Сильная личность

Александр Амзин о радости единоначалия

В Совете по гражданскому обществу и правам человека творится безобразие. Правозащитники один за другим покидают эту богоугодную организацию. У каждого на то свои причины. Но создается ощущение, что в мае 2012-го всем им разонравилась приставка "при президенте Российской Федерации", сопровождающая полное название организации.

Претенденты на освободившиеся посты уже занимают места в очереди. В администрации президента предлагают новые механизмы формирования совета. Современные, модные механизмы - утверждать правозащитников в ходе интернет-голосования. Надо думать, во исполнение февральской программной статьи Владимира Владимировича.

В бессмертном "Граде обреченном" братьев Стругацких есть такая сценка. Фриц Гейгер, сильная личность и любитель наводить порядок железной рукой, забеспокоился об отсутствии среди населения писателей и прочего креативного класса. Сами писатели ему лично были не нужны, но у каждого уважающего себя общества они есть. А раз их нет во вверенном ему обществе, значит, оно ущербное. Бракованное.

Такой подход характерен для многих сильных личностей, а наш президент именно таков. Любые властные институты существуют для поддержки принятия его решений. Если ради этого необходимо превратить Совет Федерации в декорацию, а Госдуму – в нажимателей кнопки "лайк", так тому и быть. Не распускать же парламент, который есть у любой уважающей себя страны.

С парламентом тесно связано и обещание передавать на рассмотрение законопроекты, набравшие в Сети свыше ста тысяч подписей. Этот механизм - не для диалога с властью или конструктивной критики. Сто тысяч критиков и раньше могли обратиться к своему депутату, обладающему правом законодательной инициативы.

Зато из миллионов рунетчиков легче набрать тех, кто, как говорил Жванецкий, всегда готов, приходит куда надо и отвинчивает руками, ногами, зубами, преданно глядя государству в глаза. Это тоже признак сильного владетеля - из скромности выпускать угодные законы по единогласному требованию народа.

С Советом по правам человека, к сожалению, неудобно получается. Приходится игнорировать его воззвания. Расформировать нельзя - не поймут. Остается поступить так же, как с парламентом. Беда лишь в том, что Совет по правам человека демократически - методами большинства - формировать по определению противопоказано.

Правозащитники - это всегда представители и последняя линия обороны угнетаемых меньшинств. Чего только ни предъявили члены Совета Медведеву в последние дни президентства. Насильственные браки и пытки в Чечне, цензуру в СМИ, отсутствие активных действий по сохранению исторической памяти и так далее.

Правозащитник защищает тех, кто живет не по правилам большинства. Сирот, мигрантов, гомосексуалистов, жертв домашнего насилия и полицейского произвола. Граждан, живущих за чертой бедности; оппозиционеров; получающих угрозы членов профсоюзов. Женщин, которым платят меньше, чем мужчинам. Ветеранов, пенсионеров, инвалидов. Больных и осужденных.

Надо иметь особый склад ума, чтобы защищать меньшинство. Таких людей мало. Они на вес золота. Многие из них были членами уходящего в прошлое, медведевского собрания правозащитников.

К счастью для российской демократии, незаменимых легко заменить. Достаточно организовать управляемые выборы и дать список на подпись президенту. В конце концов, это совет при нем, а не он при совете.

Другие материалы рубрики