Today Маргарита Симоньян призывает православных идти пикетировать дома организаторов церемонии. Короче, "вставай, страна огромная, вставай на смертный бой, с болотной силой темною, с бесовскою чумой".

Кажется, где-то я это уже слышал: все последние месяцы православные эксперты по поводу и без повода сообщают, что церковь (а вместе с нею и отечество) в опасности, что душа народная страдает от потока кощунств, а нравственные скрепы, на которых весь мир наш держится, вот-вот рухнут, не выдержав очередного богохульного ролика на ютьюбе. И каждый раз я впадаю из-за этого в непроходимую тоску.

Потому что вообще-то я за добро и красоту - а церемония "Серебряная калоша" мне, если по совести, совершенно не дорога. Я понимаю, насколько легко задеть чувства верующего - и не считаю перформанс Pussy Riot великим произведением искусства. Меня ужасно трогает очередь из желающих прикоснуться к Поясу Богородицы - и совершенно не веселят шутки про часы патриарха. Но когда официальные лица РПЦ начинают пугать вселенской катастрофой в тот момент, когда известная телеведущая неудачно шутит на сатирическом шоу - ничего не остается, кроме как встать на защиту известной телеведущей. И когда молодых девушек методично закатывают в тюремный бетон за не слишком удачный перформанс - я вынужден согласиться с тем, что это выдающаяся акция, а у гонителей Pussy Riot нет сердца. Я очень хотел бы, чтобы произведения можно было судить по законам прекрасного, а над шутками - просто смеяться (или нет), но когда православные эксперты начинают обижаться на каждый чих, объявляя при этом чихающих исчадиями ада - извините, ребята, тут уже шутки в сторону.

Потому что ни в какой логике и ни по каким законам, божеским и человеческим, Русская православная церковь не может вести себя как Филипп Киркоров.

Россия21:0115 августа

Игры победителей

В Москве прошла мини-олимпиада для детей, преодолевших тяжелые заболевания